Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Начальник производственного отдела завода В. Н. Лаврентьев по совместительству был назначен главным строителем особо важных военных заказов. Владимир Никифорович совместно с заводскими конструкторами предложил конус головки авиабомбы изготавливать из судостроительной стали. Заказчики согласились. Пока выполняли чертежи, изготавливали оснастку, проводили опытные работы — время шло. Шло неумолимо, а горы незаконченных корпусов авиабомб росли, отправка их на другой завод для заливки взрывчаткой срывалась. Главный строитель с инженерами и рабочими, стараясь наладить важное дело, вторую неделю не выходили с завода. И все же, несмотря на огромные усилия, все делалось не так, как нужно, и не так, как хотелось. Время было безжалостно.

Обеспокоенный срывом сроков изготовления корпусов авиабомб, директор во всем обвинил В. Н. Лаврентьева и назвал его бездельником, тормозящим изготовление военного заказа. Это обидело главного строителя, который сам очень болезненно воспринимал неудачи. Да к тому же он днем и ночью находился в цехах на рабочих местах. Его можно было обвинить в чем угодно, но только не в бездеятельности. И все-таки вскоре дело поправилось, и корпуса пошли. Но было уже не до них — началась эвакуация.

Первое указание Наркомата о начале эвакуации завода поступило 8 июля 1941 года. Речь шла о вывозе наиболее ценного уникального оборудования. Но поскольку оно еще было нужно для производства, с его отправкой на восток никто не спешил. Однако во второй половине июля из Москвы пришел приказ о начале массовой эвакуации оборудования и людей, о подготовке к эвакуации недостроенных кораблей, загрузке их ценными материалами и оборудованием. Первый эшелон отправили в Астрахань, которая Москвой была определена базой для эвакуированных николаевских заводов. Желающих эвакуироваться было немного: никто не верил, что Николаеву грозит опасность, что город будет оставлен нашими войсками.

Все рабочие завода в первый месяц войны работали самоотверженно. Над заданиями оборонного назначения трудились днем и ночью, выполняя нормы на 200 % и более. Одновременно искали пути дополнительного вклада в оборону страны.

Николаевская областная газета «Більшовицький шлях» 3 августа 1941 года писала: «…Во всех корпорациях цеха, где начальником товарищ Хмельницкий, вчера состоялись митинги, посвященные основанию народного фонда обороны. На одном из них выступил рабочий Пономаренко, который сказал: «Оборона Отечества — наше кровное дело. Мы все, как один, примем участие в создании народного фонда обороны Отечества. Мы бьем врага оружием, стахановским трудом, ударим же его и рублем». На другой день рабочие всех цехов завода поддержали почин коллектива цеха, выступившего первым с патриотической инициативой».

А между тем обстановка осложнялась. Фронт все ближе и ближе подходил к городу. В начале августа поступило распоряжение Наркомата приступить к эвакуации третьей очереди оборудования, людей и обеспечить вывод в Севастополь недостроенных кораблей. 11 августа в штаб армии, отступившей из района Одессы, пригласили ограниченное число руководителей области, города и заводов. Совещание проводил командующий, генерал И. В. Тюленев и член Военного совета Л. Р. Корниец. Они сообщили собравшимся, что армия вынуждена оставить город. Командующий заявил, что войска нужно вывести на левый берег Днепра как можно быстрее во избежание окружения.

Главный инженер завода И. С. Прибыльский информировал командующего армией о том, что на заводе стоит несколько недостроенных кораблей, в том числе крейсер, которые своего хода не имеют. Для того чтобы их вывести, нужны портовые буксиры, кроме того, необходимо развести два моста — один через Буг, другой через Ингул, по которым непрерывным потоком двигаются отступающие войска. Генерал сказал, что он об этом осведомлен и имеет указание Ставки оказать содействие местным властям в выводе недостроенных кораблей.

Нужно было действовать безотлагательно, и главный инженер спешит в порт, чтобы организовать выход буксиров для вывода кораблей. Комендант порта, получивший указание командующего армией, дает задание капитанам трех буксиров немедленно сняться с якоря и идти на завод им. 61 коммунара. Капитаны молчат. Тем временем капитан самого большого буксира «Макаров» категорически отказывается идти по каналу из-за отсутствия на фарватере осветительных буев. Комендант вторично дает распоряжение капитанам покинуть порт и идти на завод, в противном случае к ним будут приняты меры по режиму военного времени. Капитаны выполнили команду.

