Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

«Кругосветка». Прощание с Хобардом. Впереди Тихий океан и Мыс Горн.

«Икар» тем временем пересек линию старта и вышел в океан.

Ясная ночь, лунная дорожка. С правого борта в нескольких кабельтовых идет британская яхта «Френсис Дрейк». Старый пират уже на пути к дому, он устал, но его ходовые огни дружески подмигивают «Икару».

К утру на море лег туман. Странная особенность: только речь зайдет «за одесситов», сразу же появляются какие-то денежные темы. Не успели встретить британца, и уже туман.

Попутный ветер, попутное течение. Эскадра, идущая в Ливерпуль, сильно сократилась. Американские суда в большинстве своем после праздника в Бостоне разошлись по домам. Российская «Паллада» через Панамский канал ушла в свой Тихий океан и уже на пути к Владивостоку.

Часть эскадры двинулась в средиземноморские порты. К берегам Англии идут, в основном, суда из Северной Европы, и с ними наш маленький и целеустремленный «Икар».

19 июля в полдень выглянуло солнце, на палубе ясно и тепло, с закатом опять плотный туман. Вместе с «Икаром» в теплых струях Гольфстрима к берегам Европы наверняка плывут удивительные рыбы-мореходы. На протяжении многих веков жители Европы пытались разгадать тайну угрей. Сам Аристотель писал по этому поводу: «У речных угрей нет пола, нет икры и молок. Их порождают недра моря». В любой рыбе, пойманной в определенное время, можно найти икру или молоки. И только у угря ни один европейский повар никогда ничего подобного не видел. Взрослые рыбы живут в реках Старого Света, и достигнув половой зрелости, уходят в море и пересекают Атлантику. В Саргассовом море они мечут икру, личинки, напоминающие лист ландыша, прозрачны как стекло, только с черными глазками. С теплым течением из залива они отправляются в Европу. В пути их поджидают леденящие кровь приключения. Но самое удивительное то, что некоторые из этих рыбок, преодолев Атлантику, Гибралтарский пролив, потом Дарданеллы и Босфор, добираются-таки до нашего Южного Буга. Нагуливают жизненные силы и, копируя маршрут «Икара» и Колумба, вновь плывут в далекое Саргассово море. Им памятник нужно ставить, а мы их на сковородку.

Итак, «Икар» идет в Ливерпуль. В советское время на просторах СССР бытовала поговорка: «Говорим «Манчестер» — предполагаем Ливерпуль. Говорим «Ливерпуль» — предполагаем Манчестер». Это о том, что нам там не бывать, и, стало быть, какая разница. Помню, как в родном заводе шепотом обсуждалась потрясающая новость. Директор с женой уехали отдыхать в Карловы Вары. Николаевских корабелов это потрясало.

Некоторое время работал на торговом флоте, а потом служил на военном, поэтому в некоторых странах побывал. Но всегда под чьим-то неусыпным оком. И это воспринималось как нормальное явление. Одно из самых ярких впечатлений от заграницы — яхтенный поход в Варну, и там на второй день стоянки пошел в город и вдруг почувствовал — я сам, за мной и моим моральным обликом никто не наблюдает. Для меня, советского, это было откровением.

И вот теперь построенная в Николаеве яхта, с нашими простыми николаевскими ребятами, в голубых просторах Гольфстрима пересекает Атлантику и, мало того, — они скоро увидят тот самый Ливерпуль — Манчестер.

24 июля, в 14.00 резкое усиление ветра, вахта в рока- нах, обливаемая холодными дождевыми и теплыми океанскими водами, правит службу.

17.0. Взяли рифы. Ветер усиливается, крутой бейдевинд. От норда идут очень крупные волны, сильная бортовая качка. На то она и есть Северная Атлантика.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41