Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ

В предыдущих главах имела место попытка воспроизвести в общих чертах николаевскую жизнь времен, предшествующих созданию яхт-клуба.

В конце 1886 года в городе появилась личность, задумавшая объединить всех любителей водных видов спорта. Это был лейтенант флота, адъютант Главного Командира Черноморского флота Евгений Николаевич Голиков.

Можно сухо перечислить сделанное этим человеком, но хотелось бы выяснить, какими были лейтенанты Российского Военного флота.

В стенах Морского корпуса, имеющего собственные традиции, юношам, кроме глубоких знаний будущей профессии, прививались лучшие человеческие качества. Плавание под парусами предполагает знания астрономии, географии, метеорологии. Очень неплохо знать зоологию, а особенно ту ее часть, которая касается водных организмов и птиц. Далее идут столярные, слесарные навыки, а кулинарное искусство ценится на яхте прежде всего. Не зря на флоте говорят: «Морской кок равен сухопутному полковнику». Как выяснилось, даже не полковнику, а контр-адмиралу.

1 мая 1901 года главный командир и военный губернатор Крондштадта контр-адмирал Макаров С. О. издал приказ «Об улучшенном способе варки щей».

Степан Осипович подчеркивал, что на Черноморском флоте щи варят лучше, чем на Балтике. Тут можно с уверенностью сказать, что лучшие щи (по-нашему — борщ) были в его жизни сварены в домике вблизи Спасской площади его матушкой Елизаветой Андреевной.

Как известно, лозунг Макарова был «В море —дома». Тем более, что в 1901 году он на ледоколе «Ермак» уходил в арктическое плавание. Измученный питерскими щами адмирал вспомнил мамин борщ. Будучи человеком действия, он издал приказ вместе с рецептом, чем и обеспечил бодрость экипажа «Ермака» в суровых полярных широтах.

«Секрет приготовления хороших щей заключается в том, чтобы отбить от жира сальный вкус, что достигается поджариванием его с луком, кроме того, жир этот ввести в овощи и муку, для чего приготовляется известным образом заправка. Кости следует вываривать в течение суток, и бульон от них вливать в щи на следующий день».

Таким образом, нам становится ясным, что понятие «флотский борщ» своим появлением обязано нашим николаевским городским кулинарным традициям.

Яхтсмен должен знать и уметь многое, а учитывая корабельную тесноту и суровый быт, необходимо обладать уживчивым характером. У С. Я. Маршака есть эпиграмма:

Как вежлив ты в покое и тепле!
Но будешь ли таким во время давки
На поврежденном бурей корабле
Или в толпе у керосинной лавки?

При всем вышесказанном нужно заметить: капитаны яхт редко имеют легкий характер, и в результате каждая яхта имеет свой нрав. Главное дело капитана — сделать имя своему кораблю, судну, яхте и сохранить его.

В июле 1887 года в газете «Южанин», №150, появилась статья, в которой описывались возможности основания у нас яхт-клуба.

12 августа в Спасске, в Летнем Морском собрании состоялось первое учредительное собрание. Членами яхт-клуба пожелали стать 66 человек. В большинстве своем это была николаевская интеллигенция.

На учредительном собрании обсуждался проект устава будущего яхт-клуба. Были избраны члены правления. В состав комиссии вошли господа: Беклешов, Л. И. Голиков, E. Н. Извеков, H. Н. Конопович, Ю. И. Матвеев, H.A. Матусевич.

Установили сумму оплаты взносов — 5 рублей при вступлении и 10 за годовой членский билет. Желающие вступить должны были заручиться рекомендацией двух членов яхт-клуба, после этого — голосование общего собрания.

В очерках Голубева нет слова «голосование», вместо него слово «баллотирование» (опускаемые в урну шары назывались баллами). То есть голосование было тайным, и человеку с сомнительной репутацией путь в яхт-клуб был заказан.

Известна история Британского Королевского яхт- клуба и сэра Томаса Липтона, того самого, чей чай так усердно по сей день рекламируют наши телеэкраны. Яхтсмен, миллионер, чайный магнат. Кроме всего остального в разное время построил три яхты для участия в Кубке Америки, потратив на них огромные деньги. Липтона прозвали самым удачливым неудачником. Все три гонки его яхты приходили вторыми с минимальным отрывом от лидера. По-нашему— с фитилем. В течение трех десятков лет Томасу Липтону в членстве было отказано, и только за год до смерти, в 70 лет, он был принят в Британский Королевский яхт-клуб.

Первых объединившихся любителей парусного спорта в нашем городе было 66. Многие из них оставили свой след не только в истории Николаева, но и всей России. Имена некоторых не подлежат забвению, и давайте о них вспомним.

Евгений Николаевич Голиков

Родился в 1854 году, трагически погиб в 1905 г. Военный моряк, участвовал в русско-турецкой войне на минных катерах. Находился в различных должностях, числе на судах императорской фамилии. В 1886 году — адъютант Главного Командира Черноморского флота и портов Черного моря.

