Верфь на Ингуле (часть 2)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Чуть позже конструкторы внесут необходимые исправления в документацию, рабочие дополнительно раскрепят трубы, дымоходы, площадки, трапы, вентиляторы, мачты, другие конструкции. И контрольный выход не будет похож на первый, он пройдет спокойно и без неожиданностей.

На послевоенном первенце корабелы-коммунаровцы трудились в полную силу. Досталось трубопроводчикам и слесарям-монтажникам, достройщикам и малярам. Сроки, отведенные на достройку и испытания, устанавливались небольшие, и нужно было доказать, на что способен молодой коллектив, которому впервые после войны поручили ответственное дело. И доказали. Трудились, не считаясь ни со временем, ни с отдыхом. Швартовные испытания на судне проводились непрерывно, в две смены. Многие рабочие сутками не покидали завод, доводя машины, оборудование, приборы, другую технику.

Особенно отличились на достройке головного заказа бригады, возглавляемые мастерами высокого класса А. И. Германюком, И. М. Емцем, И. И. Чернозубом, М. Ш. Щербиной, К. Г. Бовтом, П. Ф. Сичкарюком, А. И. Статкевским, В. П. Кузнецовым. Многие из них еще до войны участвовали в постройке подобных судов. Но то было почти 10 лет назад, а теперь, истосковавшиеся по большому делу, они работали споро и с удовольствием. У них на ходу училась молодежь. Она перенимала опыт старших, во всем поддерживала своих наставников, помогала им и шла за ними. Многие из молодых через несколько лет сами стали специалистами высокой квалификации, на них легла большая ответственность за постройку не одного десятка судов, которые оказались куда сложнее первого послевоенного.

Организаторами достройки головного заказа были строители В. Д. Томашпольский, Б. И. Алехин, А. А. Бараш, а исполнителями — мастера и старшие мастера К. Г. Данаусов, В. И. Писевич, В. А. Перчинский, А. И. Копырин, А. Н. Пшеничный, Г. П. Павлюк, И. Н. Свинционник, Е. Г. Эйдельман, К. Е. Бе- щенко, И. И. Доманов.

Всю работу возглавлял директор завода, инженер-механик И. С. Прибыльский. Он не досаждал подчиненным мелочной опекой, давал им возможность проявить инициативу, но постоянно бывал на наиболее сложных участках, а в экстремальных ситуациях брал организацию дела на себя.

Правительство высоко оценило работу коллектива завода, конструкторов, ученых, работников контрагентских организаций, создававших первое послевоенное цельносварное судно. Многие участники постройки были награждены орденами и медалями Советского Союза, получили премии, а группе специалистов-кораблестроителей была присуждена Государственная премия. От завода этой высокой награды были удостоены И. С. Прибыльский и начальник корпусно-стапельного цеха Г. О. Демьянко. Они были первыми на заводе и в городе лауреатами Государственной премии.

Несмотря на то, что восстановление и реконструкция завода подходили к концу, работать судостроителям год от года становилось труднее. Росла программа, число строившихся кораблей с каждым годом становилось все больше и больше, оснащение же завода в основном оставалось на довоенном уровне, если не считать вновь появившихся кранов большой грузоподъемности, аппаратов для газовой резки металла и электросварки.

Многое зависело от работы руководящего состава и, прежде всего, от начальников ведущих цехов, отделов, администрации завода. Все они были добросовестными и исполнительными работниками, несли большую нагрузку, но работа и отдача цехов была неравной. В особенно трудном положении оказался достроечный цех, на который приходилась львиная доля достроечных работ и работ по модернизации. Цех лихорадило, со своими задачами он не справлялся, план не выполнял, графики производства работ постоянно срывались. Необходимо было укрепить руководство этим цехом. У директора завода, парткома мнение было единым — доверить руководство этим трудным цехом А. Б. Ганькевичу, который своей энергией и огромным трудолюбием завоевал большой авторитет не только в цехе, которым он руководил до этого, но и на всем заводе.

12 января 1948 года А. Б. Ганькевич назначается начальником достроечного цеха. Приступив к руководству, он требует полной личной ответственности за порученное дело от каждого работника, начиная от рядового рабочего и кончая собой. Активная деятельность нового начальника, его личный пример уже через короткое время дали о себе знать — достроечный цех вышел в передовые коллективы завода.

Позже, когда И. С. Прибыльского перевели в Москву, он предложил на должность директора завода им. 61 коммунара кандидатуру А. Б. Ганькевича. Однако назначение нового директора было непростой проблемой. Дело в том, что в Николаеве с давних пор существовала традиция, по которой на должности директоров судостроительных заводов приглашали специалистов из других городов, большей частью из Ленинграда. Так было до революции, до войны, так было и после нее.

Первым секретарем Николаевского обкома Компартии Украины в то время был Андрей Павлович Кириленко, впоследствии член Политбюро и секретарь ЦК КПСС. Когда Иван Степанович Прибыльский зашел к нему, чтобы доложить о своем отъезде из Николаева, между ними состоялся такой разговор:

— Андрей Павлович, я, к сожалению, должен покинуть полюбившийся мне город. Меня переводят на работу в Москву.
— Знаю. Жаль, что ты покидаешь город и завод, но повышение есть повышение. На твой перевод мы дали согласие, и мне остается только поздравить тебя. А кто будет директором?
— Предлагаю кандидатуру Анатолия Борисовича Ганькевича, нашего лучшего начальника цеха. Молодой, энергичный, трудолюбивый, хороший организатор…

Андрей Павлович после некоторого раздумья, глядя на собеседника, сказал:
— Слушай, Иван Степанович, я Ганькевича не знаю, эта фамилия нам пока ни о чем не говорит. Не получится ли так, что мы потеряем хорошего начальника цеха и не найдем в нем директора? Нам лучше бы получить готового, с опытом руководящей работы.

Иван Степанович настаивал на своем. На предложение первого секретаря он заметил, что в Николаеве, по его убеждению, с давних пор сложилась неправильная традиция, неизвестно кем и когда установленная. И, развивая свою мысль, он сказал:
— Смотрите, Андрей Павлович, на Владивостокском заводе директор — николаевец, директор Северодвинского — николаевец, даже в Ленинграде два директора завода были из Николаева. А для завода им. 61 коммунара в Николаеве подавай приезжих директоров!

Это высказывание оказалось настолько убедительным, что А. П. Кириленко задумался. После обмена мнениями с членами бюро предложение С. Прибыльского было принято, и 8 апреля 1950 года был подписан приказ о назначении А. Б. Ганькевича директором завода.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67