Верфь на Ингуле (часть 2)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Конечно, в работе бывали и сбои. Временами срывались сроки внешних поставок, особенно корпусного литья, вспомогательных механизмов, случались задержки с внутризаводскими поставками, что отрицательно сказывалось на работе стапельного и монтажного цехов, останавливало электромонтажные работы. Такие сбои приходилось ликвидировать штурмовщиной, работой в выходные дни.

Завод также испытывал дополнительные трудности, особенно при постройке головного судна и первых серийных, из-за неудовлетворительного состояния проектной документации. Вследствие сжатых сроков проект судна делали поспешно, конструкторы, не имея достаточно времени, допускали много ошибок, которые позже приходилось исправлять «на ходу». При постройке судов этого проекта в 1962 году в заказные ведомости было внесено свыше трех тысяч изменений, в том числе 210 дополнений. Имели место массовые изменения и дополнения в количестве материалов, израсходованных на головное судно. При первоначальной норме свинцового сурика на заказ 7 т его потребовалось 12 т, вместо предусмотренных документацией 400 кг войлока его фактически было израсходовано более 4 т, а числившиеся в заказных ведомостях 12 тысяч пог. м труб для охлаждающих змеевиков на самом деле превратились в 22 тысячи. Все это отрицательно сказалось на своевременном обеспечении первых строившихся судов дефицитными фондируемыми материалами, привело к трудностям и в работе снабженческих служб завода, возглавляемых в то время начальниками отделов В. А. Симоновым, П. Д. Рыбалко, заместителем директора А. А. Шайкевичем.

В дальнейшем, после постройки пяти-шести рефрижераторных судов, конструкторская и технологическая документация силами заводских конструкторов и технологов при участии конструкторов из конструкторского бюро была тщательно откорректирована. Это позволило судостроителям, освоившим прогрессивную технологию и передовую организацию труда, уже в скором времени добиться сокращения трудоемкости и циклов строительства судов этого типа. Так, уже на пятом заказе трудоемкость была сокращена на 20 % , а на двадцатом — на 35 % Это очень хороший показатель для того времени, при еще сравнительно невысоком уровне механизации технологических процессов вообще и в корпусостроительном производстве в особенности.

Проследим, как сокращался общий цикл строительства судов. Следует, однако, заметить, что вовсе не обязательно, чтобы продолжительность постройки головного судна была выше, чем последующих. Чаще происходит наоборот. Несмотря на новизну, незнакомый проект, цикл строительства головного судна короче, чем следующих за ним судов этой серии. Это объясняется тем, что постройке нового судна, как правило, уделяется больше внимания на всех этапах строительства. При этом руководство завода не считается с затратами материальных ресурсов и даже старается, по известным причинам, расходовать их как можно больше. То же и с трудоемкостью. К строительству головного судна привлекается чрезмерное число рабочих, чаще обычного используются сверхурочные работы и работа в выходные дни.

Одним словом, при постройке головного судна активно действует лозунг «любой ценой». Так получилось и с «Сибирью». Если головное судно от закладки на стапеле до сдачи было построено за 13 месяцев и 17 дней, то второе строили 17 месяцев и 5 дней, а четвертое — 18 месяцев и 27 дней. Лишь только восьмой по счету рефрижератор — «Александр Иванов» — был построен быстрее головного — за 12 месяцев и 19 дней.

По мере освоения работ общие циклы строительства начали планомерно сокращаться — вначале до одного года, а затем до 11, 10, 9 и 8 месяцев. Рефрижераторы «Полярный круг», «Художник Врубель», «Полярные зори» и «Маршал Малиновский» в начале 1970-х построены за период от 7 месяцев и 15 дней до 7 месяцев и 2 дней, а на рефрижератор «Художник Дейнека» ушло всего 6 месяцев и 27 дней. Такого короткого цикла строительства не было достигнуто больше ни на одном из судов этого или подобного проектов как на заводе им. 61 коммунара, так и на других судостроительных заводах.

Рефрижераторные суда типа «Сибирь» по своим мореходным и эксплуатационным качествам, условиям обитания и работы команды зарекомендовали себя с самой лучшей стороны и сейчас продолжают служить во всех рыболовных флотах нашей страны.

Рефрижератор «Художник Сергей Герасимов» достойно представлял нашу страну на международной выставке «Ин- рыбпром-68», в которой приняли участие 23 страны, в том числе государства с традиционно высоким уровнем судостроения, такие как Англия, Япония, США, ФРГ. Наш серийный рефрижератор был отмечен дипломом первой степени и признан одним из лучших в мире. Всего было построено 47 судов типа «Сибирь». Рефрижераторные суда привлекли к себе внимание зарубежных специалистов. Для ГДР, Болгарии и Румынии в разные годы было построено девять рефрижераторов.

С одним из них — «Солнечный берег» — произошел курьезный случай. Обычно белоснежные рефрижераторы не вызывают подозрений у моряков-пограничников. Но вот однажды такое мирное судно стало предметом их пристального внимания. Шло оно под советским флагом, но латинские буквы на борту свидетельствовали о его принадлежности другому государству. «Кто вы? — запросили с патрульного катера.— Я — «Лазурен бряг». Следую с ордена Ленина завода имени 61 коммунара в Одессу для сдачи болгарским морякам».

