Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ

Грянула осень 1917 года. Все имущество яхт-клуба и флот по решению Ревкома были национализированы. И. К. Жовжаров рассказывал: «У недовольных и обиженных владельцев я принял 109 судов и более 40 призов, завоеванных николаевцами в различных гонках».

1918 год. Война, голод, интервенция.

Красавицы-яхты с кое-как замазанными смолой бортовыми щелями используются для рыбалки. Спасают горожан от голода. Некоторая часть флота сгорела в буржуйках. Лучшие яхты угнаны за границу.

В детстве слышал рассказы старых моряков о том, что некоторые хозяева фелюг из Голой Пристани, Збурьевки, Покровки на своих судах с семьями и хозяйством уходили. И если их спрашивали, куда, отвечали туманно — «На Босфор». С тех самых пор для всех не каботажных черноморских моряков «На Босфор» стало синонимом свободы.

Наступила весна 1919 года. Спортивный комитет пригласил желающих пожаловать на открытие Первого Пролетарского яхт-клуба. Это произошло 25 мая 1919 года. Восьмого июня в полдень начались «Народные спортивные гуляния», гонки парусных судов пролетарского яхт- клуба на денежные призы и дипломы. Меценатами были:

1. Союз рабочих водного транспорта.
2. Отдел народного образования.
3. Отдел Всеобуча.

Работал буфет и играл оркестр. Проводился прием заявлений от желающих заниматься гимнастикой, плаванием, греблей и парусом.

К сожалению, шла гражданская война, и оптимистические планы желающих были разрушены самым безжалостным образом. Нужно было делать выбор и идти воевать.

В январе 1920 года в город вернулись «красные», и в конце зимы вышло «Распоряжение Губвоенкома». В целях пролетаризации спорта и поднятия его на должную высоту приказывалось всем спортсменам явиться в отдел Губвсеобуча для мобилизации:

20 марта — яхтсмены,
21 — футболисты и теннисисты,
22 — бойскауты «бойз и герлз»,
23 — атлеты тяжелые и легкие,
24 — велосипедисты и мотоциклисты,
25 — пловцы, инструкторы и магистры.

Яхтсмены призывались первыми, потому что сухопутный транспорт и дороги находились в зачаточном состоянии. Основные перевозки людей и грузов осуществлялись по воде. Старики рассказывали, что бывали штилевые дни, когда почти все пространство между Очаковом и Кинбурнской косой заполнялось штилеющими дубками и фелюгами. И на каждую нужен капитан.

У А. И. Куприна есть рассказ о балаклавских греках. Там русский царь радостно здоровается с выстроенными на берегу рыбаками: «Здорово, ребята!». Те молчат. Царь подумал — растерялись, и повторил приветствие, — опять молчат. И тогда он их спросил: «Вы почему не отвечаете?» Самый смелый произнес: «Тут ребят нету — тут все капитаны».

Примерно так же в яхт-клубе: каждый третий-четвертый— капитан. Кстати, в дореволюционной России вместе с дипломом яхтенного шкипера присваивался первый офицерский чин.

Вернемся в 1920 год.

1. Все спортивное имущество объявляется мобилизированным.
2. Привести в порядок площадки, клубы, залы, пристани не позднее 15 апреля.
3. Всем владельцам ботиков, яхт, шлюпок, катеров, вельботов приготовить их к спуску на воду к 15 апреля.
4. Владельцы судов, имеющие опыт рулевых, мобилизируются как инструктора со своими судами.
5. Бесхозные и неотремонтированные суда национализируются.
6. Спортивные организации переходят в ведение уездного, а яхт-клуб — губернского Всеобуча.

Казаки шли на войну со своим конем, а николаевские яхтсмены — со своей лодкой.

В 1921 году в здании яхт-клуба началась подготовка молодежи для службы на флоте.

Обучали старые яхт-клубовские кадры. Александр Данилович Квитка, бывший шкипер яхты «Бурун», преподавал общефизическую подготовку. Александр Павлович Стоянов, бывший капитан яхты «Нелли», — судовождение и навигацию. Поминальник — организацию соревнований, морские традиции. Иван Дмитриевич Биценко — морскую практику, семафор, греблю. Андросов — плавание.

