Детальное описание купить духовой шкаф bosh в киеве на сайте.

Верфь на Ингуле (часть 2)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

В нашей стране, в городах, на предприятиях, в организациях свято чтят подвиг воинов — участников гражданской и Великой Отечественной войны. Слова «Никто не забыт, ничто не забыто» известны седому генералу и юному школьнику. Но эти слова не только помнят. Сегодня много делается для того, чтобы время не стерло из нашей памяти героические события тех легендарных, давно минувших дней. Герои достойны этого, достойны, чтобы мы хранили память о них.

Но, наверное, было бы справедливо, чтобы и к тем, кто отдал все свои силы мирному труду, к тем, чью работу порой можно приравнять к бою, относились эти слова — «Никто не забыт, ничто не забыто». Нам в наше торопливое время, к сожалению, некогда подумать о них, и тем более что-то для них сделать. А это неправильно. Наш общий долг, особенно молодого поколения — заботиться о людях, так много потрудившихся в мирное время, сохранить память о них и их делах.

Завод в 1950-е годы продолжал работать стабильно, из квартала в квартал улучшались его технико-экономические показатели, ширилось социалистическое соревнование, появлялись новые передовики производства. В августе 1954 года радостная весть облетела весь завод. По итогам Всесоюзного социалистического соревнования за второй квартал коллективу завода было присуждено первое место и вручено переходящее знамя Совета Министров Союза ССР. Это была первая за послевоенный период победа завода во Всесоюзном социалистическом соревновании. Около главной проходной на внутризаводской площади состоялся митинг. Почетное знамя вручил представитель отрасли Б. Е. Бутома. После этих торжеств коллектив коммунаровцев много раз выходил победителем во Всесоюзном социалистическом соревновании, занимал классные места, а в 1957 году за удержание в течение четырех кварталов подряд первого места в социалистическом соревновании среди предприятий отрасли был награжден Почетной грамотой ВЦСПС и ему на вечное хранение было вручено памятное Красное знамя.

К государственному плану, его составлению, утверждению, обеспечению и выполнению А. Б. Ганькевич относился очень серьезно. Он не требовал от вышестоящих планирующих органов какого-либо снисхождения к коллективу завода в части напряженности плана, не просил уменьшить его объем или скорректировать его. Но вместе с тем он очень настойчиво добивался, чтобы план был реальным, был обеспечен необходимыми ресурсами. Он готов был бороться за это на любом уровне. Он часто выезжал в Госплан Союза ССР для встречи с его работниками и начальником отдела В. Н. Лаврентьевым. С Владимиром Никифоровичем у них была старая, еще с довоенных времен, дружба, и его советы всегда помогали директору обрести спокойствие и уверенность в работе.

В. Н. Лаврентьев был незаурядной личностью, выходцем из довоенной плеяды специалистов-коммунаровцев. В 1929 году после окончания железнодорожного техникума он был направлен на работу на станцию Тайга Омской железной дороги в Сибири помощником машиниста. Вскоре молодой специалист хорошо изучил паровоз, научился «кочегарить», смазывать машину, и машинист на перегонах начал доверять ему рычаги управления, чем он очень гордился. Но больше всего Володе нравилось на полном ходу железнодорожного состава тянуть за ручку паровозного гудка, после чего могучий басистый звук на всю бескрайнюю тайгу оповещал о движении по магистрали стального богатыря. Работа на железной дороге Владимиру Никифоровичу нравилась, но все же его больше и больше тянуло домой, в родной Николаев, тянуло к судостроению, которому многие годы отдали его отец, дед, где работали его друзья и товарищи. Вскоре он приезжает в родной город, поступает на завод им. 61 коммунара распределителем работ механического цеха, а по вечерам занимается на вечернем факультете кораблестроительного института. После окончания института работает заместителем начальника, а с 1937 года — начальником главного механического цеха. Это было большим доверием, оказанным молодому инженеру. В 1938 году В. Н. Лаврентьев стал начальником планово-диспетчерского отдела завода. Этому назначению предшествовало трагическое событие, случившееся на заводе.

В это время коммунаровцы строили опытный отсек, имитирующий среднюю часть судна, для натурных испытаний бортов, настила палуб, переборок, отсеков и других конструкций в условиях открытого моря. Строительство отсека подходило к концу, но случилось непредвиденное. 24 июля 1938 года, после рабочей смены, отсек загорелся. Клубы черного дыма, а затем огромные языки пламени охватили отсек и достигли верхней части эллинга. Горело рештование и его защитное ограждение. На пожар съехались десятки пожарных машин, но в это время начали рваться кислородные баллоны, находившиеся в районе отсека, что осложнило работу пожарных. В конце концов пожар был потушен, но тогда, когда сгорело все, что могло гореть.

На другой день В. Н. Лаврентьева вызвали к заместителю директора завода по кадрам на совещание. Перед совещанием Владимир Никифорович узнал, что многие руководящие работники завода ночью были арестованы. Заместитель директора сообщил, что арестованные руководители сознались в своей причастности к пожару, назвал их врагами народа.

Все были глубоко потрясены случившимся — и пожаром, и арестами, и признанием в преступлении. В числе арестованных были видные специалисты завода, много лет отдавшие судостроению: главный инженер Г. В. Бабенко, начальник планово-диспетчерского отдела П. А. Буряк, начальник цеха Л. П. Фомин, начальник участка Д. А. Бондарь, мастер Н. И. Базилевич и др. Все они были очень порядочными людьми, беззаветно преданными своему делу. С совещания расходились молча, тихо. Никто не мог представить, что П. А. Буряк, или Г. В. Бабенко, или Д. А. Бондарь, да и другие товарищи — враги народа.