Виновниками этого недоразумения были коммунаровцы. Они на месяц раньше запланированного срока отправили в первое плавание рефрижератор, заказанный им болгарскими друзьями. А впереди у судна сотни более длительных рейсов, но уже под болгарским флагом. Десять тысяч миль может он пройти без захода в порт.

Для болгарских моряков мы построили несколько судов, и все они получили самую высокую оценку специалистов. В музее завода хранится номер болгарской газеты «Работническо дело», в которой можно прочесть теплые слова благодарности корабелам-коммунаровцам за отличные транспортные корабли. Досрочная сдача «Лазурного берега» была посвящена 25-й годовщине освобождения братской страны от фашизма. У англичан, побывавших на этом судне в Северном море, все вызывало восхищение. Они даже поинтересовались, в какой стране оно построено. Пришлось для убедительности показать прикрепленные на механизмах таблички «Сделано в СССР».

Высокую оценку рефрижератору «Лютен кляйн», первому судну, построенному коммунаровцами для ГДР, дали технический директор Ростокского рыбокомбината В. Хеберер- Вильгельм и главный механик нового судна Харальд Эколам. А инженер торгового представительства ГДР в СССР Рудольф Нойманн сказал: «Я с удовольствием могу отметить, что это судно построено со вкусом и глубоким знанием дела. Оно красивое, прочное и быстроходное, причем при его сооружении учтены все наши предложения и пожелания».

У некоторых рефрижераторных судов этой серии судьба сложилась довольно драматично. В 1964 году был построен и передан Севрыбхолодфлоту рефрижератор «Константин Ольшанский», названный в честь Героя Советского Союза, который возглавил легендарный николаевский десант из 68 моряков, высадившийся в районе элеватора накануне освобождения города от немцев.

Всем десантникам, погибшим в неравном бою, в том числе и К. Ольшанскому, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Николаевцы свято чтут память о своих героях. В центре города, на месте их захоронения, создан прекрасный мемориал, установлен памятник и зажжен Вечный огонь. Благодарные горожане ходатайствовали перед Министерством рыбного хозяйства о присвоении одному из судов, строившихся на заводе им. 61 коммунара, имени командира героического десанта Константина Ольшанского. Их просьба была удовлетворена.

Спустя два года после рождения корабля на «Константине Ольшанском» во время возвращения из дальнего рейса возник пожар в районе машинного отделения. Команда судна сделала все, что могла. Героически действовали команды судов, подошедших в район бедствия. Им удалось спасти корабль от гибели. Но в районе машины сгорело все, что только могло гореть, а пятиярусная надстройка превратилась в груду обгоревшего деформированного металла. Были и жертвы.

Руководство Севрыбы обратилось к заводу с просьбой восстановить потерпевшее бедствие судно. Трудно было заводу, не сокращая сдаточной программы, произвести такой ремонт. Но это был «Константин Ольшанский»! Заводчане не могли не откликнуться на просьбу моряков судна, носящего имя их героя. За дело взялись дружно. На помощь комсомольско-молодежным бригадам корпусного, стапельного, трубомедницкого, монтажного, малярного цехов пришли инженеры отделов заводоуправления. В короткие сроки «Константин Ольшанский» был восстановлен.

Не повезло и рефрижератору «Виктор Лягин», построенному в ноябре 1965 года. Назван рефрижератор в честь руководителя Николаевской подпольной организации «Центр», действовавшей в городе в период фашистской оккупации. Виктор Лягин не дожил до Победы — в 1943 году он погиб в фашистских застенках. Ему, как и Константину Ольшанскому, посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Одна из центральных улиц города носит его имя.

Через год после сдачи транспортного рефрижератора в открытом море по вине капитана встречного судна произошло столкновение. В результате шедший угловым курсом сухогруз на полном ходу врезался в борт «Виктора Лягина» в районе машинного отделения. Форштевень сухогруза проник в рефрижератор почти на половину его ширины. В наружной обшивке образовалась огромная пробоина. Были повреждены палубы, переборки, трубопроводы, оборудование, корабельная проводка. В корпус рефрижератора хлынула вода, возникла угроза его затопления. Подошедшие на помощь спасательные суда разняли сцепившиеся корабли, подвели понтоны и спасли рефрижератор от гибели. Снова моряков выручили коммунаровцы — в короткие сроки они восстановили «Виктора Лягина».

Ответственным сдатчиком головного рефрижератора был Е. С. Елеонский, впоследствии главный строитель серии судов этого типа, сдаточным механиком — Б. И. Косой. Старшими строителями серийных судов и их ответственными сдатчиками были назначены М. Д. Дымо, В. Д. Маслов, В. И. Сытник, В. М. Дмитриев, И. А. Скаврон, Ю. А. Копырин. Но наибольший вклад в строительство рефрижераторов внесли А. А. Зарубьян и Е. А. Кащенко, сдавшие: первый — восемь судов, второй — десять.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67