Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

10 августа. Погода без изменений, дождливый уют у причала.

Наутро там всегда покои
И хлебный мякиш за щекой.
И без похмелья перепой, еды навалом.
Никто не мается в сердцах…

Все тихо, привычно непокойно. Наверное, это и есть влияние британского климата и самой страны, с которой наш «Икар» в это время общался напрямую. Плавание  приблизилось к завершающей стадии. Все притерлись друг к другу. Теперь можно с уверенностью сказать: экипаж — это когда каждый познал свою долю ответственности за работу и жизнь на борту океанской яхты «Икар».

11 августа. Приехали представители украинской общины и увезли с собой Маркова и Верховецкого. Чеботарев и Гудима с друзьями с барка «Крузенштерн» ушли в Биркенхед — старинный район Ливерпуля.

О Ливерпуле известно с XI столетия, город жил рыболовством, судостроением и морской торговлей. В начале XVIII столетия ливерпульские купцы принялись за торговлю невольниками. Их суда доставляли на африканские берега английские мануфактурные изделия. Загрузившись в Африке невольниками, шли на Антильские острова. Сбыв товар на Антилах, грузились ромом, сахаром и табаком и доставляли все это в Европу. Позднее возникли обширные связи с Индией и Китаем.

12 августа. Б.С. Немиров уехал в Манчестер для встречи с местными украинцами в Украинском культурном центре. Вечером прием на польском паруснике «Дар младежи». Надеялись на встречу и знакомство с известным в парусном мире капитаном, кругосветным плавателем-одиночкой Кшиштофом Барановским. В рейсе «Колумбус» он был капитаном польского учебного судна «Фредерик Шопен».

Ему принадлежит знаменитая фраза о предпочтениях членам клуба Кейпгорновцев перед остальными моряками: «Им можно плевать против ветра». В пяти словах он передал то мокрое состояние отчаянного восторга с влажнеющими изнутри штанами и саму жизненную философию яхтсменов, стремящихся к этому зачастую губительному мысу. И только этой фразой он достоин почетного места в истории мирового яхтинга.

К величайшему сожалению, встреча не состоялась, капитан закончил плавание в Бостоне и оттуда улетел в Варшаву.

13 августа. Царский подарок с «Крузенштерна» — семь канистр дизельного топлива. Телефонные переговоры с Николаевом. Вечером отправились на барбекю, устроенное местными властями для экипажей судов- участников. Шведский стол, много мяса и напитков в отличие от икаровского традиционного меню — каши и чая. Слабая языковая подготовка не была причиной, ограничивающей веселье. Тост за тех, кто в море, моряки всех национальностей произносят с одинаковым выражением лица. В этот же вечер яхту посетил мэр города Ливерпуль сэр Фрэнк Джонс.

15 августа. Парад и награждение участников в зале Святого Георгия, здание в стиле древнегреческого храма. Этим же вечером — прием капитанов в городской ратуше. На приеме присутствуют королевские особы. Но наш Борис Степанович — человек обязательный и от приема в столь блистательном обществе вынужден был отказаться ради прощальной встречи с украинской общественностью в Манчестере.

16 августа. Регата закончилась. Печальный и радостный день. Вышли из дока и ошвартовались к бочке в ожидании вступления в парад. Мощное приливное течение из океана развернуло яхту носом на выход, потом оно потихоньку ослабело, и с началом отлива в 14.00 «Икар» снялся с бочки и занял свое место в парадном строю покидающих Англию судов.

И вот уже все позади. Одесситы идут в Германию, оттуда яхта по сухопутью будет доставлена домой. А у «Икара» впереди далекий путь вокруг Европы. Это, пожалуй, самая сложная часть плавания. Во-первых, все изрядно устали, износились наши тросы и паруса. Все больше сил необходимо тратить на поддержание яхты в нормальном состоянии. Сам маршрут невыгодно отличается от пересекающих океан курсов. Здесь яхта постоянно будет находиться на судоходных каналах океанских и каботажных судов. Кстати, переходе 1831 году парохода «Нева» из Лондона в Одессу длился без малого четыре месяца. Это о масштабах предстоящего «Икару».

19 августа. В океане за кормой остались британские туманные просторы, теплый солнечный день. На палубе очередная сортировка хлебных запасов. С запада идет крупная зыбь. Ветра нет. Движение под двигателем.

25 августа. «Икар» идет в полосе между встречными и попутными судами. Максимум внимания. Но нет худа без добра, вышли на связь с земляками на т/х «М. Стельмах». Через украинского классика передали в Киев радиограмму: «Киев. Челюскинцев, 1. Спортивная газета. Редактору Пожиновой. Ливерпуля «Икар» ушел 16 августа составе парада парусных судов. Закрытие Регаты «Колумбус». Вселенский морской праздник закончился. Нами выполнена полная программа. Америке также Англии хорошие встречи украинских диаспорах. Ливерпуле фрахтователь также спонсор отсутствовали. Острый финансовый дефицит. Экипажу командировочные не выдавались течение рейса. Предлагаем прибыть Сеуту 2 августа. Спешим домой, все здоровы. Немиров».

Экипаж в очередной раз пообщался на тему «дурят народ» и продолжил преодолевать тяготы и лишения, в которые были втянуты столичными фрахтователями, спонсорами и собственной яхтенной неугомонностью николаевской.

Бискай обещал быть суровым, ожидали знаменитые португальские норды, но на самом деле был ласковым и бирюзовым.

И вот 26 августа. В 10 часов утра по левому борту проплыл маяк Сен-Винсент. В этих местах Генрих Мореплаватель создал первое мореходное учебное заведение в Европе. Здесь же для нужд судостроения он посадил лес.