Через несколько дней директор завода И. А. Халанай пригласил В. Н. Лаврентьева и предложил ему занять пост начальника планово-диспетчерского отдела вместо арестованного П. А. Буряка. Владимир Никифорович согласился.

Через восемь месяцев всех заключенных коммунаровцев выпустили на свободу. Следствие по их обвинению было прекращено за отсутствием состава преступления, но моральный урон им был нанесен немалый. Некоторые из них заняли свои прежние места, но никто не любил вспоминать, тем более рассказывать о событиях тех страшных дней. Лишь спустя много лет, уже после войны, П. А. Буряк, работавший в то время заместителем директора завода по общим вопросам, рассказал автору этих строк обо всем, что тогда произошло.

Началась война. Николаеву грозила фашистская оккупация. В. Н. Лаврентьев с группой товарищей покидает Николаев и добирается до Астрахани. Один из руководителей отрасли, П. П. Белов, находившийся в этом городе, направил Владимира Никифоровича в Навашино начальником механического цеха.

В ноябре 1942 года В. Н. Лаврентьева вызвали в Москву. Цели вызова он не знал. В Наркомате его принял сам нарком И. И. Носенко. Иван Исидорович был выходцем из Николаева, из семьи судостроителя-кузнеца. Тут он родился, учился и начинал свою трудовую деятельность. В предвоенные годы он работал на заводе им. Андре Марти начальником монтажного цеха, а в 1936 года был назначен директором Балтийского судостроительного завода в Ленинграде. Нарком знал Владимира Никифоровича еще по Николаеву, поэтому встреча земляков была особенно приятной и радостной.

После взаимных приветствий, расспросов нарком предложил В. Н. Лаврентьеву работу в плановом отделе Наркомата. Вначале Лаврентьев пытался отказаться. Но Иван Исидорович был решительным человеком, имел огромную силу воли, мог убедить собеседника.

В феврале 1943 года начальник планово-производственного отдела Наркомата А. С. Крепе сообщил Владимиру Никифоровичу о том, что по указанию заместителя председателя Совета Министров Союза ССР, председателя Госплана Н. А. Вознесенского создан и комплектуется отдел Госплана по судостроению и его, Лаврентьева, приглашают на работу в этот отдел. Это сообщение потрясло Владимира Никифоровича. И как могло быть иначе! Ведь совсем недавно он был всего лишь помощником машиниста паровоза, а тут Госплан Союза! Он тут же заявил А. С. Крепсу, что к такой работе совершенно не готов, что она его еще больше отдалит от судостроения и он не дает согласия трудиться в столь высоком органе, к тому же он беспартийный. На это Крепе ему заметил, что с таким вопросом не шутят, а с товарищем Вознесенским вообще не спорят и его доверием не пренебрегают.

Так В. Н. Лаврентьев стал заместителем начальника отдела судостроения Госплана. В 1950 году он был назначен начальником этого отдела и на этом ответственном посту проработал более 28 лет, вплоть до 1978 года.

Все вопросы развития судостроения, включая проектирование судов, создание новых образцов техники, планирование строительства флота, координирование поставок для строившихся заказов, шли через Владимира Никифоровича. Он досконально знал основы планирования на всех уровнях, начиная от участка, цеха и кончая Советом Министров, был полностью осведомлен о положении дел на всех главных судостроительных заводах. Он был знаком с директорами и главными инженерами ведущих судостроительных заводов страны, начальниками конструкторских бюро, главными конструкторами судов, постоянно поддерживал с ними связь и деловые контакты.

Осенью 1959 года А. Б. Ганькевич был назначен директором Черноморского судостроительного завода. Расставание с коллективом коммунаровцев, где он вырос от судового разметчика до директора, было тяжелым. Но нужно было принимать другой, более крупный завод.

В 1960 году за постройку большой серии китобойных судов на заводе им. 61 коммунара и китобойной базы «Советская Украина» на Черноморском Анатолий Борисович награждается орденом Ленина, а в 1966 году за особые заслуги в развитии отечественного судостроения — вторым орденом Ленина и медалью «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда. В 1979 году А. Б. Ганькевич ушел на заслуженный отдых, проработав в должности директора двух николаевских заводов в общей сложности 29 лет. В судостроении не было ни одного руководителя, который бы на протяжении столь длительного периода трудился на сложном и неспокойном директорском посту.

Николаевский областной комитет партии не ошибся, принимая в 1950 году решение о назначении на директорскую должность своего, николаевского специалиста.

Важной вехой в истории завода стал период строительства судов по проекту главного конструктора В. И. Неганова (главный конструктор первого в мире атомохода «Ленин»), Героя Социалистического Труда. Его заместителями были утверждены Б. И. Купенский, впоследствии главный конструктор, лауреат Ленинской премии, и А. Е. Певзнер.

Ответственным сдатчиком головного заказа назначили М. Л. Ентиса, сдаточным механиком — И. Ф. Иванова, старшими строителями по заведованиям — В. Г. Безверхого, М. Д. Дымо, А. С. Щербатюка, строителями — А. А. Западинского, В. Волкова, Е. Бимбало.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67