Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

КОЛУМБУС-92

24 марта 1992 года. Над Ингулом серенький, почти зимний денек. У набережной выкрашенный, укомплектованный и загруженный, поскрипывающий новыми швартовыми «Икар». Закончились торжества вКаневе, где был освящен «жовто-блакитний» флаг для предстоящего плавания. На борт доставлен пакет с землей, взятой с Шевченковского кургана. Прошли торжества в Киеве на площади Незалежносте. Спонсоры радостно готовят помпезные проводы. Митинг в центре Николаева у памятника корабелам. Сказал свое напутственное слово иеромах из Киева отец Феодосий.

Хочется передать буквально слова, подаренные уходящей в далекие моря яхте: «Весело тріпотить у березневій високості синьо-жовтий прапор. «Ікар» підіймає вітрила, а на березі учасники хору «Гомін» виконують державний гімн «Ще не вмерла Україна». Оптимистическое начало.

Приглашение организационного комитета «Икар» заслужил своим кругосветным плаванием в 1987-1988 гг. Разница огромная. Плавание вокруг света было практически автономным, без малого год в суровой, как теперь принято говорить, экстремальной обстановке. Регата «Колумбус-92» проводится с мировым парусным флотом, сулит участникам массу встреч, посещений, обстановку радостного фестиваля, переходов из порта в порт «фокстротным шагом». К сожалению, это глубокое заблуждение беспредметных мечтателей и читателей голубеньких книжек, написанных участниками подобных плаваний. Подобные многомесячные вояжи являются суровым испытанием, которое бог послал участникам плаваний. С самого начала необходимо это знать, дабы сохранить лицо и дружеское отношение своих яхтенных покручеников.

На борту два ветерана — капитан Немиров и Андрей Марков, само наличие которых было некой гарантией успеха.

Вахтенный журнал начали 24 марта, предотходную стояночную вахту нес Саша Фомин. Он должен был идти в этот рейс радистом. Но все произошло по классической фразе Эдуарда Багрицкого:

Ай, звездная полночь.
Ай, Черное море.
Ай, Черное море,
Вор на воре.

Черной мартовской ночью какая-то шпана проникла в подготовленный к плаванию «Икар» и утащила корабельные часы и радиостанцию. Таким образом, Александр Власович в рейс 92 года не пошел: из-за отсутствия радиостанции отпала необходимость в радисте.

«Аналогичный случай был в Тамбове». Оформляя судовые документы на яхту, принадлежащую Николаевскому филиалу Киево-Могилянской Академии, заполнил бланк. И товарищ из судоходной инспекции, зная яхту по прежнему хозяину, заметил: «Светлана» не шлюп, а имеет парусное вооружение «бермудский кэч», — на что я резонно заметил: «Бизань мачту алюминиевую сперли, и теперь она шлюп, и если так будет продолжаться, станет судном с механическим двигателем, и так далее».

Вахтенный журнал, заполняемый в предотходные минуты, напоминает нотную партитуру:

07.50 Пришел Марков и Гудима.
07.51 Пришел Немиров.
07.55 Пришел Чеботарев.
07.59 Пришел Киреев.

В газетных статьях икаровский табель о рангах Андрюху Маркова именует первым помощником капитана, что в советское время соответствовало званию помполита. А Володя Киреев в официальной прессе назывался старпомом. О приходе Верховецкого журнал молчит, виной тому предстартовая суета.

10.30. Закончила работу таможенная и пограничная комиссии. «Икар» под двигателем, преодолевая свежий южный ветер, двинулся в историческое плавание. На вахту заступили старпом Киреев и матрос Гудима. После обеда инструктаж о правилах безопасности и пользовании спасательными средствами,  Из личного опыта: танкер, уходящий в антарктическое плавание, те же мероприятия вызывают раздражение. Тихое Мраморное море, экипаж в спасательных жилетах с фонариками и свистками совершает попытку смайнать спасательную шлюпку. Старпом безнадежно машет рукой, боцман, радостно матерясь, приводит все в исходное. И до конца рейса шлюпка возлежит в кильблоках, как главная наша недвижимость. 10 тысяч тонн водоизмещения кажутся несокрушимой твердыней, и бедная та волна, которая попытается раскачать судно. Но это у причала и в малообещающем Мраморном море. В океане все по-другому.

