Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Об Америго Веспуччи. Родился во Флоренции. Дядюшка Америго заведовал снабжением всем необходимым для второго и третьего плаваний Колумба. Америго Веспуччи совершил несколько плаваний к берегам «Индии».

Американский моряк, историк и исследователь Моррисон на парусных судах моделировал плавания Колумба, посетил земли и воды, открытые Христофором. Он утверждает: «Колумб сказал, что эти земли являются «Другим светом», по чистой случайности он не употребил термин «Новый свет». Сказанное Колумбом и Веспуччи означает одно и то же — земля, доселе неведомая европейцам и не упомянутая в географии Птоломея.

Скажи Колумб не «Другой», а «Новый», и открытый им материк назывался бы не Америкой, а Колумбией.

16 апреля. Ночь прошла спокойно. Ясное солнечное утро, но барометр пишет вниз. К соседнему причалу ошвартовался барк «Седов» под российским флагом. Несмотря на заполненный парусными судами порт, появление «Седова» вызвало большой интерес у морской общественности.

О барке. Спущен на воду в 1921 году в городе Киле. Четырехмачтовый красавец получил имя «Магдалина Виннен». В те годы уже в полную силу работали Суэцкий и Панамский каналы, и чумазые коптящие небо пароходы кратчайшим путем доставляли грузы по всему миру, минуя грозную стихию у мыса Горн и Мыса Доброй Надежды. «Магдалина Виннен» была построена для доставки грузов традиционными путями чайных и шерстяных клиперов. Ей была уготована судьба «выжимателя ветра». С 1930 года, после гибели пятимачтовика «Копенгаген», «Магдалина» стала крупнейшим парусным судном в мире. В 1936 году барк был приобретен компанией «Норд Дойчен Ллойд» и переименован в «Коммодор Ен- сен». После Великой Отечественной войны по решению Потсдамской конференции Советскому Союзу были переданы «Падуя» — «Крузенштерн», «Горх Фок» — «Товарищ» и «Коммодор Енсен», получивший имя русского полярного исследователя Георгия Яковлевича Седова. Россия сохранила положенное ей по праву, а наш «Товарищ» таинственно исчез вместе со всем украинским флотом и вновь в Германии.

Кстати, из рассказов боцмана с «Крузенштерна». При развале Союза «Крузенштерн» стоял в Таллинне, и эстонцы его считали уже своим. Но неожиданно для береговых властей экипаж был поднят по авралу, и «Крузенштерн» ушел в Питер. История почти пиратская, но мне очень нравится. Как говорили в недавние комсомольские времена: «В жизни всегда есть место подвигу».

Вернемся в старую генуэзскую гавань на «Икар». Далее о жизни и подвиге.

17 апреля. Запись в журнале: «13.30. Идет дождь, порывистый северный ветер, команда спит. А Андрюша Марков исправно несет службу». И подпись — А. Марков.

На ночь ветер притих. Температура воздуха +9. На берегу в спецбалагане гремит музыка. К сожалению, предпочтение отдается новомодной электронной музыке, а неаполитанские мелодии отсутствуют напрочь. И тут «растленное влияние запада».

10.0. Судовые работы. Капитан созвонился со спонсорами, и они едут на яхту.

18 апреля. Круглосуточное общение с соседями по причалу и всякими экзотическими мореходами уже утомило, запись в журнале: «00.30. Береговой трап приподнят символически». Это как в старину в деревнях — уходящий хозяин дверь подпирал веником, и все знали: дома никого нет. Приподнятый трап значит: мы спим, без нужды не беспокойте. И не важна национальность приходящего, всем все ясно.

08.0. Под краспицу подняли украинский и итальянский государственные флаги. Команда уходит на парад. Сильное впечатление: это, пожалуй, в первый раз за всю историю Николаева, когда экипаж николаевской яхты совместно с мировой парусной общественностью участвует в таких событиях на равных.

Вечером праздничный ужин — день рождения Андрея Маркова. Гости— капитан с «Паллады», из Киева приехали тележурналисты Александр Бондаренко и Юра Юрченко.

19 апреля. Запустили двигатель и перешли под борт «Товарища». Как важно иметь в подобных плаваниях рядом большое, надежное судно под одним с тобой государственным флагом. Эх, «Товарищ»…

16.0. Старт. На вахте Киреев и Гудима. Слабый зюйд-вест. Генуэзский залив покрыт судами— участниками регаты и провожающими. Море, на морском жаргоне, выглядит как «суп с клецками». В течение пяти дней слабыми ветрами прошли траверз Ниццы, Марселя, Тулона. Все с правого борта вызывало почтительный интерес, не шутка — Лазурный берег. К сожалению, все это за горизонтом, а в море штиль. На британском флоте это состояние моря, судна и экипажа зовется «долдрэмз» — полное уныние.

