Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Совсем по-другому обстояло дело с набором рабочих. Циркуляром, выпущенным администрацией верфи, предписывалось: «…прошение, подаваемое мастерам рабочими о приеме их на работу, должно опускаться только в установленный у главных ворот ящик для прошений. Лично же принимать прошение вовсе не допускается».

Прежде чем такое прошение попадало к мастеру, оно проходило через полицейский кордон, где проверялась благонадежность желающего поступить на работу. При малейшей причастности к рабочему движению следовал отказ.

Администрации заводов «Руссуд» и «Наваль» по взаимной договоренности установили между собой тесную связь по обмену информацией о всех уволенных рабочих с указанием причин ухода с завода. Делалось это для того, чтобы не допустить приема на работу неблагонадежных рабочих. Так, управляющий «Руссудом» в одном из обращений на «Наваль» просит не принимать на работу мастеровых Я. Иванова, И. Савенко, В. Котенко, К. Нестеренко, К. Домерщикова, рассчитанных «Руссудом» за участие в забастовках. В свою очередь, директор «Наваля» просит «Руссуд» не принимать взявших расчет разметчиков А. Цыганкова, В. Глупова, К. Рембицкого.

Несмотря на все меры устрашения, предпринимаемые администрацией «Руссуда», рабочее движение на нем начало вступать в новый этап. В донесении николаевской жандармерии министру внутренних дел в январе 1912 года сообщалось: «…что касается настроения широких масс, то оно медленно, но неуклонно поднимается, момент апатии явно проходит. Больше читают, больше интересуются политической жизнью страны».

Уже через несколько месяцев после начала строительства нового завода рабочие «Руссуда» объявляют однодневную забастовку, отмечая революционный праздник Первое мая, а с 19 по 31 мая проходит общезаводская забастовка мастеровых, вызвавшая задержку с выполнением заказов более чем на 10 дней. В этот же период, с 21 по 25 мая, проходит забастовка чернорабочих, которых поденно нанимали из-за ворот. На предложение входить в завод, приступать к работе они ответили, что за 85 коп. в день работать не будут и потребовали увеличения заработка до 1 руб. 20 коп. До конца года на «Руссуде» произошло еще две забастовки: 6 и 7 декабря.

Одной из самых мощных и упорных стачек в стране, длившейся 42 дня, была июньская забастовка 1912 года на заводе «Наваль», поддержанная рабочими «Руссуда», а также Одессы и Елисаветграда. Она была высоко оценена В. И. Лениным. В статье «Стачки металлистов в 1912 году» Владимир Ильич писал: «Из южных стачек металлистов замечательна забастовка 3886 человек на николаевских судостроительных заводах, вызвавшая потерю более 155 ООО рабочих дней. Рабочие требовали 8-часового рабочего дня, прибавки платы на 50 % , отмены штрафов и всех сверхурочных работ, учреждения института выборных старост и пр. Стачка продолжалась весь июнь…».

1913 год начался политической забастовкой в память жертв кровавого воскресенья в Петербурге. 9 января полицмейстер докладывал градоначальнику: «…На заводе Русского акционерного общества из 1353 человек общего состава явилось 1278 человек, которые приступили к работе и, проработав приблизительно час времени, 781 человек мастеровых судостроительного цеха оставили работы и ушли с завода, а в 9 часов прекратили работу и разошлись по домам и остальные рабочие…».

В грандиозную общезаводскую забастовку вылились события на заводе, начавшиеся 8 июля 1913 года. В этот день забастовали клепальщики, требуя прибавки жалования в размере 18 коп., увеличения расценок, запрещения преследования за участие в забастовках, выдачи, нарядов до начала работы и др.

Администрация завода, уверенная, что легко справится с забастовавшими клепальщиками, чтобы запугать их и остальных мастеровых, вывесила на видных местах объявления следующего содержания: «Ввиду самовольного оставления работы клепальщиками завода со второй половины дня 8 июля 1913 года скопом, заводоуправление расторгает с ними договор… Заводоуправление не ставит препятствия желающим не отрабатывать двух недель, а получить полный расчет после сдачи работ и инструмента».

В ответ на такие действия администрации на другой день уже с утра забастовали чеканщики и другие рабочие корпусного цеха, полностью поддержавшие накануне клепальщиков. Обстановка на «Руссуде» накалялась и грозила вылиться во всеобщую забастовку. Однако администрация решила снова проявить характер и в этот день вывесила точно такое же объявление, касавшееся уже чеканщиков.

В ответ на эти действия администрации и в знак солидарности с рабочими корпусного цеха забастовали все рабочие завода. Это было первое массовое выступление рабочих на «Руссуде». Администрация растерялась и обратилась за советом в Петроград, к руководству Русского судостроительного общества. Последовал ответ: не идти на уступки, а попытаться уговорить рабочих приступить к работе, и если из этого ничего не получится — завод закрыть, а рабочих всех рассчитать.

