Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Семья Прокофьевых

Считаю необходимым вспомнить Прокофьевых.

Дед, Прокофьев Иван Петрович, родился в 1794 году в Николаеве. Был штурманом прославленного брига «Меркурий». Перед историческим сражением с турецкими кораблями Казарский собрал на военный совет офицеров. Тут интересная подробность. Во многих публикациях по этому поводу пишут: «По старой морской традиции первым свое мнение должен был высказать самый молодой». Прокофьев был младшим по званию, а по возрасту старше командира Казарского на четыре года. После окончания николаевского штурманского училища строевым офицером мог стать только дворянин. Юношей из семей разночинцев выпускали штурманами, и они почитались на кораблях менее строевых офицеров.

Иван Петрович предложил в случае угрозы захвата турками «Меркурий» взорвать. Командир и экипаж высказали свое согласие, и в знак уважения и доверия Прокофьеву было поручено с заряженным пистолетом находиться возле крюйт-камеры и в случае необходимости произвести роковой выстрел. Такие поручения зеленым юнцам и слабонервным не доверяют. Тут нужна твердая воля и холодный расчет.

Окончен четырехчасовый бой! Настал момент небывалой победы. Корабль получил 22 пробоины в корпус и около 300 в паруса и такелаж. За беспримерный подвиг корабль был удостоен высокой награды носить кормовой Георгиевский флаг и вымпел. В 1834 году на Матросском бульваре в Севастополе был открыт памятник с краткой надписью: «Казарскому. Потомству в пример». И. П. Прокофьеву за высокое мужество было присвоено звание штаб-капитана, вручены орден Святого Георгия и фамильный герб, украшенный пистолетом. В 1865 году его не стало. Погребен рядом со своим командиром Александром Ивановичем Казарским.

К яхт-клубу от подвига «Меркурия» ведет тоненькая нить. На учредительном яхт-клубовском собрании присутствовал старый боевой товарищ Прокофьева Федор Евстафович Спиридонов — штурманский ученик с брига «Меркурий», автор изданной в Николаеве книги «Воспоминание о подвиге брига «Меркурий» 14 мая 1829 года».

Он был театралом и любителем музыки. Его кантата «Черноморская стража» была хорошо известна в России.

Вернемся к Прокофьевым. Через год после смерти деда, в 1866 году, родился внук Николай Дмитриевич Прокофьев. После окончания Николаевского реального училища он стал студентом Петербургской академии художеств. Молодой человек обладал незаурядными талантами.

Узнав некоторые подробности о жизни Николая Дмитриевича, я обратился к автору статьи о Прокофьевых — директору музея им. Верещагина Сергею Николаевичу Рослякову. Несколько лет тому в Ленинграде у него была встреча с внучатым племянником Николая Дмитриевича Эдгаром Прокофьевым. Их семье принадлежит несколько десятков акварелей деда по истории русского флота. А всего в запасниках музея ВМФ на стрелке Васильевского острова их более 300.

Рожденная на николаевских берегах любовь к морю, флоту, судостроению и живописи привела на Балтийский завод, где Николай Дмитриевич Прокофьев проектировал и руководил работами по строительству и внутренней отделке императорской яхты «Полярная звезда».

Легкая подробность о земляках. Георгий Брусилов, прототип капитана Татаринова из Каверинских «Двух капитанов», во время перехода на «Св. Анне» из Петербурга в Александровск у берегов Норвегии встретил яхту «Полярная звезда» и был приглашен вдовой императора Александра III Марией Федоровной на борт императорской яхты. Таким образом Брусилов ознакомился с конструктивными и художественными достоинствами яхты и наверняка во время ремонта в Александровске «Св. Анны» использовал опыт земляка. Кстати, в списках участников учредительного собрания николаевского яхт-клуба есть человек с фамилией Брусилов. Вполне возможно, что он родственник Георгия Львовича, тем более что инициалы Л. А. совпадают. Огромный соблазн отца прототипа капитана Татаринова утвердить в списках учредителей яхт-клуба Николаева. Предоставляю это фантазии читателей.

Вернемся к Прокофьеву. Впоследствии он становится художником-архитектором Балтийского завода. В эти годы он занимается дизайном броненосца «Александр III», крейсера-яхты «Алмаз» и императорской яхты «Александрия».

Некоторые подробности о судьбе крейсера «Александр III».

Участвуя в плавании эскадры Рождественского к берегам печально известного острова Цусима, русские моряки обдумывали возможности боеготовности эскадры. Учитывая роскошную отделку кают-компаний, адмиральских и офицерских кают, на многих кораблях было принято решение снять с переборок деревянные части украшений, спасательные шлюпки и разъездные катера. Их, как предполагаемую пищу для огня, сгружали на транспортные суда, сопровождающие эскадру. Гвардейский экипаж «Александра III» отказался выламывать декор. Думается, высокое искусство Николая Дмитриевича сыграло определенную роль в принятом решении. Вот как об этом пишет Владимир Полуэктович Костенко, последователь Макарова и Крылова, бывший главный инженер завода «Наваль», а с 1917 по 1919гг. — городской голова Николаева, участник Цусимского сражения: «Александр III» был типичным носителем гвардейской закваски с ее склонностью к внешнему щегольству, его офицеры привыкли ставить жизненный комфорт выше боевых требований. «Александр III» красит наружный борт после каждой угольной погрузки, и его кают-компания всегда блестит как новая». В словах прагматика Костенко сквозит осуждение. Но мне думается, что старая традиция на русском флоте одевать перед боем чистую рубаху имеет те же корни.

О подобном интересно пишет Ю. А. Сенкевич. Во время плавания на «Ра» папирус, из которого было построено экспедиционное судно, стал намокать. Обеденный стол своим весом и расположением на палубе способствовал намоканию и ухудшению мореходных качеств судна. Экипаж решил стол выбросить за борт. Мол, не большие паны и на корточках поедим. Тур Хейердал этому категорически воспротивился и заявил, что это прямой путь к потере нормального психологического состояния экипажа.

Деятельность Николая Дмитриевича Прокофьева была многогранной. Он завершил строительство в Спассо- Преображенском мужском монастыре на о. Валаам, построил несколько домов в центральной исторической части Киева, они, к сожалению, разрушены во время войны. Проектировал и строил центр города Баку. В Москве в районе Славянского базара им было построено несколько домов. В 1894 году Николай Дмитриевич был награжден Большой золотой медалью и правом на пансионерство и учебу за границей. Николай Дмитриевич является автором плана Венецианского дворца Дожей, над которым он работал более двух лет.

В Николаевской области было село с названием Беренцовка. Селу необыкновенно повезло, архитектор с мировым именем, талант которого был оценен императором России, спроектировал и построил храм. Уверен, он мог бы быть духовной и архитектурной жемчужиной нашей по сей день дикой степи. Разрушив храм, село стало деревней с новым названием Ленино.

Существует мнение: для того чтобы стать художником-маринистом, нужно родиться у моря. Таким был наш очаковский художник Рувим Судковский. Наверняка красота Бугского разлива и силуэты парусных судов на Спасском рейде присутствуют на акварелях Николая Дмитриевича Прокофьева, николаевца в третьем поколении. Кстати, одна из лучших акварелей Николая Дмитриевича, упоминаемая в энциклопедии, называется «На бейдевинд».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41