Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Но все же наибольшие трудности в работе завода были вызваны подбором кадров, организацией на нем труда и производства. С одной стороны, кадров не хватало, а с другой — те рабочие, которые приходили на завод, были низкой квалификации. В конце первого квартала 1931 года на заводе работало 3634 человека, из них 3172 рабочих.

Большинство рабочих просто не имели профессиональных навыков, их нужно было учить. При строительстве первых кораблей и изготовлении другой продукции шел брак. Квалификация многих мастеров была низкой. Они были плохими организаторами производства, не имели авторитета у рабочих. Многие, особенно молодежь, пользовались этим, часто прогуливали, опаздывали на работу, плохо трудились. В среднем по заводу рабочие вместо восьми работали не более пяти-шести часов в смену, а на некоторых участках и менее.

Вместе с тем, чтобы не допустить конфликтов, мастера выписывали незаконные наряды, совершали приписки. Но и при этом заработная плата оставалась низкой. Даже в 1932 году, через четыре года после расконсервации завода, она была на уровне 125—140 руб. в месяц, в то время, как у служащих она составляла 216 руб., а у инженерно-технических работников — 260 руб 23. Такой низкой заработной платой рабочих трудно было удержать на заводе. Текучесть кадров среди молодежи, составлявшей 63 % списочного состава работающих, достигала 20 % и более. Каждый пятый рабочий, неудовлетворенный условиями труда и заработной платой, увольнялся с завода. Кроме того, на заводе участился травматизм. Только за 1932 год произошло 375 несчастных случаев разной тяжести, в том числе 325 в корпусном цехе. На рабочий день в году приходилось более одного случая.

В результате серьезных недостатков в организации труда и производства завод систематически не выполнял государственный план. В отдельные месяцы выполнение плана не превышало 50 %. В 1931 году объем производства по сравнению с предыдущим годом возрос на 67 % , а план этого года был выполнен всего лишь на 78,3 %. Ситуация не улучшилась и в 1932 году: завод работал все хуже, падал процент выполнения плана. Так, если в январе этого года производственный план был выполнен на 69,2 % , в феврале — на 54,9, то в марте — лишь на 50,2 % , а всего за первый квартал выполнение составило 66,8 %.

Крайне неудовлетворительными были и другие показатели работы завода. Себестоимость выпускаемой продукции за 1931 год увеличилась на 12,1 % , образовался большой разрыв между ростом производительности труда и ростом фонда заработной платы. В 1931 году производительность труда вместо запланированных 33,9 % возросла лишь на 7,1 %, а в январе следующего года план по производительности труда был выполнен на 69,7 % , в феврале — на 62 %. Из фонда заработной платы за этот же период было израсходовано 110 и 97 % соответственно, и все это при стопроцентном обеспечении завода рабочей силой.

В резолюции городского комитета партии по докладу секретаря парткома завода «О состоянии работы парторганизации судостроительного завода им. 61 коммунара» от 24 апреля 1932 года отмечалось: «…Основными причинами недовыполнения заводом техпромфинплана является наличие на нем больших производственных недостатков, которые господствовали в прошлом году и остались почти полностью не исправленными и до этого времени. В деле планирования не сделано ни одного шага вперед. Плохая организация труда, неумелое использование рабочей силы, отсутствие настоящего хозрасчета, процветание уравниловки и обезлички, неумелая и явно бюрократическая деятельность аппарата заводоуправления и отсутствие твердого единоначалия как в руководящем составе, так и особенно в низших звеньях завода (бригадир, мастер) привели к полному провалу в работе завода. Имеет также место совсем неудовлетворительное снабжение завода материалами… Партийная организация завода совсем недостаточно перестраивалась на конкретное и оперативное руководство производством в первом квартале этого года, не взялась серьезно и практически за исправление всех недостатков и ошибок, допущенных на нем в прошлом году. Чрезвычайно недостаточно мобилизовала массы рабочих на борьбу с указанными выше недостатками…».

Так что было над чем задуматься руководству завода и, прежде всего, его директору, секретарю парткома. Партийное бюро партийной ячейки завода, а затем и партком почти ежемесячно на своих заседаниях заслушивали доклады директора завода, начальников цехов, других руководящих работников вплоть до мастеров о причинах провалов с выполнением государственных планов. И каждый раз принимали подробное решение, направленное на устранение этих причин. Однако пользы от принимаемых решений было мало, почти все они носили декларативный характер, виновники срывов не наказывались.

Это можно объяснить тем, что у сравнительно молодого партийного комитета еще не было надлежащего опыта работы. Члены парткома, переживая за чрезвычайно сложную обстановку на заводе, толком не знали, как повернуть дело, чтобы, наконец, выйти из прорыва.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72