Храмы Прибужья

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

ЗАКРЫТИЕ ЦЕРКВЕЙ

Кампания по закрытию церквей продолжалась по всем городам и селам Николаевщины с нарастающим напряжением. Безбожники организовывали сбор подписей жителей в письмах, где требовалось закрывать храмы, снимать колокола. Только под требованием закрыть в Николаеве церковь 58-го Пражского полка (Полковую) они собрали 5584 подписи и 27 резолюций общих собраний рабочих предприятий. В селе Богоявленском (теперь Корабельный район Николаева) на большом собрании представителей жителей микрорайонов было принято постановление: закрыть одну церковь и снять колокола с обеих церквей. За это проголосовало 730 человек против 230.(ГАНО, Р-118,.оп.1,.д.302).

Николаевская городская общееврейская беспартийная конференция приняла постановление о закрытии Хоральной синагоги с последующей передачей ее для проведения культмассовой работы на еврейском языке. (ГАНО, Р-118, оп.1, д.300, л.70).

11 сентября 1929 года собрание немцев — трудящихся г. Николаева, на котором присутствовало 70 мужчин и 55 женщин, постановило: потребовать от городских властей передачи немецкой лютеренской церкви под клуб. 29 сентября 1929 года общее собрание прихожан этой церкви, на котором присутствовало 180 верующих прихожан, приняло постановление против закрытия церкви. (ГАНО, Р-118,оп.1, д.300, л.394- 396). В это дело вмешался германский консул в Украине и Министерство иностранных дел республики.

Комсомольские собрания сел Бармашево и Еланец приняли постановления о закрытии церквей и передаче их под клуб, а комсомольцы Николаева требовали закрыть главную синагогу на ул. Черниговской — тоже под клуб. (ГАНО, Р-2801, д.445, л.70-73).

Безбожники повсеместно организовывали самовольное закрытие церквей, не дожидаясь решений органов власти. В селе Дрентелево священника и часть пятидесятки арестовали, церковь закрыли и передали в пользование села/ГАНО,Р-118,оп.1, д.300, л.349).

Что творилось в селах, описывает епископ Рафаил в своем письме в Николаевский окрисполком 4 февраля 1930 года:

«23 ноября 1929 года в селе Новоюрьевка Новобугского района организация безбожников, при содействии председателя сельского совета насильственно захватила и разграбила церковь. Трактором купол был свален на землю, все убранство внутри церкви разбито. С ноября до настоящего времени церковь остается закрытой. Это послужило массовому захвату церквей в пределах Николаевского округа, начавшегося 19 января 1930 года и не заканчивающегося.

19 января с.г. при деятельном участии сельсовета захвачена церковь в селе Новопетровка, захват сопровождался разгромом богослужебных принадлежностей, разбит иконостас, все вынесено за ограду церкви, облито керосином и сожжено. Затем была приглашена музыка и состоялось массовое гуляние. В Новоодесском районе были закрыты все церкви, кроме одной. К настоящему времени в пределах Николаевского округа самовольно местными сельскими организациями захвачены церкви в селах Новоюрьевке, Новодмитровке Новобугского района, Песках, Касперо-Николаевке, Балацком Баштанского района, Касперовке, Новопетровке, Михайловке, Сухом Еланце, Малиновке (Дымовке), Троицком, Гурьевке Новоодесского района.

В несомненной связи с обострившейся антирелигиозной кампанией в округе стоят аресты священников: Павла Кульчицкого (уже 3 месяца в заключении), Дермидонта Матакова, Вячеслава Иванова, Михаила Ждановского и Фаддея Ждановского. Кроме того, у многих священников, приравненных, очевидно, к кулакам, местные власти конфисковали все имущество, как, например, у священников Ф.Оленицкого, Д.Матакова, Ф.Мищицкого и др. Многие священники под разными угрозами вынуждены были уехать из мест своего жительства.

