Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

ДАЛЬНИЕ ПЛАВАНИЯ
ПОХОДЫ «ДИНАМОВЦЕВ

В один прекрасный день мой добрый сосед — представитель яхтенной, спортивной и судостроительной семьи Володя Сухарев рассказал, что на книжной полке его жены Ирины, дочери Юрия Михайловича Куракина, лежат рукописные путевые дневники ее деда из далеких тридцатых.

Я получил папку, в ней — четыре тетради с вырезками из газет и пожелтевшими фотографиями.

В первой — предисловие Михаила Яковлевича: «Путевой журнал шлюпочного похода в честь 10-летия «Динамо» УССР. Вести его было поручено мне (Михаилу Яковлевичу Куракину). Когда началась Великая Отечественная война, пришлось временно покинуть свой город, дневники были надежно спрятаны. Знал о тайнике мой сослуживец т. А. И. Пуховой. Он прибыл в Николаев сразу после освобождения города и изъял документы из тайника. Через несколько месяцев, когда Пуховой передавал документы мне, среди них не оказалось одной тетради, содержавшей записи о последнем этапе с 12 по 30 августа 1936 года».

К огромному сожалению, мне не довелось знать Михаила Яковлевича. Дневник его производит впечатление о нем как о человеке аккуратном, обязательном и педантичном, наверняка скромном. Ни одним словом не подчеркнул свою значимость, хотя он один был участником всех трех походов. Заметьте в предисловии фразу «временно покинуть город», будто не на страшную войну ушел, а так, прогуляться. Сохранил лицо и интеллигентность, работая в органах, ставших нарицательными 30-х годах. Воевал в дисциплинарном батальоне, остался жив. А придя с войны, вернул свои путевые дневники и сохранил их. Не смотрел на яхт-клубовское увлечение  как на юношескую забаву. Это называется цельностью характера.

Начало было в 1934 г. В стране спортивный бум. Столица Украины из Харькова возвращается на свое законное место в Киев. И наши «динамовцы» на шестивесельном яле отправляются «в поход на большую дистанцию: Николаев — Киев — Николаев». За 35 дней пройдено 1140 км.

В этот год молодежь мечтала о морях и самолетах. В августе был открыт аэроклуб. Он располагался в том здании, где сейчас благоденствует ночной клуб «Монарх», на углу Советской и Макарова.

В тот же день была открыта парашютная вышка. Она находилась во дворе Морского собора, в те годы музея атеизма. И еще одно событие: оказывается, ко Дню авиации в Николаев приехал Сигизмунд Леваневский. Это был год спасения «Челюскинцев», в котором принимал участие Леваневский, незадолго до приезда в Николаев получивший звание Героя Советского Союза.

Все предполагало спортивные свершения, и наши мореходы задумали поход на будущий 1935 год. Вот как об этом пишет Михаил Яковлевич Куракин.

«Спаянные общими интересами, возникали отраслевые команды, кружки. Появился актив, а следовательно, новые идеи. Тренировки давали прилив сил, и возникало естественное желание эти силы на чем-то испробовать».

18 июня 1935 года. К 8 утра спешно заканчивали последние приготовления. В 10 часов на водной станции «Динамо» начали собираться провожающие. В полдень приготовления закончены, и участники похода вышли к старту. Прощальный митинг, и под марш из к/ф «Веселые ребята» шлюпка отчалила. Благодаря полному штилю очень скоро позади остались провожающие яхты. До косы шли в сопровождении катера с командованием НКВД и семьями уходящих в поход. Нужно заметить: Намыва тогда не было. Буг вольно катил свои воды в естественных берегах. В те годы людская глупость и технические возможности только начали сплачивать ряды против природы.