В тот же день, к вечеру, буксируемые корабли, находясь на траверзе Очакова, подверглись бомбардировке авиацией противника. Шедший впереди теплоход «Полина Осипенко» был поврежден и выбросился на мель. Из него поднялись к небу огромные клубы черного дыма, это горело зерно в трюмах. С временно закрепленной на эсминце «Огневой» артиллерийской установки начальник отдела завода Л. Д. Чулков сбил вражеский самолет. Заводские корабли от бомбежки не пострадали и до Севастополя дошли благополучно.

В это время в Севастополе закончил государственные испытания и ревизию эскадренный миноносец «Совершенный», ему предстоял контрольный выход. Корабль был полностью готов к боевым действиям, и контрольный выход с заводской командой на борту можно было бы и не делать, на чем и настаивали командир корабля и ответственный сдатчик завода Кузьмин. Но председатель государственной комиссии заставил ответственного сдатчика и командира выйти в море.

Эсминец вышел в море и в районе Балаклавы подорвался на вражеской мине. Восемь матросов были убиты, несколько человек ранены. Был тяжело ранен и трюмный механик завода И. И. Олейник. Эсминец с установленным на нем пластырем прибуксировали в Севастополь и на заводе им. Орджоникидзе «залатали» наружную обшивку. В дальнейшем судьба самого нового на Черноморском флоте эскадренного миноносца сложилась еще более трагически. Через несколько дней после восстановительного ремонта корпуса «Совершенный» под двумя паровыми котлами из четырех и одной машиной вышел на внешний рейд Севастополя, готовясь к переходу в Поти для капитального ремонта, но в этот же день был потоплен самолетами противника. Кто знает, может быть, судьба этого корабля сложилась бы иначе, если бы не излишняя настойчивость председателя государственной комиссии.

А фронт тем временем приближался к Николаеву. Уже был взят Первомайск, окружена Одесса. Немецкие войска двигались к городу с двух сторон. Более частыми, чем прежде, стали налеты вражеских самолетов, но целенаправленной и интенсивной бомбежки города не было. Это, по-видимому, объяснялось тем, что враг хотел захватить заводы и корабли, стоявшие на них, невредимыми.

Через две недели после нападения фашистской Германии на нашу страну на заводе им. 61 коммунара, как и на других заводах города, началась организация народного ополчения. К концу первой декады в ополчении уже насчитывалось 4653 коммунаровца. В их числе 353 коммуниста, 678 комсомольцев, более 500 женщин 33. В каждом цехе и в основных отделах заводоуправления из числа бывших воинов, участников гражданской войны, назначались командиры батальонов и рот, комиссары. Организующим центром по созданию ополчения на заводе явился партийный комитет, возглавляемый В. С. Поповым.

В соответствии с решением парткома все ополченские формирования цехов и отделов были объединены в заводской полк, командиром которого был утвержден заместитель директора завода по кадрам Г. Г. Федоров, комиссаром — И. П. Волков. Участники ополчения в свободное от работы время в составе цеховых подразделений проходили боевую подготовку, изучали оружие, ручные гранаты, противогазы, приемы штыкового боя. Многие из них хорошо знали материальную часть стрелкового оружия и при необходимости могли вместе с красноармейцами встать на защиту родного города. В ополчении было много молодежи. Большинство имело отсрочку от призыва в ряды Красной Армии. Оружия пока ни у кого не было. Однако все верили, что в случае критической обстановки оружие и боеприпасы им выдадут, а пока что они учились и к учебе относились очень серьезно.

Утром 12 августа 1941 года на завод прибыл первый заместитель наркома А. М. Редькин. Он отвечал за эвакуацию южных судостроительных заводов и направлялся в Севастополь. Андрей Михайлович заметил, что около заводоуправления стоят машины для эвакуации руководящего состава. Заместитель наркома собрал руководителей завода, начальников цехов и отделов, назвал эвакуационное настроение проявлением трусости и приказал эвакуацию руководящего состава прекратить и немедленно заняться продолжением эвакуации оставшегося оборудования и материалов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72