Морскому музею в Филадельфии принадлежит трехмачтовая баркентина «Газела Примейро». Это судно построено в 1883 году в Сагреше из деревьев, посаженных Генрихом Мореплавателем в 1460 году.

Таким образом, круг замкнулся.

27 августа в 20.00 (на ночь глядя), как и положено «Икару», вошли в пролив, видны берега Африки и Европы. Ночь в беспокойных водах Гибралтарского пролива, и 28 в 06.30 ошвартовались в ставшей «Икару» родной и близкой Сеуте.

Почты и спонсоров нет, поэтому прогулка скромная, без морских излишеств. Полюбовались североафриканским пейзажем задаром, и в 22.00 глубокий сон.

29 августа. Поход на местный рынок. Купили самое необходимое и в 15.00 покинули Сеуту и вышли в море Альборан. Сильный попутный ветер, голубое море, здоровая русская пища — каша и сухари, и путь домой, к берегу радости. Что еще нужно морякам? А спонсоры? Бог с ними!

31 августа в утреннюю вахту пересекли нулевой меридиан. Порвались оба стаксель фала. На мачту подняли будущего директора Николаевского яхт-клуба Игоря Чеботарева. Он завел новые. Заменили верхний леер правого борта, он полностью проржавел.

4 сентября. «Икар», плавно скользящий по средиземноморской лазури, сопровождает итальянский военный корабль. На мостике группа офицеров внимательно рассматривает яхту, почти в упор. «Жовто-блакитный» флаг ввел наших друзей-«макаронников» в заблуждение. Зашли с кормы в надежде увидеть порт приписки. Наверное, это им удалось — врубили полный ход и растаяли в голубом мареве. Основная задача таких корабликов — отлов желающих нелегально проникнуть из Африки в Европу. Наверняка некоторая категория яхт промышляет криминальным извозом. Такие случаи известны и из истории нашего яхт-клуба.

10 сентября. Эгейское море. Сильный северный ветер и встречная волна. Мощные удары днищем об воду. Это явление в судоходстве называется слеминг — от английского слова «хлопать». Резкий удар носовой частью, потом вибрация корпуса, мачт и всего такелажа. О комфортном существовании экипажа в подобной ситуации говорить не приходится. Проливом Миконос вышли в юго-восточную часть Эгейского моря. По правому борту в затихающем шторме проплыл остров Икария. Последовала относительно тихая ночь и восход солнца из-за острова Хиос. Бирюзовое небо, на его фоне четкий силуэт острова. После благостных минут восхода — резкий шквал, и многострадальный кливер пополз по швам.

11 сентября. Радиограмма: «Киев. Гостиница «Украина». Председателю общества «Батьківщина» Барковскому. Средиземное море прошли сильным попутным ветром. Эгейское море, третьи сутки трудная лавировка северным ветром. Настоятельно требую Турции произвести расчет экипажа договорном объеме. Приход Стамбул Атакей-марина, полагаю, 12 сентября. Немиров».

12 сентября, 23.00. Аврал по прохождению пролива Дарданеллы (опять ночью). Плавание в проливе и в Мраморном море против сильного встречного норд-оста. Лавировка, и уже не жарко.

14 сентября. Вечером ошвартовались в Атакей-мари- не. «Икар» стоит, прижавшись рыжим от ржавчины бортом к почти черноморскому берегу. Команде душ, праздничный ужин из остатков роскоши с яхтсменами стоящей рядом одесской яхты «Альциона». После застолья и общения с почти земляками — глубокий сон, наполненный сновидениями предвкушения береговой жизни.

15, 16, 17 сентября. Прогулки по Стамбулу и бесполезные попытки дозвониться в Киев. Трубку никто не берет. Вот вам и «Батьківщина». 18 сентября ранним утром, в тот час, когда со всех стамбульских минаретов муэдзины пели утреннюю молитву, «Икар» выскользнул за мол Атакей-марины и окунулся в роскошную утреннюю жизнь Босфора. Над Цареградом дымок, это в береговых кофейнях турки жарят различные деликатесы. Аромат восточных пряностей приправил утреннюю кашу наших яхтенных странников. Полевому борту проплывает Галата, здесь стамбульская таможня и пассажирский порт. Над ним возвышается местная достопримечательность— Галатская башня. Существует легенда о том, что с этой башни совершил подобно Икару полет местный воздухоплаватель. Произошло это в 1500 году. По турецкой версии, взлетев с башни, турецкий Икар долетел до середины Босфора и в нем сгинул. У причалов Каракея белоснежная стена, составленная из черноморских лайнеров, наполненных энергичными жителями СНГ, пришедшими в Цареград за товарами.

В 13.00 «Икар» вышел в Черное море. Встречный ветер. Двигатель, почувствовав близкий финиш, постоянно капризничает. Осеннее Черное море штормит.

24 сентября в 15.00 обогнули покрытый чайками и бакланами оголовок Кинбурнской косы и вошли в лиман. Через Очаковский порт сообщили в Николаев о своем приближении и сложностях с двигателем. Навстречу вышел пассажирский катер с изящным названием «Василь Чумак».

25 сентября в полдень «Икар» ошвартовался у родного причала водной станции НКИ. Полгода в море. И вот он, берег слез и радости.

Спонсоры обманули, и наши мореходы не смогли своим приходом создать семьям окончательное материальное благополучие. А кому это удавалось? Зато сбылась мечта. «С детства я мечтал иметь тельняшку и зуб золотой. Хотелось идти по улице, открывать иногда рот, чтоб зуб блестел и чтоб прохожие видели, что на мне тельняшка, и думали: «это морской волк».

На страницах этой книги истории Николаевского яхт-клуба закончились. К счастью, в жизни это произойти не может…

Огромное спасибо землякам-меценатам за помощи в издании книги “Истории Николаевского яхт-клуба”.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41