Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

О СТРЕЛКЕ

1953 год. Секция парусного спорта при заводе им. 61 Коммунара имеет крупный спортивный флот, но не имеет собственной базы.

В летние месяцы яхты стоят на рейде заводского дома отдыха «Коммунаровец». В прошлом это была дача Кудрявцева, к семейству которых принадлежал Николай Павлович Леонтович, безвинно погибший в годы репрессий, основатель Николаевского зоопарка.

Рейд открыт всем ветрам, помещения для хранения яхтенного имущества практически нет. С наступлением осени, разведя два наплавных моста, яхты буксируют для предстоящей зимовки в завод. Мачты буксир «Чапаев» везет к паромной переправе наАляуды. В послевоенные годы это место внизу старого кладбища называлось «Старый яхт-клуб». Там был построен большой деревянный эллинг, в котором в зимние месяцы хранились мачты, паруса, шлюпки. Рядом был оборудован симпатичный, с белым песочком пляж.

Этот район был очень востребован жителями Слободки. На высоком берегу у кладбищенской стены живописно располагался Военный рынок. Его местоположение не было случайным. Ингул в годы, предшествующие «интенсивному земледелию», угробившему реку и прилегающие поля, был судоходным и очень рыбным.

От причала в Старом яхт-клубе вверх по Ингулу аж до Пересадовки ходил пароход. Ранним утром на нем приезжали в город загорелые громкоголосые тетки и стремительно заполняли базарные прилавки результатами своих трудов.

Среди этого жизненного кипения и находилась временная заводская «Водная станция». Начальником ее был П. А. Тараканов, кумир слободских пацанов. У причала стояли шлюпки и несколько шверботов. На них тренировалась некоторая часть послевоенного поколения николаевских яхтсменов. Тренировки происходили на ин- гульском разливе.

Существует версия имени реки Ингул. В переводе с тюркского «Ени-гйол» означает «новое озеро». Это связано с озероподобным расширением русла между Старым Водопоем, Аляудами и околобазарной частью Слободки, именуемой в народе Кореей.

Вернемся к «Стрелке». Итак, заводской комитет профсоюзов был озабочен бесконтрольным положением парусной секции. И в один прекрасный день инициативой заместителя профкома Алексея Павловича Кирюхина на Спасский рейд пришел заводской буксир. Яхты, грубо говоря, взяли на «налыгач», собрали буйки с якорями и отбуксировали заводскую собственность на «Стрелку».

Игнорирующая инициативу профкома заводская яхтенная общественность обиделась столь неделикатным к себе отношением администрации. Тем более что лозунг «Все вокруг советское, все вокруг мое» в те годы украшал многие заборы и воспринимался буквально.

Тут необходимо добавить некую подробность. Городской яхт-клуб — территория, обжитая не одним поколением наших земляков. По дорожкам гуляют николаевские красавицы, рядом немалое количество питейных заведений.

Сам факт владения яхтой делает яхтсмена весьма привлекательным для самых различных слоев населения.

А «Стрелка»? В те годы это был небольшой мыс, поросший камышом и дикой травой. В старые времена имя ее было неблагозвучным— «Голожоповка». Наука топонимика это связывает с любителями солнечных ванн, которые переходили мост и загорали вдоль бережка в виду городского бульвара. Тела купальщики прикрывали фиговыми листочками, причем объектом прикрытия были отнюдь не библейские места. Листиками прикрывались носы, дабы наше южное солнце не опалило их до шелушения.

И еще с уверенностью могу сказать: на этом берегу был хутор, принадлежавший моему прадеду Михаилу. Они держали коров и имели несколько лодок, выдаваемых напрокат. Хозяйством занимались прабабушка и дети, а хозяин служил береговым боцманом на Вознесенской пристани. Теперь это начало набережной у Детской флотилии.

Вернемся в 1953 год.

Главным неудобством для яхт новоселов было наличие наплавного Варваровского моста, который закрывал выход в лиман. Гонки, проводившиеся на Спасском рейде, требовали от «стрелочников» дополнительных усилий. Нужно было подгадать под разводку моста и загодя вывести яхту в Спасск. Это не всегда удавалось.

Работа в заводе в те годы была напряженной.

Но, тем не менее, «Стрелка» стала вторым нашим яхт-клубом. А после возведения нового Варваровского моста неудобства значительно уменьшились.

Во все времена «стрелочники» отличались умением не только спортивным, но и судостроительным.

Огромное значение в становлении нового яхт-клуба сыграла могучая материальная база завода.

Дикий мыс в устье Ингула стал тем, что мы так любим, благодаря многим людям, вложившим в «Стрелку» свои души и самые различные таланты.

Был среди нас строящий и перестраивающий яхты А. И. Суэцкий — Лёся. Был страстный гонщик и добрый товарищ А. М. Ленченко — Слон.

Яхтсмен и судостроитель Марк Васильевич Григорьев написал сборник очерков о яхт-клубе, заводей «Стрелке». Прочитав их, становится понятным, как тонко и нежно любит он паруса.

Владимир Менделеевич Терняк — участник первого в стране кругосветного плавания, один из учеников Александра Николаевича Голайко. Вовремя трехмесячного перехода с Канарских островов в далекую Тасманию денно и нощно латал икаровские паруса, сшитые из отечественной брезентухи. Когда яхта ошвартовалась в Хобарте, на борту не осталось ни единой парусной иглы…

Нынешний директор Виталий Викторович Васильев не яхтсмен, но может с гордостью поведать о своей береговой родословной. Его отец, в прошлом военный летчик, был одним из первых в Николаеве тренеров по водно-моторному спорту. Среди его учеников были чемпионы Советского Союза. А сам Виталий — Мастер спорта по водному поло.

Есть на «Стрелке» человек, такой же, как и многие из нас, со своими слабостями и недостатками. Но все это компенсируется его всепоглощающей любовью к парусному спорту. За всю жизнь не было в Федоре Федоровиче Асламове более сильной любви, чем к своей яхте, это чувство сравнимо только с отношением мятежного абрека к своему боевому коню. Всем жизненным благам он предпочел парусные гонки, в коих преуспевал, и ингульский берег с «Арабелловской» базой, гордо в народе именуемой «Федина будка».

Необходимо вспомнить его яхт-клубовский псевдоним — Люся. Во времена бурной яхтенной молодости часто катал загорелых береговых подружек. Будучи крупным специалистом по девичьей чести и гордости, Федор никому не отдавал предпочтения и всех называл как пароходы одного типа по имени головного — «Люся».

Есть среди ветеранов Валентин Сафронов. Он совместил в себе любовь к яхте и старинной народной николаевской забаве — голубям. И поверьте, «Стрелка» без «Валькиных голубей», также, как и без «Фединой будки», потеряла бы что-то очень важное в своем внутреннем содержании.

«Стрелка» — это жизнь тех людей, которые с гордостью сами себя называют береговыми и дают возможность нашим пацанам непросто мечтать о дальних вояжах, а и готовиться к великим регатам и океанским плаваниям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41