В обед 11 июля все рабочие завода собрались на стапеле, куда для переговоров с ними прибыли представители администрации. Они взяли у рабочих их требования в письменном виде для передачи директору завода. Однако вскоре стало известно, что директор отклонил требования рабочих, и они, взволнованные, полные негодования, с угрозами в адрес администрации, покинули завод. А через несколько часов появилось еще одно, третье объявление следующего содержания: «Ввиду упорного отказа рабочих от работы на условиях, которые выяснились в переговорах, происходивших до обеда 11 июля 1913 года, и забастовки, начавшейся без предварительных заявлений заводоуправлению каких-либо претензий и длившейся с 8 июля с. г. в сопровождении насилий и угроз забастовавших, заводоуправление объявляет завод закрытым». Это был первый в Николаеве локаут   адмиралтейской администрации по отношению к рабочим своего завода.

Несмотря на угрозы администрации, забастовка прошла высокоорганизованно. Такая активная борьба рабочих «Руссуда» за свои права явилась результатом умелого руководства рабочим движением со стороны подпольной организации большевиков, члены которой — Щеглов, Чаленко, Заборский, Мельников и другие вели активную пропаганду ленинских идей на заводе. Их боевыми помощниками были молодые рабочие Р. Гаврилов, В. Салтанов, Л. Гладков. Созданный ими кружок рабочей молодежи входил в городской кружок, который возглавлял Семен Новиков, бывший воспитанник Портовой школы при Николаевском Адмиралтействе.

Еще не кончилась забастовка, а градоначальник приказал полиции выявить главарей и подстрекателей к забастовке, арестовать их и содержать в тюрьме до особого распоряжения. Пристав «Руссуда» тут же составил список подлежащих аресту организаторов забастовки: И. М. Курочкина, В. А. Кудрявцева, В. К. Гребенникова, С. И. Шускова, Е. И. Нестерова, И. Ф. Ткаченко, Г. А. Гаркушу. Позже были произведены расследования о роли в июльской забастовке еще 13 человек, бывших в числе уполномоченных от цехов. Многие из них по указанию градоначальника были заключены в тюрьму и 30 сентября высланы из города.

26 июля последовало обращение администрации «Руссуда» к жителям Николаева: «Предлагаем бывшим мастеровым и рабочим завода „Руссуд», желающим вновь быть принятыми на завод на прежних началах, заявить об этом заводоуправлению в любой форме.».

Жизнь рабочих была трудной, а безработных, оставшихся без средств к существованию, и вовсе невыносимой. И рабочие, обозленные неуступчивостью своих хозяев, но с надеждой на победу, начали подавать заявления о приеме на работу. 29 июля «Руссуд» возобновил свою деятельность.

В следующем, 1914 году, 9 января, по установившейся давно традиции руссудовцы забастовали в память жертв кровавого воскресенья. Особенностью этой и других забастовок, особенно первомайской, была уже их политическая направленность: требования демократических свобод, отмены преследования рабочих организаций.

В июле этого года рабочие «Наваля», примкнувшие к ним рабочие «Руссуда», а также отделений Балтийского и Невского петербургских заводов, обосновавшихся на правом берегу Ингула еще со времен Адмиралтейства, оставили работу и вышли на демонстрацию с требованием политических свобод. Колонны демонстрантов были разогнаны войсками, многие из рабочих получили ранения. Но это их не испугало, забастовка продолжалась. Раздавались голоса, призывающие к революционному восстанию.

В разгар событий, 19 июля 1914 года, началась первая мировая война. Обстановка изменилась, город был объявлен на военном положении. Мастеровые «Руссуда», подлежащие призыву в действующую армию, были оставлены на заводе для выполнения важных военных заказов. Однако они под расписку были уведомлены о том, что самовольное оставление работы будет расцениваться как дезертирство и караться по закону военного времени. Градоначальник грозился в случае забастовки передать их дело военному суду.

Начавшаяся война вскоре дала о себе знать. Все тяготы от нее легли прежде всего на плечи рабочих. Увеличился и до того длинный рабочий день, возросли сверхурочные работы, непомерно выросли цены на продукты питания, а некоторые из них вообще исчезли с прилавков магазинов, подорожали квартиры, появились большие затруднения с топливом. Труд рабочих обесценивался, а тут правительство ввело подоходный налог на заработную плату. Все это вызвало глубокое возмущение рабочих. В феврале 1916 года в результате ранее проведенной забастовки рабочим произвели надбавку к заработной плате в виде так называемого военного пайка: семейным — 4 коп. в час, холостым — 3 коп. Однако она не могла даже в самой малой степени компенсировать огромный рост цен на продукты питания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72