У причала стояли две учебные яхты — «Соня» и «Кунгас», шестивесельный ял и две четырехвесельные гички.

Сохранились имена первых курсантов.

Георгий Васильевич Бабенко. Старший строитель, главный инженер завода им. 61 Коммунара. Его именем названо буксирное судно.

Египко Николай Павлович, первый в Николаеве и один из первых моряков во всей стране стал Героем Советского Союза. Моряк, подводник. Послевоенные годы преподавал в Ленинградском училище им. Фрунзе (бывший Морской корпус).

В яхт-клубе была своя хоккейная команда. В южном регионе наши ребята держали в напряжении многих. В Москве на всероссийской олимпиаде со счетом 12:2 победили столичную (в те годы) харьковскую команду.

Вновь начала работать яхт-клубовская судоверфь. Яхт-клуб стал доступен пролетариату. Остро стояла проблема членских взносов. Время было голодное, и даже незначительная часть семейного бюджета, истраченная на водные увлечения, сказывалась на благополучии семей яхтсменов. Несмотря на это, яхт-клуб был полон людьми как никогда.

Ватерпольная команда морпункта стала победительницей в первенстве Одесской губернии. О первых николаевских ватерполистах не много известно. Коротко о капитане команды Сергее Романовиче Короткове.

В 1923г. ему было 19 лет. Всю свою жизнь посвятил спорту, занимался плаванием, водным поло, хоккеем. В 1939 году ему первому на Украине было присвоено звание судьи Всесоюзной категории по плаванию.

С 1947 по 1950 годы он был директором яхт-клуба и директором школы плавания.

1923 год. Начало мая. Яхты сверкают надраенной медью, белоснежными бортами и отлакированными палубами. Открытие сезона. Романтичная чопорность дореволюционных праздников уступила место шумным народным гуляниям. Сценическим гвоздем открытия сезона была «Революционная буффонада», Дословно — Шутовство, паясничание, с резкой критикой демонстрирующее недостатки одних и достоинства других. В летние месяцы Окрвсеобуч устраивал тематические «Грандиозные спортивные гуляния»: парусные гонки, соревнования по гребле и плаванию. Любимым зрелищем было выступление гимнастов В. Минати и Л. Забокритского. Большая часть денежного сбора пошла на строительство в губернской Одессе нового стадиона. Музыкальная программа: конферансье — некто Михаил Солнцев.

Летом у Царской пристани установили вышку для прыжков в воду. Крейсерские яхты «Октябрь» и «Большевик» отправились в Одессу, где проводилась Губернская Морская Олимпиада. Вот имена победителей: А. Торговицкий, И. Биценко, В. Минати, Л. Забокритский, А. Дмитриев, Л. Левенсон, С. Коротков, А. Емельянов, Я. Пупоед, Ю. Яровицкий, А. Некрасов, К. Шелестова, Е. Иванова, С. Свирин, А. Максимов.

Возвращение было торжественным, на берегу встречали радостные земляки, и по давней яхт-клубовской традиции в черное южное небо взвились огни фейерверка. Во все времена не было слаще для николаевского спортивного болельщика победы, чем «виктория» над одесситами.

Всегда Одесса была богаче, чем наш город, и посвободнее.

Торговать — не судостроительную и военно-морскую службу во имя Отечества править.

Зимой с 1923 на 1924 год — чемпионат города по хоккею. Из пяти городских команд яхт-клубовская стала чемпионом.

1924 год знаменит тем, что у нас впервые появились две яхты с бермудским вооружением — «Наяда» и «Одуванчик». Простота эксплуатации таких судов позволяла сокращать экипаж, значит, на борт можно было больше брать гостей и пассажиров.

В эти годы комсомол берет шефство над флотом. Огромный патриотический подъем. Желающих служить на флоте великое множество.

