Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ

Наступил незабываемый 1944 год. Войска 3-го Украинского фронта под командованием Р. Я. Малиновского с боями приближались к городу корабелов.

Ранняя и необычно влажная весна превратила южные степи в труднопроходимые топи. В украинском черноземе вязли машины и с трудом передвигались лошади и люди. Представитель Ставки Верховного Главнокомандования, маршал Советского Союза А. М. Василевский, посетивший в марте штаб 3-го Украинского фронта, находившийся в это время под Николаевом в Новой Одессе, вспоминал: «Много я повидал на своем веку распутиц. Но такой грязи и такого бездорожья, как зимой и весной 1944 года, не встречал ни раньше, ни позже. Буксовали тягачи, артиллеристы тащили пушки на себе. Бойцы с помощью местного населения на руках подносили снаряды на артиллерийские позиции за десятки километров» 39. Но, несмотря ни на что, наши войска продолжали наступать. В те дни военный Совет фронта обратился к воинам: «Товарищи солдаты, сержанты, офицеры и генералы! Нас ждут миллионы сестер и братьев, отцов и детей, страдающих в неволе. Впереди Николаев — гордость украинской индустрии. Напряжем же все наши силы, крепче ударим по врагу и освободим в ближайшее время город Николаев! Вперед, славные воины! Николаев будет наш!».

К 25 марта войска фронта, ведя кровопролитные бои, вплотную подошли к Николаеву. Город горел. С его стороны доносились глухие взрывы — враг уничтожал предприятия, общественные и жилые здания.

Ночью 28 марта после непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки наши войска пошли на штурм, и уже утром того же дня 1944 года город корабелов снова стал советским.

Вскоре была взята переправа через Южный Буг и открыт путь на Одессу. Николаевцы, находившиеся под фашистским игом 955 дней, ликовали, на многих домах появились красные флаги. Последний раз они украшали здания и улицы города еще в первомайские дни 1941 года. Потом многие из них были надежно спрятаны, а теперь вновь затрепетали на весеннем ветру.

А уже вечером 29 марта Москва салютовала освободителям города двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий. Наиболее отличившимся воинским частям и соединениям были присвоены почетные наименования «николаевских». И сегодня на главной магистрали города высится обелиск с отлитыми в бронзе словами благодарности Родины своим сыновьям, отдавшим жизнь за ее освобождение. А рядом устремился ввысь русский штык, увенчанный орденом Отечественной Войны,— знак глубочайшего уважения и неиссякаемой любви николаевцев к своим освободителям.

Но вернемся в 1944 год. Впереди еще были долгие месяцы боев, нелегкий путь предстояло пройти советским воинам до Николаева, но уже началась подготовка к восстановлению и пуску в эксплуатацию судостроительных заводов. Естественно, точных данных о состоянии заводов не было, однако предвидели, что они будут далеко не в лучшем виде. Еще во второй декаде декабря 1943 года была организована бригада, которая первой должна была войти в город после его освобождения, оценить обстановку на заводах и принять меры для восстановления их жизнедеятельности. В группу вошли бывшие работники завода В. Н. Андрианов и Я. Е. Абрамов, исполняющий обязанности директора Николаевского кораблестроительного института Е. И. Скляров, исполняющий обязанности директора завода им. Андре Марти А. И. Порубай и другие. Возглавил группу депутат Верховного Совета Союза ССР И. К. Карасев. Каждому члену бригады в Москве был выдан специальный мандат. Этот мандат не один раз выручал николаевцев в самых сложных ситуациях.

Наши войска уже вели бои за освобождение Днепропетровска. Железнодорожное сообщение до Харькова было восстановлено, и группа судостроителей 15 января 1944 года выехала из Москвы на Украину. На следующий день, глубокой ночью, николаевцы приехали в Харьков. Здание городского вокзала было разрушено, и он временно размещался в неотапливаемом железнодорожном клубе, переполненном людьми. Электростанция работала плохо, с перебоями, поэтому помещение освещали «катюши» — фитили, вставленные в наполненные горючим гильзы от снарядов. И. К. Карасеву удалось связаться с облисполкомом, и группу поместили в гостиницу. В ней было холодно, мало света, вода подавалась с перебоями, но все были довольны. Главное — была крыша над головой, можно было выспаться.

