Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Они торопились, хотели как можно скорее попасть на свой завод, взглянуть на его стапели и цехи, пройтись по длинной достроечной набережной на левом берегу Ингула. Они хорошо знали завод, им были до мелочей знакомы его очертания, открывавшиеся с крутого спуска, который начинался от главной заводской проходной и кончался у знаменитых николаевских эллингов, построенных в 1912 году. Такого спуска и таких эллингов не было ни на одном другом заводе страны, а может быть и мира. Каждый завод, а завод судостроительный тем более, имеет свое собственное лицо. Такое неповторимое лицо имел и завод им. 61 коммунара.

День был пасмурный, влажный, по обочинам лежала грязь, кругом валялись рваные телефонные и электрические провода. Еще несколько минут — и впереди показались главные ворота завода, те самые, навсегда родные, которым давно перевалило за 100 лет. Перед ними справа раскинулась историческая площадь Коммунаров. Людей почти не встречалось. Незнакомые лица редких прохожих не привлекали внимания. Бросилось в глаза, что с площади исчез прекрасный памятник 61 коммунару, расстрелянным деникинцами в 1919 году. Возвышался лишь полуразрушенный гранитный пьедестал. Куда исчез памятник, догадаться было нетрудно. Бронза была стратегическим материалом, и фашисты не пощадили это произведение искусства, тем более, что памятник был сооружен в честь борьбы трудящихся за власть Советов на Николаевщине.

Еще минута-другая — и за чудом уцелевшими заводскими воротами открылся родной завод, вернее то, что от него осталось. Конечно, каждый предполагал, что вряд ли он увидит завод таким, каким видел в последний раз, в те трагические августовские дни 1941 года. Все понимали, что вряд ли немцы оставят судостроительный завод на ходу. Но то, что предстало перед ними в этот миг в пасмурной дымке, превзошло все их предположения.

Завода не было. Лишь сплошные руины, будто здесь произошло 12-балльное, ничего не щадящее землетрясение. Некогда прекрасные административные здания, главный плаз завода, давший путевку в жизнь многим превосходным кораблям, были снесены с лица земли, превратились в руины и пепел. А вместо стройного, ажурного, как бы сотканного из металлических кружев красавца-эллинга, этого сердца завода, на несколько сотен метров простиралась огромная бесформенная куча искореженного ржавого железа. В какую-то чудовищную паутину сплелись тысячи угольников, швеллеров, двутавров, в ней запутались пятитонные мостовые краны, рухнувшие во время взрыва с большой высоты на спусковые дорожки стапелей. Корпусного цеха не было. Его крыша, обрушившаяся на всю площадь цеха, погребла под собой кузнечные печи и правильные вальцы, мощные гибочные прессы и многое другое оборудование. Уникальный, единственный в мире огромных размеров циркульный кран, обслуживавший склад металла, распластался на земле грудной деформированного металла.

Монтажный, механический, достроечный, трубомедницкий и все остальные цехи были взорваны. От них остались груды кирпича, битого камня, осколки стекол, обгоревшие балки.

Находившиеся в цехах станки и оборудование были уничтожены рухнувшими крышами и потолками. Из многочисленных зданий завода уцелело лишь одно: контора корпусного цеха, построенная в 1835 году при адмирале М. П. Лазареве для экспонирования моделей строившихся в Адмиралтействе кораблей.

Сильно повреждено было транспортное хозяйство завода. Железнодорожный мост у Ингульского спуска взорван, все стрелки разбиты, железнодорожные рельсы во многих местах на стыках подорваны, подвижной железнодорожный состав угнан с завода, а оставшийся выведен из строя. Из 13 железнодорожных кату чих кранов 7 немцы увезли в Германию, 5 были подорваны и восстановлению не подлежали. Лишь один паровой кран с деревянной кабиной можно было отремонтировать. Когда рабочие завода его восстановили, то за свой невзрачный вид кран получил кличку «Гитлер». Из 54 вагонов 18 ушли на запад, а 36 были разрушены. В таком же состоянии находились и энергетические коммуникации.

Таким предстал завод перед бригадой специалистов-судостроителей, вступившей на его территорию 28 марта 1944 года в 10 часов утра. Можно с полным основанием утверждать, что завода не существовало. Трудно сказать, какую цель преследовали оккупанты, когда они решили запечатлеть разрушение завода на кинопленке в фильме «Тевтонский меч». Кадры из этого кинофильма и сейчас находятся в заводском музее, напоминая о трагической судьбе завода.

Конечно, завод им. 61 коммунара был далеко не единственным разрушенным в городе предприятием. Пострадал также завод им. Андре Марти, некоторые другие заводы. Были выведены из строя водопровод, связь, электросеть, не работали хлебопекарни, больницы, предприятия пищевой промышленности, не говоря уже о школах и учреждениях культуры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72