Вот как об этом пишет Леонид Соболев: «Это был год первого комсомольского набора на флот, и почти все ученики, что у нас на корабле служили, недавно еще были комсомольскими работниками не ниже уездного масштаба». Рассказ идет о вреде пережитков прошлого. Одним из самых вопиющих был виртуозный боцманский мат. Соболев в те годы был комиссаром и пытался бороться с боцманской филологией и амбициозностью комсомольских вожаков. «Товарищ дорогой, у нас военный флот, а не губернская конференция. Народ вы молодой, флота не знаете, учить вас морскому делу надо. А где мы другого такого специалиста по шлюпкам, парусам, тросам и другим премудростям найдем, в учебниках не все написано, а в нем (боцмане) двадцатилетний опыт. Кто вас научит узлы вязать, краски составлять, фигурные маты плести?».

Тут необходимо оторваться от советского морского классика и поразмышлять. Парень, призванный на флот из сухопутных губерний, несмотря на комсомольский задор, никем, кроме носителя идеологии, в первые годы службы на корабле быть не мог. Наши, прошедшие яхт-клубовскую школу, сразу же становились специалистами. Летом 1924 года на Спасском рейде провели соревнования по гребле между военными моряками комсомольского набора с канонерской лодки «Красный Аджаристан» и яхт-клубовскими допризывниками. Военные моряки потерпели сокрушительное фиаско.

Яхт-клуб стал основной в городе базой академической гребли, кроме народных гребных лодок в яхт-клубовской флотилии было шесть академических. В 1900 году гонки на академических судах впервые были включены в программу Олимпийских игр. Первые гонки в СССР состоялись летом 1923 года. Одно из условий — стартуют шесть лодок. Отсюда число яхт-клубовских академичек — шесть штук. Они готовились к большим стартам. До нас дошли имена экипажа с «четверки» — рулевой В. Константинов, гребцы А. Дмитриев, А. Емельянов, В. Вернадский, В. Минати.

Сезон 1924 года закончился гонкой на звание «Первого гребца города». Победив девятерых именитых соперников, «Первым» стал Леонид Дмитриевич Биценко. Вот как о нем пишет Севастьянов.

«Леонид Дмитриевич Биценко родился в 1888 году в семье садовника. Рядом с яхт-клубом, там, где сейчас база спортивного общества «Динамо», была дача семейства Рэно. Отец Леонида Дмитриевича работал у них садовником. В юношеские годы Леню определили юнгой на парусный корабль, и отправился мальчик в свое первое плавание.

Потом революция, гражданская война, разруха, холод и голод. Отмороженные пальцы на ногах были ампутированы, бесконечные госпитали. Домом Леонида Дмитриевича стал яхт-клуб. Здесь он воплотил в жизнь свою мечту».

Райские дореволюциоиные куши в годы лихолетья сгорели в «буржуйках». Все нужно было делать заново: распланировать парк с его клумбами и дорожками, найти саженцы, черенки, семена. Маленький домик садовника весь был заставлен ящиками и горшками с цветочной рассадой. Впоследствии была пристроена оранжерея.

В освободившейся комнате дружная семья Биценко длинными зимними вечерами чинила паруса для предстоящих летних «баталий». На уговоры знакомых рыбаков вместе порыбачить отвечал неизменным: «Мне нельзя, ночью нужно поливать сад». В яхт-клубе становилось все лучше, подросли кустарники, дикий виноград обвил все здание. Леонид Дмитриевич научил дочь собирать семена дикорастущих растений, это стало обязанностью Тамары. Детства, какое бывает у всех детей, у нее не было. Судьба подарила ей сказку с огромным замком, множеством комнат, сторожевыми башнями, к которым вели винтовые лестницы с резными перилами. У волшебства было свое имя — яхт-клуб, и был добрый волшебник — ее отец, который превратил сад в цветущий рай, которым можно было любоваться часами. Середину большей из террас украсила клумба в виде горки. Центром ее была узколистная пальма, остальное пространство занимали ковровые растения, переплетенные в причудливом узоре. Отвесная стена заросла резедой. Кстати, растения с сильным запахом почти всегда бактерицидны, поэтому воздух лимана, напоенный ароматом яхт-клубовского сада, был целебным. На нижней террасе красовались герань, флоксы, гвоздики и львиный зев. По вечерам благоухала матиола. А творец этого чуда придумывал все новые рисунки из цветов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41