Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

В 1934 году завод уже был на подъеме, в его деятельности начался новый этап — этап строительства большого флота для большой страны.

Несколько слов следует сказать о том, как родилось новое название завода. Уже давно исчезли хозяева — капиталисты Русского судостроительного акционерного общества, а завод все еще носил название «Руссуд». К нему привыкли, некоторых оно устраивало. Но рабочие, так много сил положившие и так много крови пролившие в борьбе со своими угнетателями, не желали называть свой завод этим именем.

Проблема нового названия завода «Руссуд» возникла еще в 1922 году. Но вскоре завод поставили на консервацию, и вопрос о переименовании был снят с повестки дня. Он был поднят вновь в 1927 году, когда завод начал оживать, официально еще числясь на консервации. На нем была образована инициативная группа во главе с К. А. Шанковым, в которую вошли электрик Н. И. Турченяк, кочегар Г. 3. Свинаренко и механик М. В. Наумов. Они неоднократно готовили предложения по переименованию завода из «Руссуда» на завод им. «61». После того, как эти предложения рассмотрели на бюро партийной ячейки и партийных собраниях, их направили в городской Совет депутатов трудящихся и Окружной Совет профессиональных союзов. Всем хотелось, чтобы на торжественном собрании, посвященном десятой годовщине Великого Октября, объявили о новом названии завода.

Но ни на заводе, ни в городе толком не знали, кто же был правомочен принять решение о переименовании завода. 4 ноября, накануне праздника, Николаевский горсовет послал телеграмму в Харьков Всеукраинскому Центральному исполнительному комитету с просьбой разрешить переименовать завод «Руссуд» на имени «61» в день празднования очередной годовщины Октября. Ответа не последовало. Его не последовало и через месяц, и через год. И лишь спустя два года, в феврале 1930 года, по ходатайству Окружного совета профессиональных союзов решение о переименовании завода принял Союз металлистов ВЦСПС. С тех пор завод стал носить наименование завод им. «61» в честь 61 человека, которые были расстреляны деникинцами в 1919 году. В народе расстрелянных называли коммунарами. Через несколько лет завод стали называть заводом имени 61 коммунара. Это название он носит и теперь.

Заводу им. 61 коммунара принадлежит в нашей стране пальма первенства в строительстве цельносварных плавучих доков, которое развернулось в 1930-е годы. Постройка этих огромных сооружений для завода была делом не новым — ведь еще до революции на нем был построен самый крупный в России и один из крупнейших в мире плавучий док грузоподъемностью 30 тыс. т. И когда в ленинградском объединении «Союз- верфь» в начале 1930-х годов обсуждался вопрос о том, какой из заводов страны привлечь для этой работы, то выбор завода им. 61 коммунара был вовсе не случайным.

Заводу предстояло построить несколько доков грузоподъемностью по 5 тыс. т каждый. Их длина составляла 113 м, ширина — 31,5 м, глубина наибольшего погружения — 12,2 м. На доке была своя электростанция, обеспечивающая энергией и его, и стоящее в нем судно. Док погружался за 45 мин, а поднимался с максимальным грузом за 2 ч. Проектом предусматривалось соединение двух доков по длине, в этом случае их общая грузоподъемность увеличилась бы до 10 тыс. т.

Предполагалось, что несколько доков морским путем будут перегоняться на Дальний Восток. Для этой цели молодые заводские конструкторы под руководством опытного специалиста И. И. Владинца спроектировали очень мощное и надежное буксирное устройство.

Головной док заложили на втором стапеле в начале 1934 года, и уже в мае следующего года на нем форсировали последние работы для подготовки к спуску. На доке трудились лучшие сборочные бригады цеха, руководимые бригадирами В. Изопольским, Е. Левицким, И. Аничкиным, И. Гофманом. На сварке в разгар строительства работало около 100 человек из электросварочного цеха. Для них электросварка уже не была новым делом, как четыре-пять лет тому назад. Ведь сварщики прошли большую школу при изготовлении железнодорожных цистерн и некоторых других менее ответственных конструкций. Однако и при этом каждый из них перед тем, как ему было доверено сваривать конструкции дока, должен был пройти «электросварочный фильтр» — получить навыки сварки корпусных конструкций, особенно в вертикальном и потолочном положениях, на опытной барже. Среди лучших сварщиков, уже тогда прекрасно владевших этой непростой профессией, были А. Селютин, Г. Гетманцев, И. Житлов, И. Хиленко, М. Семина, В. Маляренко, Н. Таран, Г. Головченко.

Общее руководство строительством доков осуществляли А. Гажиев и Е. В. Гавриленко, а сборочно-сварочными работами руководили мастера М. Шкуркин, С. Литвинов, Л. Осколков, И. Потапенко, начальником участка был назначен В. Кузьменко. На заключительной стадии строительства дока — его испытании — отличилась многочисленная бригада чеканщиков под руководством мастера Акманезина, а на подготовке к спуску и наборе спускового устройства — бригада плотников Марченко.

Наступил день спуска первого дока — 6 июня 1935 года. Еще не взошло солнце, а сотни рабочих из спусковой команды под руководством командующего спуском, начальника цеха П. Буряка и его заместителя Л. Фомина уже выполняли последние предспусковые операции. Предрассветную тишину нарушили мощные удары молотов и романов, подклинивающих подбрюшины спусковых полозьев. Когда ранние солнечные лучи осветили тихую гладь Ингульской бухты, все было готово к спуску.

Такое большое сооружение, как этот док, спускалось впервые за всю историю николаевских судостроительных заводов, и тысячи заводчан вместе с представителями других заводов и организаций города ранним утром спешили на завод, чтобы стать свидетелями рождения первого в нашей стране дока. Подходы к стапелям, достроечные набережные, верхняя площадка были до отказа набиты людьми. Ровно в 8 часов утра раздалась последняя команда командующего спуском: «Руби пеньковые канаты!» Послышался мягкий удар топоров, и под громкие, долго не смолкающие аплодисменты, крики «ура!» на глазах ликующего народа огромная махина высотой в шестиэтажный дом начала медленно двигаться вперед к ингульской воде. Блестящая, до отказа спрессованная насалка дорожек осталась позади ускорявшего свой бег дока. Позади остались тревоги, трудности и переживания людей, его создавших.

Прошло немного времени, и рабочие, возбужденные всем виденным и пережитым, разошлись по рабочим местам. Над заводскими стапелями, как вчера и позавчера, снова загрохотали сотни пневматических молотов, завизжали сверлильные машины, пришли в движение мостовые краны, разнося судовым сборщикам детали для закладки нового дока. Торжества закончились, а будничная упорная работа продолжалась.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72