После освобождения Днепропетровска бригада судостроителей прибыла в город. Здесь уже велись восстановительные работы. Обратились в управление строительства Наркомстроя СССР. Вновь помогли мандаты: группу поселили в общежитие, обеспечили продовольственными карточками. До освобождения Николаева оставалось еще больше месяца.

Исходя из сложившейся к тому времени обстановки, в начале марта бригада Карасева на эшелоне с боеприпасами выехала в Мелитополь, в тылы 3-го Украинского фронта. В это время в Чаплинке Херсонской области уже находился со своим немногочисленным аппаратом первый секретарь Николаевского обкома партии Иван Маркелович Филиппов. Связавшись с ним, И. К. Карасев получил указание всей группой незамедлительно перебазироваться в Малую Маячку (соседнее с Чаплинкой село) и в любую минуту быть готовыми выехать в Херсон, который вот-вот будет освобожден нашими войсками.

К концу дня 13 марта партийно-хозяйственная группа николаевцев уже во главе с И. М. Филипповым добралась до Олешек, где им предстояло переправиться через Днепр. Городская пристань была превращена фашистами в огромную бойню: весь берег Днепра был устлан трупами множества коров красной масти. Видно, оккупанты хотели весь скот переправить на запад, но не успели, в город уже входили наши войска. Тогда гитлеровцы перебили из пулеметов несколько сотен ни в чем не повинных животных.

Николаевцев поразила мертвая тишина на пустых улицах Херсона, брошенные дома. Оказалось, что за два дня до ухода из города немцы выгнали из него все население, а оставленные дома разграбили. Достаточно сказать, что в те дни в Херсоне насчитывалось немногим более 5 тысяч человек. Не было воды, электричества, связи, не работал транспорт, пустовали больницы и школы, пекарни и объекты коммунального назначения. Николаевская группа вместе с херсонцами включилась в восстановление первоочередных жизненно важных объектов.

Утром 26 марта бригаду предупредили, что Николаев с часу на час будет освобожден и надо быть готовыми в любую минуту выступить по направлению к городу. Конечно, все обрадовались такому сообщению, но вместе с тем и разволновались — ведь предстояла долгожданная встреча с родным городом.

В тот же день николаевская партийно-хозяйственная группа и присоединившиеся к ней работники Николаевского горкома партии во главе с первым секретарем А. Н. Хромовым покинули Херсон. По пути в Николаев они остановились на центральной усадьбе совхоза им. Шевченко, расположенного на границе двух областей. Их взорам открылась страшная картина: в совхозе горел хлеб. Отступая, немцы подожгли зернохранилище. Бурты пшеницы горели голубоватым пламенем. Оставшиеся жители совхоза — женщины, дети и старики — как могли спасали хлеб.

В ночь на 28 марта со стороны Николаева послышались приглушенные звуки взрывов и артиллерийской канонады. К утру стрельба поутихла, и в 8 часов группа николаевцев на двух военных грузовиках двинулась к родному городу. К 9 часам утра они добились до Водопоя — пригорода Николаева. Они увидели трупы оккупантов, остовы обгоревших автомашин, подбитые артиллерийские установки. Пальба прекратилась, лишь время от времени со стороны города слышались отдаленные орудийные выстрелы. Группа двигалась в составе разрозненных воинских колонн по Херсонскому шоссе, теперешнему проспекту Ленина, к центру города. На углу Херсонской и 2-й Слободской, попрощавшись с горкомовцами, комму- наровцы во главе с В. Н. Андриановым, взявшим инициативу в свои руки, направились к заводу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72