Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Еще при Фалееве предпринимались попытки благоустройства города. Приглашенные в Николаев садовники Гревенс и Адриан культивировали дуб, сосну, березу, ольху, клен. Но в целом на этом благоустройство и закончилось. Освещения в городе не было, улицы не мостились, лишь с помощью жителей власти старались засыпать и выравнивать перед жилищами и на проезжей части, дорог большие ямы.

Дома для офицеров и других поселенцев строили из глины или камня, в больших количествах добываемого в окрестностях. Они отличались простым внешним обликом без какого- либо декора. Лишь на больших казенных зданиях и домах зажиточных горожан устраивали террасы и мансарды.

Со временем силуэт центральной части города обогатился высокими шпилями и куполами Адмиралтейского собора, греческой церкви и католического костела. Собор и другие здания, построенные над бровкой Ингульского обрыва, создавали удивительно выразительный облик города, особенно если смотреть на него с противоположного берега реки, при въезде с северной стороны. Об этом свидетельствуют картина петербургского художника Ф. Я. Алексеева «Вид Николаева с реки Ингул», а также отзывы современников, писавших, что местоположение Николаева величественно и красиво и что стоит он на высокой утесистой горе, при подошве которой сводятся навстречу две большие реки Ингул и Буг.

С первых лет существования города в нем начала развиваться торговля хлебом. Хлеб вывозили малыми судами до Херсона, Одессы, а там перегружали на морские суда и отправляли за границу. На Буге не было ни одной пристани, и первые суда должны были обходить Спасский мыс и выходить в устье Ингула к причалу военной гавани. Ни свободных помещений, ни вообще свободного места в гавани не было, и суда вынуждены были долгое время простаивать под погрузкой или выгрузкой, которую вели непосредственно с подвод.

В связи с этим торговля становилась малорентабельной, к тому же из-за большого количества изгибов фарватера проход судна даже в ветреную погоду от военной пристани до Широкой Балки был труден и занимал другой раз столько же времени, как путь от Широкой Балки до Одессы. Стала очевидной крайняя необходимость постройки в Николаеве для начала пристани, а затем и торгового порта на Буге. В 1822 году такая пристань была построена, и значение Николаева как торгового города возросло.

Работа грузчиков в порту по погрузке хлеба была очень тяжелой. Среди начальников порта, купцов бытовало мнение, что «механические приспособления и всякие другие усовершенствования, может быть, и необходимы за границей, может быть, там они и уменьшают накладные расходы, но нам ничего этого не нужно, у нас, мол, все эти затраты были бы пропащими деньгами. Спина и руки нашего рабочего лучше и дешевле всякого механического приспособления».

Через некоторое время в Николаеве начала действовать железная дорога. На подорожный налог, взимаемый с купцов за пуд перевозимого хлеба, была замощена Кузнечная улица, соединившая железнодорожную станцию с портом. Доставлять хлеб по мостовой воловьими и конными упряжками теперь можно было в любую погоду и за меньшую плату. Работу для волов и лошадей облегчили, а люди продолжали на плечах носить стокилограммовые мешки и ссыпать из них зерно в корабельные трюмы.

Многие годы в Николаеве существовала нумерация кварталов — улицы не имели названий. В 1835 году, в бытность М. П. Лазарева главным командиром Черноморского флота, в городе первым улицам дали названия. В центральной части города появились Адмиральская, Фалеевская, Соборная, Спасская, Рождественская, Католическая, Херсонская, Большая и Малая Морские, указывающие на то, что Николаев — город морской. В районе, где селился мастеровой люд и отставные военные, улицы называли по наименованию профессий, живших на них людей или именовали их первой, второй, третьей и т. д. военными. Улицы Конопатная, Столярная, Купорная и другие, как и в центре города, образовывали правильные квадраты и по своей ширине не уступали им.

Развитию образования в городе в первые десятилетия его существования значения не придавали. Действовала лишь Флотская штурманская школа. В нее принимали юношей из офицерского и других благородных сословий. Лишь в 1827 году, почти через 40 лет со дня образования города, в частном доме открылась первая школа с одногодичным образованием на 25 учеников. Еще через шесть лет появилось уездное трехклассное училище. Позже начали действовать еще несколько частных школ с небольшим числом учащихся, но в целом дело просвещения в городе продвигалось с большим трудом. Только в 1870-х годах, с открытием мужской, а затем и женской гимназий в принадлежавших военному ведомству зданиях на Адмиральской улице, дела с образованием начали поправляться. В 90-х годах прошлого столетия в Николаеве насчитывалось 41 учебное заведение, в которых обучалось около 3,5 тысяч человек.

Еще не было знаменитой Пулковской обсерватории, а в Николаеве в 1827 году была построена и введена в строй морская обсерватория, сыгравшая исключительную роль в развитии астрономической науки и практики, а также в подготовке для Черного моря моряков-гидрографов, в снабжении кораблей картами и мореходными инструментами. Обсерватория и сейчас является ведущей в стране по определению и сохранению точного астрономического времени.

Стараниями корабельных инженеров и офицерского состава при Адмиралтействе была укомплектована по тем временам прекрасная библиотека. Корабельный инженер С. И. Чернявский наряду со своим основным делом — постройкой кораблей — ведал коллекцией чертежей и книгохранилищем. Он оставил такой отзыв о библиотеке: «Кораблестроительная библиотека при Николаевском Адмиралтействе наполнена многими книгами о кораблестроении и по всем частям корабельной архитектуры столь многочисленна, что составляет науку эту полную. Корабельные инженеры могут усовершенствовать себя по части кораблестроения в такой степени, в какой не более возможно достигнуть этого в портах первых мировых держав». В 1840 году библиотека насчитывала 17098 экземпляров книг.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72