25 апреля, 02.40. Открылся маяк Колем, остров Мальорка. Впереди просматриваются паруса большого парусного судна, идущего с «Икаром» одним курсом. Вечером легкий банкет — сдает недельную камбузную вахту Верховецкий, с завтрашнего дня на камбузе старпом.

26 апреля пересекли «Гринвич», «Икар» в западном полушарии.

29 апреля. Вышли в Атлантический океан. Из-за отсутствия ветра гонка из Генуи в Кадис отменена. Ощущение фальстарта.

30 апреля в 02.45 ошвартовались в Кадисе у набережной Армоменто. Попили чайку, и в ожидании рассвета радостный экипаж забылся в сладкой подвахтенной дреме. Капитан лично внес в журнал: «Вахту бдящую не выставляем» и подписался: «Б. Немиров». Таким образом, плавание по морям закончилось. Экипаж спит, но каждой своей клеточкой чувствует сквозь сон мягкие атлантические шлепки по порыжевшему борту «Икара». Перед самым рассветом почувствовали какое-то ненормальное подергивание швартовых. Оказывается, это отлив, и необходимо потравить концы. Теперь причал видится как стена, уходящая вверх. Проснувшиеся смотрители свесили с причала загорелые небритые физиономии и, с испанским темпераментом вздыхая и цокая языком, требуют немедленно покинуть набережную. С хозяевами не спорят, «Икар» покорно переходит к причалу, у которого уже стоят некоторые из генуэзских соседей.

Весенние холодные ветра и яхтенная сырость сделали свое черное дело, и нахождение на борту старпома под вопросом. Старый морской недуг — радикулит и смещение позвонков. С нетерпением ждем врача с «Товарища». Чудо произошло, «доктор» не зря ест свой хлеб. Тихая радость по поводу выздоровления нашего «Кеши». Кстати, выяснилось, что кроме океанских подвигов Кадис славится своим «Хересом», взявшим имя от местечка Херес дела Фонтера. Белое крепкое виноградное вино на своей родине пришлось по вкусу выздоравливающему Володе, доктору и сочувствующему экипажу.

После чудесного исцеления — прогулка в город. На улицах Кадиса карнавал. Как известно, самый грандиозный венецианский — в Италии, лучшие испанские — в Мадриде и Кадисе. На улицах, освещенных факелами, свечами и различными фонариками, самые неожиданные маски, костюмы, фейерверки, выступления фокусников, акробатов, конфетти, серпантин.

Испанские терпкие вина распиваются повсеместно и в огромных количествах. Пьяных нет, но все окружающие светятся радостью и доброжелательством. В праздничных толпах моряки — участники плавания по непонятным, только им известным признакам узнают друг друга и дружеским кивком приветствуют соплавателей — жителей самых разных стран. В первый майский день выяснилось, что международный день солидарности трудящихся кроме нас, «трудящихся», никому не ведом. Вот вам и солидарность.

3 мая капитан получил инструкции к предстоящему плаванию. Экипаж работает по своим заведованиям. В 14.30 «Икар» оставил за кормой умиротворенный после карнавала Кадис. Замечательная погода: «дамский» ветерок, океанская зыбь. Судовые часы перевели на один час, и теперь на «Икаре» канарское время. Новенькие тихонько обморячиваются: Бондаренко стоит ходовую вахту под бдительным оком Маркова, а Юра Захарченко попал сразу в икаровское горнило и теперь наш кок.

В море великое множество участников регаты, кроме того, часто встречаются торговые суда, идущие вдоль западного побережья Африки в самые различные порты мира. Опыт расхождения имеется, но на всякий случай в кокпите хранятся ракетница и запас ракет. В океанских плаваниях летящие 20-узловым ходом с коммерческими целями теплоходы почти всегда управляются автопилотом и в случае столкновения с яхтой этого даже не заметят. Наверняка многие из исчезнувших без вести яхт постигла столь нелепая и примитивная кончина.

Плавание эскадры из Кадиса в Санта Крус прошло при легких попутных ветрах и закончилось 8 мая. Хозяева приготовили для стоянки швартовные бочки. «Икар» застыл в водах, знакомых со времен кругосветки. Экипаж занимается личными делами, на борту большая стирка, стрижка, бритье и большая приборка. Эх, жаль, нет женщин. Известна по этому поводу фраза Петра I: «На корабле баба или каждому, или никому». Умный был царь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41