К характеристике того бесправного положения, в каком находятся религиозные общины и служащие культа, свидетельствуют факты вторжения во время богослужения представителей местных властей с требованиями публичного отречения от сана служителя культа (с. Касперовка Новоодесского района). Просьба оградить от беспредела». (ГАНО, Р-118,оп.1, д. 329, л. 1-55).

4 февраля 1930 года в городе Очакове наложили арест на все имущество протоиерея Тихона Козлова. (ГАНО, Р-118, оп.1, д.329, л.58).

Новобугский райисполком наложил штраф на священника Шитаре- ва за то, что он ходил по домам прихода, священнодействуя не в праздничный день, 12 марта 1929 года. (ГАНО, Р-118,оп.1,д.329,л.53).

Поставленные в такие тяжелые условия, служители церкви не выдерживали притеснений и отказывались от сана. 23 января 1930 года священник Свято-Покровской церкви села Гурьевка А.И.Пославский публично отрекся от сана священника. (ГАНО, Р-118,оп.1,.д.328,.л. 1-10).

Священник бывшей Украинской церкви в Николаеве Анатолий Ставрович публично отказался служить в церкви, о чем сделал заявление в газете «Червоний Миколаїв» 5 января 1929 года.

(ГАНО, Р-118,оп.1, д.300,л.12).

И таких случаев в области было немало.

Закрытие церквей и разграбление церковного имущества послужило поводом «деловым людям» для организации скупки и торговли ценными вещами.

13 декабря 1929 года Киевская контора Госторга открыла в Николаеве пункт заготовки для экспорта «церковных риз и других ценных вещей, как старинных, хорошо сохранившихся, так и более поздних».(ГАНО, Р-118,оп.1, д.ЗОО, л.353).

Понимая, какую угрозу национальной культуре наносит тот беспредел, который совершается в ходе антирелигиозной кампании, дирекция Николаевского историко-археологического музея в январе 1930 года обратилась в окрисполком с письмом, где говорилось: «Сейчас по инициативе широких масс общественности закрывается много церквей, причем инвентарь и различное имущество церковное поступает в распоряжение администрации, которая распоряжается им без учета того, имеет ли оно историческую ценность или нет.

Таким образом, гибнут вещи, имеющие историческую ценность. Чтобы избежать этого, просим Вашего распоряжения, чтобы при закрытии каждой церкви на территории Николаевщины своевременно сообщалось Николаевскому историко-археологическому музею и, чтобы административные органы ни в коем случае не реализовывали и не уничтожали церковное имущество до осмотра его представителями нашего музея с целью отбора вещей, имеющих историческую ценность». (ГАНО, Р-118,оп.1, д.ЗОО, л.353).

Как же правы были ученые мужи, опасаясь за судьбу национальной культуры! Газета «Красный Николаев» 31 января 1930 года сообщала:

«22 января 1930 года в селе Пески Баштанского района закрыли церковь под школу. На площади спалили шесть возов икон. Из 350 домов только в 20 не отдали иконы»; «с. Софиевка Новобугского района. 22 января вывезли за село и спалили 200 икон». (Вероятно, это были иконы Пелагеевской церкви, так как в Софиевке церкви не было).

Верующие граждане не мирились с безбожным беспределом. Во все инстанции окружных, республиканских и союзных властей шли письма и обращения с просьбами не закрывать церкви. В некоторых случаях прихожане посылали и ходоков.

Такое положение вынудило Николаевский окрисполком 28 декабря 1929 года дать телефонограмму райисполкомам: «Окрисполком требует прекращения всяких посылок делегатов в Харьков и Николаев по вопросу ходатайства о закрытии религиозных зданий».(ГАНО, Р-161,оп.1, д. 731, л.2).

