Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Дневник Михаила Яковлевича написан замечательным языком и по сути своей является памятником тем временам и посещаемым местам.

«Подошли к станице Нижнечирская и сделали остановку, чтобы купить провизию». Заметьте, не продукты питания, что собственно является вторичным продуктом.

«Первое, что попалось на глаза, — цыганский табор со всеми его живописными деталями и шумом. Возле шатров дымились костры.

Станица своим видом напоминает чисто российские поселки, когда смотришь на эти деревянные особнячки и выглядывающие из-за окон и калиток обывательские физиономии, напрашивается мысль: чем может заниматься население? На улицах много пьяных. Под забором садика и здания Горисполкома валяется и сладко храпит дядя, уткнувшись половиной лица в пыль. Прохожие не реагируют на такую картину. У киоска, где покупали кое-какую провизию, одному из нас, подавшему продавщице 6 рублей (брали консервы), она молча подала бутылку водки. Когда ей сказали, что она ошиблась, ответила: раз уплачено б рублей, то за эти деньги берут только водку. Потом купили в магазине хлеб и спросили: а что можно купить к хлебу? Ответ был прост: «Водка в киоске напротив».

Очень интересные подробности быта волжан. Деревня Климовка. Начснабу Овсянникову не повезло, купить в селе ничего не удалось. Колхозники индивидуально ничего не продают. В колхозе выходной день, а руководство пьяно. Отыскивая по селу провизию, заметили: хозяева летом живут не в избах, а в погребах вместе с домашним скарбом. Причиной тому летняя угроза пожаров — избы деревянные. Где-то читал: частые пожары в деревянных избах способствуют развитию русского фатализма, а частая утрата материальных ценностей — безразличному к ним отношению. После долгого ожидания председателя, а также счетовода нашелся один храбрый член правления колхоза, который отважился отпустить несколько буханок хлеба и полведра яблок на десерт. Насытившись, наши «динамовцы» радостно двинулись дальше. Приложили все усилия и закончили прохождение реки Дон у станицы с вкусным названием Калач.

Волго-Донского канала тогда еще не было. Опять волок. Нашли попутного мужичка с телегой, который за известную мзду согласился довести лодку до Волги. В 23 часа отправились в восьмидесятикилометровый пеший поход. Наконец Волга. Это произошло 8 августа в 14 часов. Слева от нас потянулись строения Сталинграда. Глухой гул, как от дыхания какого-то гиганта, подсказывал, насколько велик этот город, «на подступах к которому в Гражданскую войну отдали жизни лучшие представители народа под руководством вождя, имя которого город заслуженно носит».

О посещении Ульяновска в дневнике Михаила Яковлевича написано так: «Отпечаток запущенности города бросается в глаза. Лишь отдельные детали свидетельствуют, что мы прибыли в него в наше время. Это два-три лозунга на домах Гончаровской улицы (как известно, Иван Алексеевич Гончаров, совершивший с И. С. Унковским совместное плавание на фрегате «Паллада», родился в Симбирске-Ульяновске в 1812 году). Звуковое кино, две разбираемые церкви и скульптура красноармейца на куполе бывшей церкви».

Далее Казань, город студенческих лет Володи Ульянова, и, наконец, Чебоксары. «Пристань», — доложил Ипполит Матвеевич. Остап вынул путеводитель — судя по всему, Чебоксары. «Обращаем внимание на очень красиво расположенный город Чебоксары! Киса, а он действительно красиво расположен?» Кстати, соавтор этих строк Евгений Бачей (Петров) был работником Николаевского ГубЧК до тех пор, пока его с Ильфом не познакомил родной брат Валентин Бачей (Катаев). Таким образом, мы с уверенностью можем сказать, что из потенциальных николаевских «динамовцев» первым Чебоксары посетил Евгений Петров — николаевский чекист. И случилось это на борту тиражного парохода «Герцен» 27 июля 1925 года. «Сей факт с сияющим лицом вношу как ценный вклад в науку».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41