В «Рейсе-2000» инструктаж был, но как-то вскользь, выйдя в Атлантику на пятый или шестой день, сидели в кокпите и беседовали о возможностях спасательного плота. Я вел путевой дневник и все происходящее видел не только глазами участника, а как бы еще со стороны. И моей мыслью тогда было: «Не приведи, Господи». Я думаю, инструктаж в такое плавание в первые четыре часа после отхода — это перебор. Во-первых, вместе идут впервые, и естественно, никто не хочет ударить в грязь лицом. У каждого свой собственный морской опыт, и необходимо заметить, не профессионала, а серьезного, но любителя. Отсюда желание поумничать, не вникая в четкое понимание возможных ситуаций.

А «Икар» тем временем шел родным лиманом. Сопровождающих не было — ранняя весна, яхты на берегу. Последним земляцким приветом были рыбаки, по-пиратски подвалившие к борту, и не швартуясь, с радостными криками забросали палубу бугскими метровыми судаками.

В полночь обогнули оголовок Кинбурнской косы и вышли в Черное море. Мартовская студеная вода и ветер. Заступая на вахту, одевали все возможное и невозможное. «Икар» — яхта без отопления, и корпус, омываемый водой и обдуваемый ветром, в подобных условиях превращается в холодильник. Экипаж с надеждой ждет приближения Турции и последующих стран, где уже бушует весна.

27 марта. Утро, аврал, смайнали грот, вместо него поставили штормовой, стаксель №2 сменили на меньший. Холодный штормовой ветер, а барограф пишет резкое падение давления.

Перед штормом на яхте, как в крестьянской избе осенью, делаются запасы. Откачали воду из-под паел, пришили ползуны на грот, заправили примуса керосином. Невзирая на непогоду, утренний подъем сопровождается радостным примусовым пением и керосиновым угаром. Задраенные в связи с непогодой люки и вентиляционные грибки способствуют созданию уюта и поистине икаровской внутренней атмосферы. Становится понятным, что в природе существуют не только фиалки. Капитан во время завтрака подменяет рулевых, и утренний покой при его отсутствии создает вместилище отвязан- ности. И то, что на флотах зовется травлей, присутствует в своем максимальном проявлении.

28 марта — День освобождения Николаева в 1944 году. Ветер скис, дождь. Запустили двигатель. «Икар» проходит красивейший черноморский мыс Калиакрия.

В этих водах два столетия тому эскадра Ф. Ф. Ушакова держала бой с турецким Капудан-пашой Хуссейном и его союзником, грозой средиземноморских пиратов алжирским пашой Сейит Али. Федор Федорович на флагмане, носящем имя «Рождество Христово», решительно атаковал турецкий флот. Корабли Блистательной Порты вышли из боя и, пользуясь темнотой, поспешили укрыться в Босфоре. Поутру султан увидел разбитый флот и вызвал адмиралов к себе в Сераль. Что было с ними далее, неизвестно, но Ушакова после этого турки стали звать Ушак-паша. С тех пор первоначально на флоте, а впоследствии повсеместно укоренилось выражение «к начальству на ковер». Ибо своих горе-адмиралов султан распетрушивал именно на ковре.

В своем донесении Екатерине II Ушаков отметил: «Все чины флота с крайним рвением, беспримерной храбростью и мужеством выполнили свой долг». Тоже самое можно сказать об икаровском экипаже, который от Калиакрии повел яхту курсом на Босфор, как бы вслед за убегающей турецкой эскадрой.

29 марта в 19.00 вошли в Босфор. «Икар» имеет свой характер, проливы принципиально проходит в темное время суток. Ночной Босфор — картина сильная, но пролив достаточно хорош и днем. В конце марта склоны покрыты сочной зеленью, а вековые пинии придают берегам весьма экзотический вид. Но увы… проливы ночью. «Босфор» в переводе с греческого — «коровий брод». Вот как о нем писали старые путеводители: «Берега в высшей степени живописны и представляют с красиво сложенными горами, стройными кипарисами, лавровыми деревьями, вековыми платанами, развалинами дворцов сплошную роскошную панораму».

Интересная подробность. В Стамбуле на площади Независимости — российское посольство. При возведении здания земля со строительной площадки была убрана, вместо нее завезена новая пароходами из России. Красиво — русское посольство на русской земле. Уважали себя наши деды.

В полночь «Икар» вошел в Мраморное море. У древних это внутреннее между Европой и Азией море носило имя Пропонтис. Свое нынешнее имя получило от лежащего на нем острова Мармара, на котором добывают белый мрамор.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41