Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Заместитель наркома вскоре уехал в Севастополь. Погрузка оборудования в вагоны продолжалась, но уже днем многие рабочие с обеда на завод не вернулись, а находившиеся на заводе начали его покидать. Рабочих рук становилось все меньше и меньше, прекатилась подача вагонов и эвакуация оборудования начала сворачиваться.

13 августа в облисполкоме в 12 часов дня состоялось последнее совещание, на котором директор завода получил команду: все загруженные оборудованием вагоны отправить на станцию, а людей пешим порядком выводить в Херсон.

Главный инженер, главный энергетик, начальник ПДО и начальник местной противовоздушной обороны, прихватив с собой 10 толовых шашек, пошли по территории завода. Жаль было расставаться с заводом, но еще тяжелее было его разрушать. Указаний о взрывных работах не было, однако руководство по своей инициативе решило некоторые жизненно важные объекты взорвать, чтобы противнику не достался завод на ходу. Тогда никто из них и представить не мог, что пройдут не месяцы, а годы, прежде чем они возвратятся. Заводчане были уверены, что через месяц-другой завод снова будет в наших руках, поэтому и решили произвести взрывные работы щадящего характера.

Обход начали с кислородной станции. Ее компрессоры ритмично постукивали плунжерами, вырабатывая уже никому не нужный кислород. Под два компрессора подложили толовые шашки, предложили обслуживающему персоналу покинуть помещение и подожгли бикфордов шнур. Следующим объектом была электростанция с главной котельной и машинным залом. В котельной стояло четыре котла, два из них работали. Час назад прозвучал заводской гудок, призывая рабочих приступить к работе после обеда. Это был последний гудок на заводе и в городе накануне оккупации. Войдя в котельную, главный инженер приказал кочегарам положить в топки побольше угля и открыть краны для спуска воды из котлов — нужно было экономить взрывные заряды.

Вошли в главный машинный зал, где стояли красавцы турбогенераторы, воздушные компрессоры. Подложили взрывчатку под турбину и компрессор, зажгли бикфордов шнур и, не дожидаясь взрыва, поднялись наверх к корпусному цеху, где изготавливались корпуса авиабомб. Подложили под колеса вагона с корпусами взрывчатку, а в это время внизу раздалось несколько мощных взрывов — взорвались турбина и компрессор.

Подойдя к зданию заводоуправления, группа главного инженера заметила большую толпу людей, которые демонстративно выкрикивали о своем недовольстве тем, что начальство уехало и увезло с собой деньги из заводской кассы. Иван Степанович попытался утихомирить разбушевавшуюся толпу, посоветовал всем уходить в Херсон и при этом заявил, что тем, кто направится в Астрахань, деньги будут выданы на месте, а оставшимся в Николаеве деньги не понадобятся. В заключение он посоветовал рабочим идти на заводские склады и забирать все, что может пригодиться в хозяйстве. Люди приумолкли и начали расходиться.

День подходил к концу. Подъехала легковая автомашина главного инженера. В нее сели И. С. Прибыльский, главный строитель Г. В. Бабенко, старший инженер Вершинин, начальник охраны завода Г. М. Манеров. Через некоторое время они поехали в сторону Водопоя, направляясь в Херсон. Однако выехать из города им не удалось — заградотряд реквизировал машину, пришлось вернуться в город. Решили поздней ночью уйти в Херсон на яхте по Бугскому лиману, но эта попытка тоже не удалась: подул сильный встречный ветер, к тому же появилась опасность вражеского обстрела с Варваровского берега.

Ранним утром 14 августа та же группа из четырех человек оставила любимый город на Буге. С вещмешками за плечами по пыльной дороге они двинулись в сторону Херсона. На другой день им с большим трудом удалось переправиться через Днепр и добраться до Цюрупинска. Дальше их путь лежал через Симферополь на Астрахань. Так на время прекратилась деятельность славного коллектива завода им. 61 коммунара.

День 16 августа 1941 года для Николаева и его жителей был едва ли не самым черным днем в его более чем 150-летней истории — в город вошли немецкие войска. Подходя к Николаеву, гитлеровские генералы помнили не только о богатствах этого края, они помнили и о приеме, оказанном немецким оккупантам рабочими города в 1918 году. Поэтому вслед за войсками вермахта в город потянулись каратели: команда СД, так называемая служба безопасности, гестапо и полиция, Свое вступление в город немцы отметили казнями и грабежами. В нескольких местах были возведены виселицы, чтобы с первых дней оккупации подавить попытки любого сопротивления.

Однако все меры устрашения не могли остановить борьбы советских людей против фашистского порядка.

На заводе им. 61 коммунара начались поджоги и разрушения. Некоторое время завод был без хозяина. На нем сожгли столярный цех и примыкавшую к нему Компрессорную, здания телефонной станции, главной конторы, бюро пропусков, столовой и малого плаза. Это заставило оккупантов ввести усиленную охрану завода. Угрозами и репрессиями к 15 сентября немцам удалось привлечь для работы на заводе 160 человек. Их разбросали по основным цехам завода по 15—20 человек. В первый период работы собирали инструмент, убирали цехи и территорию завода, устанавливали снятое, но не вывезенное оборудование.

Руководство заводом осуществлялось военно-морским командованием, которое взяло под свое наблюдение работу заводов им. Андре Марти, им. 61 коммунара и мастерских торгового порта. К началу 1942 года завод был передан фирме «Герман Геринг» и получил название «Северная верфь». К этому времени число рабочих было доведено до 900, в основном это были рабочие корпусного, монтажного, достроечного цехов и управленческий аппарат.

Директором (главным шефом) завода был назначен прибывший из фашистской Германии Францен. Сначала он решал производственные вопросы только с главным инженером С. А. Андреевым, до оккупации работавшим на заводе строителем. Позже, со второй половины 1942 года, во все цехи и отделы завода были направлены немецкие специалисты, так называемые шефы, через которых и осуществлялось руководство производством. Мастерами, старшими мастерами, начальниками бюро работали бывшие специалисты завода им. 61 коммунара. Среди начальников цехов и отделов наряду с немецкими шефами были и русские, которые непосредственно и руководили работами.

Многие производственные цехи и участки завода, стапеля, крановое оборудование достались оккупантам почти в исправном состоянии. Только на некоторых участках, особенно в механических цехах, большинство станков было снято и эвакуировано, а на оставшихся повреждена пусковая аппаратура, выведены из строя объекты энергетики. Большие габариты и вес оборудования в корпусном цехе не позволили своевременно демонтировать его и отправить в тыл, оно почти все было на ходу. Некоторая часть станков и другого оборудования была упакована в ящики и находилась на территории завода или на железнодорожной станции города.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72