12 августа 1887 года Алексеем Алексеевичем Пещуровым назначен секретарем яхт-клуба, возглавил комиссию для составления проекта устава яхт-клуба. В 1903 году стал командиром находящегося в достройке броненосца. «Князь Потемкин Таврический». Спуск броненосца на воду вызвал большой интерес не только в Николаеве. Главный строитель А. Э. Шотт заказал лучшему николаевскому ювелиру А. Ф. Мауэру 16 закладных досок из серебра 84-й пробы. Первая — закладная в судно, вторая — для царской семьи, третья — для генерал-адмирала…

Николаевский владелец фотографии по улице Большой Морской, №35 Коносевич был награжден Императором Николаем II золотым портсигаром за фотографирование спуска мощнейшего корабля Российского флота.

Евгений Николаевич проявил себя как знающий энергичный офицер. Экипаж броненосца был укомплектован с огромными трудностями (лучшие специалисты были отозваны в эскадру Рождественского). Титанический труд командира позволил «Потемкину» 13 июня 1905 года прибыть на Тендровскую косу для практических стрельб. Сойдя на берег, Голиков договорился на рыбном заводе о доставке на корабль сетей для коллективной рыбной ловли.

Миноносец (корабль авизо), обслуживающий «Потемкин», ушел в Одессу за провизией для команды. На обратном пути в кромешной темноте столкнулись с рыбачьей шаландой. У рыбаков не горели ходовые огни. Сто лет прошло, на яхтах вместо керосина аккумуляторы, а мы все без огней ходим. Пока повытаскивали рыбаков из воды, потом отвезли их на берег, ушло некоторое время. Мясо более пяти часов полежало в мешках на горячей палубе и было «с душком». Таким образом одесские рыбаки стали косвенными виновниками матросского бунта.

Наутро корабельный врач не нашел основания и возможности забраковать мясо. Тут появляется Вакуленчук, он призвал команду отказаться от борща. Тот, кто служил на флоте, знает, как трудно это сделать. Командир выстроил экипаж по команде «Большой сбор» и напомнил статью морского устава, согласно которой уличенные в сборищах подлежат суровому наказанию. Офицеров лишали «чести, имени и живота». Голиков предложил всем, кто не отказался от обеда, покинуть строй. Из 500 на палубе остались 30 матросов.

Старший офицер Гиляровский вызвал вооруженный караул для укрощения непокорных и выстрелил в бросившегося на него Вакуленчука. Это и послужило сигналом к бунту. В считанные секунды корабль превратился в арену жесточайшей кровопролитной расправы, в которой погибло семь офицеров и среди них командир.

Военная служба капитана первого ранга Евгения Николаевича Голикова была отмечена десятью орденами и четырьмя медалями, перстнем с сапфиром и бриллиантами. Он был требовательный, заботливый и справедливый командир.

После содеянного корабль ушел в Румынию, и там 25 июня 1905 года броненосец «Потемкин», возглавляемый «судовой комиссией», был сдан румынам. Моряки с разрешения местных властей стали эмигрантами.

О судьбах полтыщи русских моряков, из-за борща оставшихся без Родины, нигде не читал. Есть кусочек у Катаева — «Белеет парус одинокий».

Но это не яхт-клубовская история.

Мятеж на «Потемкине» произошел ровно через месяц после гибели русской эскадры у острова Цусима. Еще о событиях на броненосце написана песня, она много лет была украшением репертуара Л. О. Утесова.

Спустилась ночь над бурным Черным морем
— Скажи мне правду, ведь служил ты, дядя,
На корабле, что воевал с царем?
— Служил, сынок.
— Скажи же, ради бога,
Как красный флаг вы подняли на нем.
— А было так: тогда на нашем судне
Служил помощник, старый изувер.
Он избивал нас в праздники и будни,
Не человек, а просто лютый зверь.
Команда вся построилась, сказали,
Что командира требует народ.
В безмолвии суровом мы стояли,
Один матрос лишь выступил вперед.

И в тишине суровой, напряженной
Вдруг выстрел одинокий прозвучал,
И пулей в сердце насмерть пораженный,
Он, заливаясь кровию, упал.
Убийцу вмиг матросы раскачали,
И смерть нашел в пучине подлый враг.
А на могучем корабле подняли
К восстанию зовущий красный флаг.
А он лежал, шинелькою покрытый,
Белела надпись на груди его.
Чтоб был народ, как тот матрос убитый,
Один за всех, а все — за одного.

До чего же тесен мир: граф Потемкин, создавая Спасск, начал то, что стало яхт-клубом. А основатель яхт- клуба, продолжатель дела Потемкина входит в историю как главный виновник известного всей России матросского бунта на корабле, носящем имя князя. Знаменитая одесская Потемкинская лестница заканчивается памятником Григорию Вакуленчуку, чьи действия стали причиной смерти Голикова — основателя яхт-клуба.

Броненосец «Потемкин», построенный в нашем городе, перед выходом на стрельбы отстаивался на Спасском рейде. И уверяю вас, яхты, совершая прогулки, в первую очередь обходили могучую серую громаду броненосца. Дамы кокетничали, а моряки любовались яхтами и николаевскими красавицами на фоне прекрасного здания яхт-клуба.

Получив приглашение на торжества 1904 года в яхт-клуб, Евгений Николаевич ответил телеграммой: «Служебные обстоятельства лишают меня возможности лично приветствовать развитие дорогого яхт-клуба и принести искренние пожелания. Благодарю за постоянное внимание Командора и представителей общества! Ура!». Жить ему оставалось один год.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41