Дальнейший путь лиманом, лунная ночь, шли без остановок по три человека на веслах. Чтобы не тратить время для забора воды, решили брать ее на ходу из лимана при помощи бутылки с грузиком. Очаков прошли ранним утром и к вечеру приблизились к Тендре. Предварительно несколько раз сев на мель, протокой вышли в Каркинитский залив. На заливе хотелось бы остановиться. В нескольких десятках километров от расположенного на побережье залива порта Хорлы находится «Аскания-Нова», детище барона Фальц-Фейна. Оказывается, эти географические точки связаны напрямую. С момента установления Советской власти о Фальц-Фейнах говорить было не принято. Но зоологи всего мира стремились в Асканию. Джеральд Дарелл сумел пробить некую брешь и с великой радостью посетил детище барона, потом был Бернгард Гржимек, оба о посещении Аскании написали увлекательные путевые очерки. Сам Император России Николай II, приезжая в Николаев для участия в спуске на воду крейсера «Императрица Мария», по пути вместе с семейством несколько дней гостил у Фальц-Фейнов.

Оказывается, потомки живы, и барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн эпизодически присутствовал на яхте Федора Асламова «Арабелла» во время «Таврийских игр». Сейчас он живет в княжестве Лихтенштейн. О себе говорит так: «Мои предки по материнской линии — знаменитые Епанчины, герои Наваринского сражения. Предки по отцовской линии создали заповедник «Аскания-Нова». Я не писатель, но имею большого писателя в семье: Владимир Набоков — мой кузен».

О Каркинитском заливе. К семейству принадлежала Софья Богдановна Фальц-Фейн. Кроме красоты и импозантности эта дама обладала знаниями античной географии. Она вычитала у Страбона, что в Каркинитском заливе во времена греческой колонизации была обнаружена незамерзающая гавань. После некоторых исследований эта энергичная женщина выяснила, что имели в виду древние. Это хорловская коса, на которой семейством Фальц Фейн и был построен порт Хорлы. В 1911 году в газете «Гражданин» об этом писали так: «Этому городу предсказывают самую блестящую будущность. В истории России создание такого города в 10 лет — явление небывалое».

20 июля наши путешественники прибыли в Хорлы. «Солнце уже садилось, когда мы подходили к порту Хорлы. Нужно сказать, титул «порт» здесь неуместен. Городишко крошечный, население чуть больше тысячи человек. Освещение выключают после 12 часов ночи». Визит к коллегам в раймилицию вызвал удивление, а слова в командировочном удостоверении «оказывать содействие» вызвали «холодное удивление». В заключение местное милицейское руководство снизошло и разрешило отпустить «Динамовцам» за наличный расчет по половине литра молока на человека. В полночь забрались в лодку и улеглись спать. Но не тут-то было, пришли пограничники и началось «откуда, куда, зачем». Забрали пропуска в пограничную полосу и велели зайти за ними утром. Прелести жизни в тридцатые, когда «жить стало лучше, жить стало веселей». У начальника райотдела милиции разрешение на покупку молока, а все черноморские пляжи становились пограничной полосой сразу же после захода солнца.

Плавание Черным морем закончилось в районе Армянского базара (Армянск). Далее волок в Азовское море. Палящее солнце и степные суховеи высушили в тот год Сиваш, и для экспедиционного судна он стал непроходимым. Нашли телегу, погрузили в нее лодку и 120 километров до Геническа шли пешком. Наконец в родной стихии — Азовское море. В пути застала ночь, ветер резко усилился, береговые огни исчезли, плавание по компасу. Голодные как волки пришли в Бердянск, с огромным трудом нашли грязную харчевню, украшенную надписью на фанере «Столовая Колбуда». Желудки у наших земляков были отменными, колбудовские харчи проглочены, и дальше в море. Бердянск — Мариуполь — Ростов. В Ростове после встречи и митинга местным «динамовским» инструктором были отведены в гостиницу «Сан Ремо». Вскоре в гостиничный номер постучался молодой человек и представился репортером газеты «Молот». «Молот» некоторым образом усреднил разрыв между «Колбудом» и «Сан Ремо». После интервью с радостными, но не высказываемыми вслух предположениями отправились в столовую НКВД. Оказывается, не все так просто. Уперлись в швейцара. Инструктор с комсомольским задором умчался к руководству решать проблему. И это не даром, это при наличии командировочного удостоверения и наличных денег. Так что, читая Ильфа и Петрова, мы напрасно смеемся объявлению «Пиво только членам профсоюза» — так было на самом деле. Насытившись, оставили Ростов читать в газете «Молот» о славном походе, двинулись вверх по Дону.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41