Истории яхт-клуба

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Дома у старого яхтсмена все по-морскому: кота зовут Стаксель, на балконе — ходовые огни, слева — красный, справа — зеленый. Николаевские яхты, заходящие в Ялту, подвергаются радостной встрече и теплому гостеприимству. С особенной теплотой Семен Ильич встречал Андрея Ивановича Суэцкого. Этот человек сочетал в себе солидные размеры, огромную физическую силу, детскую непосредственность и глубокие профессиональные знания тонкостей парусного спорта. Несмотря на авторитет и физические данные, половина города звала Андрея Ивановича ласково— Лёся. Такие люди имеют притягательную способность и любой официоз легко превращают в доброе дружественное, почти родственное общение.

Яхт-клуб помнит Лёсю, и ежегодно в середине сентября инициативой «стрелочников» проводится «Кубок Суэцкого». Само пространство города как бы сочувствует этому событию, и всегда в этот день яркое солнце и свежий ветер — идеальная яхтенная погода. Необходимо заметить, что организаторами «Кубка Суэцкого» были: Марк Васильевич Григорьев, один из старейших яхтсменов города, капитан яхты «Нептун»; яхтенные капитаны Леонид Германюк, Федор Асламов, Леонид Дворецкий и бывший директор «Стрелки», кругосветный плаватель и Кейпгорновец Владимир Терняк.

Для николаевского яхтинга Лёсей сделано многое. Будучи в Ленинграде вместе с Марком Васильевичем Григорьевым, отыскал разрушенный, но сохранивший изящные классические формы корпус яхты «Рабочий», впоследствии ставший «Орионом». Сегодня это старейшая в СНГ яхта: она построена в 1915 году в городе Або в Финляндии. До революции принадлежала Императорскому яхт-клубу в Петербурге. Инициативой М. В. Григорьева корпус яхты был доставлен в Николаев и восстановлен. Символично «Орион» в Николаеве был спущен на воду 12 апреля 1961 года, в день полета в космос Ю. А. Гагарина.

На протяжении сорока лет «Орион» был гордостью и украшением яхт-клуба завода имени 61 Коммунара. К сожалению, создавая «Орион», не учли дефицита свинца на Украине в начале нашего тысячелетия.

Свинцовый киль оказался непреодолимым соблазном, и вот уже несколько лет длится мародерская агония. Яхту ломают. Киль, как и положено, расчленив, увезли в Киев (оттуда к нам теперь приходит все доброе и вечное). И теперь старейшее парусное судно России, потом СССР, а потом СНГ пойдет на дрова.

А если бы нашлись небольшие деньги, пусть «Орион» остался бы на берегу как музей и учебный класс для мальчишек — будущих капитанов. Он был бы главным украшением яхт-клубовского берега и достойной памятью нашим дедам.

К сожалению, я нарушил хронологию и из далеких тридцатых перенес читателя в третье тысячелетие.

Яхт-клубовская деятельность А. И. Суэцкого началась в предвоенные годы и продолжалась до конца августа 1982 г.

Он был капитаном яхты «Гражданин», начальником водной станции НКИ, был гребцом и яхтсменом. Любил строить яхты и их усовершенствовать. По заказу Д. Сквирского построил две яхты для моряков Мурманска. Несколько яхт по сей день служат «стрелочникам» («Коралл», «Корсар», «Паллада»), Лёсю приглашали на курсы яхтенных рулевых «читать» навигацию. Будучи интересным рассказчиком, Андрей Иванович сразу становился центром внимания. В довоенные годы работал на парусных транспортных судах. Отсюда серьезный опыт профессионала. Многолетняя самоотверженная яхтенная жизнь наградила Лёсю радикулитом, о котором в городе до сих пор ходят легенды. Я думаю, он их сам сочинял и, хихикая в душе, выдавал за чистую правду.

Легенда «за радикулит».

Вариант первый, наиболее достоверный. Приводил в порядок корпус яхты стоя по пояс в воде (вода на выбор: осенняя, зимняя, весенняя. Летняя, разумеется, исключалась) . Это назидательная легенда для начинающих яхтсменов.

Вариант номер два. Во время пребывания в тюрьме (был краткий эпизод в жизни Андрея Ивановича). Это для слушательниц, которые должны были Лёсю пожалеть, из жанра «Я был батальонный разведчик».

Оказывается, сюжет песни, распеваемой на бескрайних российских просторах послевоенными инвалидами, родился в Николаеве. Автором ее был Петр Исаевич Вейнберг, журналист, поэт и переводчик из семьи николаевского нотариуса. Первоначальный вариант назывался «Он был титулярный советник».

Вариант номер три. Для экстремалов. Упал с 30-метровой мачты и ударился кобчиком. Тут скромный взгляд парашютиста без парашюта.

Вариант номер четыре. Для любителей истории. На крыше поезда в тяжелые послевоенные годы вез мешок соли. Облава! (Тут Андрей Иванович трагически закатывал глаза.) На ходу спрыгнул с пятиметровой высоты, не выпуская из рук многопудовый мешок. «Сорвал спину», — скромно потупясь, добавлял рассказчик.

Самое удивительное, что, учитывая огромную физическую силу и мальчишеский характер, все эти истории могли иметь место в Лёсиной жизни. С возрастом его перекосило, стало трудно ходить. Обладая такими талантами, можно было сидеть на скамеечке и рассказывать бесконечные морские истории, в которых быль шикарно, по-николаевски, переплеталась бы с выдумкой. Но он был из другого теста— приобрел себе мопед «Карпаты». Вот как об этом пишет в своих очерках Марк Васильевич Григорьев: «С грохотом в летном шлеме (берег уши— прогрессировала глухота) Лёся мчался по улицам города в яхт-клуб, завод или на «Стрелку». За несколько лет изъездил не менее трех мопедов».

Легенда из Лёсиной молодости. Гребные соревнования. Андрей — лидер с большим отрывом. Ему этого мало, оставив весла в покое, ехидно улыбаясь, достает из-за пазухи трубку и неторопливо набивает ее самосадом. Несколько глубоких затяжек, и, восстановив таким крамольным в мире спорта образом силы, Лёся вновь берет в руки весла и с шиком финиширует первым. Не знаю, правда это или нет, но соответствует духу того времени. И мне хочется, чтобы Андрея Ивановича Суэцкого запомнили именно таким — сильным, веселым, по-доброму хулиганистым, нашим дорогим одноклубником Лёсей!

1937 год. В январе на водной станции открытие зимней спортивной базы. Каток с беговыми дорожками, площадка для фигурного катания и снежная горка, комнаты отдыха, раздевалки. Выдавались напрокат буера, лыжи, сани-кресла. Для школьников коньки бесплатно, всю зиму — замечательный зимний отдых под музыку духового оркестра.

2 мая — открытие летнего сезона. У оркестра появился серьезный конкурент — электропатефон. Как многое новое, он казался неким предметом окончательного музыкального счастья. Примерно в это же время городской фольклор обогатился модным шлягером на электрическую тему:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41