Но, как говорится, процесс пошел. В 1929 году постановлением секретариата ВУЦВИК закрывается Хоральная синагога в Николаеве, синагоги в Баштанке, Новом Буге, Добром, Кривом Озере, Новополтавке; Свято-Александровская часовня в Николаеве; церкви в Новопетровке Новоодесского района, в Баштанке — Свято-Николаевская, а также в Новодмитриевке Казанковского района, Дрентелево Владимирского района.

В 1931 году в Николаеве закрываются Госпитальная церковь, лютеранская кирха, синагога «Ашкенази» и синагога в Варваровке. В 1932 году закрывается большинство синагог в Николаеве, Первомайске, Вознесенске и в других населенных пунктах Николаевского, Первомайского, Херсонского, Ананьевского, Балтского, Зиновьевского округов, в состав которых входили в то время некоторые районы Николаевской области.

В 1934 году постановлениями секретариата ЦИК Украины закрываются церкви в Николаеве: Касперовской иконы Божьей Матери, Рождества Богородицы Всех Скорбящих Радости, Свято-Николаевская в Большой Коренихе, римско-католический костел, две синагоги и большинство церквей в городах и селах области. Даже в таком забытом крае, как Кинбурнская коса — в селе Покровка — закрыли церковь и передали сельсовету для переоборудования под клуб.

В январе 1936 года Николаевский горисполком докладывал Одесскому облисполкому о количестве закрытых церквей и молитвенных домов за период с 1920 по 1935 годы и о том, как они используются. Согласно этому документу, было закрыто в Николаеве и Николаевском районе 27 храмов. 26 из них отданы под клубы, театры и другие культурные заведения. Продолжали функционировать 26 церквей, в том числе в селах: Баловное, Матвеевка, Кисляковка, Калиновка, Терновка, Воскресенск, две — в Богоявленске, Водопое; четыре синагоги и четыре секты. (ГАНО, Р-8оп.1, д.717, л.6-7).

В ходе антирелигиозной пропаганды, наряду с закрытием храмов, проводились репрессии против служителей культа. 1 февраля 1930 года в селе Калиновка Николаевского района были арестованы местный священник Г.Я.Вильковский и десять жителей села. Их обвинили в том, что они проводили среди населения антисоветскую агитацию, направленную против коллективизации сельского хозяйства, выполнения плана хлебозаготовок. Самого Г.Я.Вильковского — в том, что он призывал сельчан выступить против закрытия церкви и снятия с нее колоколов. На основании сфабрикованных обвинений 10 апреля 1930 года тройка при коллегии ГПУ УССР приняла постановление о выселении Г.Я.Вильковского и семи жителей села в северные районы страны сроком на три года. Троих крестьян оправдали.

24 марта 1930 года был осужден к пяти годам заключения в лагере священник с. Новопетровка Новоодесского района.

23 ноября 1932 года арестовали священника села Благодатное И.М.Корольчука, обвинив его в проведении агитации, направленной на срыв хлебозаготовок и роспуск колхозов. В это время жители села вследствие неурожая голодали, и И.М.Корольчук справедливо считал неправильным выгребать у крестьян остатки зерна. Особая коллегия ГПУ УССР осудила И.М.Корольчука на три года лагерей.

23 ноября 1933 года «тройкой» коллегии ГПУ УССР по сфабрикованному обвинению в «подпольной контрреволюционной работе» был осужден к заключению в исправительно-трудовых лагерях сроком на 10 лет настоятель римско-католического собора в городе Николаеве Х.Л.Зиско.

Настоятели немецких католических церквей с.Широколановка Ве- селиновского района А.И.Гофман, с.Песчаный Брод того же района — И.П.Крушинский, с.Веселое Варваровского района — Р.М.Лоран, с.Степовое Варваровского района — И.Л.Тауберг были обвинены в пропаганде среди верующих идей фашизма и прочих надуманных грехах. 28 апреля 1935 года они были осуждены Одесским областным судом к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях с конфискацией имущества. (Газета «Piднe Прибужжя» от 24 ноября 2001 г.).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28