Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Начинался 1906 год. Революционное движение в Николаеве, как и в других городах России, стало утихать, большевики уходили в глубокое подполье. Несмотря на поражение, революция преподнесла урок самодержавно-полицейскому строю.

Но и после поражения революции 1905 года брожение среди рабочих Адмиралтейства так же, как и среди рабочих других заводов города, не утихало. Даже в отчете Николаевского жандармского розыскного пункта за 1906 год отмечался значительный рост рабочего движения, причем указывалось, что наибольшей симпатией пользовалась социал-демократическая партия.

Справедливости ради следует сказать, что революционное движение и накал борьбы среди рабочего класса Николаевского Адмиралтейства в революции 1905 года, да и на протяжении нескольких последующих лет, был слабее, чем на других предприятиях Николаева. И для этого были свои причины.

Дело в том, что большинство мастеровых работали в Адмиралтействе в течение многих десятилетий. Среди них было много потомственных рабочих, имевших на Слободке собственные дома с приусадебными участками. Экономические условия жизни их более-менее устраивали, и поэтому стачечное, а затем и революционное движение им было чуждо. Многие из них дорожили своими рабочими местами. И они подчас препятствовали поступлению на завод революционно настроенных рабочих. Поэтому передовой части адмиралтейского рабочего класса нелегко было найти поддержку своим действиям среди всей массы мастеровых.

Совсем по-другому сложилась обстановка на заводе «Наваль» и Черноморском механическом заводе. Еще в конце прошлого столетия с пуском в эксплуатацию этих заводов на них пришли рабочие из Петербурга, Екатеринослава, Сормово, других городов центральных губерний России. Многие из них, высококвалифицированные, образованные, знакомые с марксистской литературой, принимали активное участие в работе марксистских кружков, имели опыт классовой борьбы. Их экономическое положение было значительно хуже, чем у многих адмиралтейских мастеровых, и поэтому они активно включились в революционную борьбу и стали передовым отрядом рабочего класса Николаева. Рабочие Адмиралтейства учились у них этой борьбе, на них равнялись. Однако начиная с 1906 года в Адмиралтействе дела пошли на убыль. Старый завод приходил в упадок, количество заказов сокращалось, уменьшалась и численность рабочего класса. Самых активных, революционно настроенных рабочих администрация увольняла в первую очередь. Вскоре рабочее движение пришло в полный упадок. В 1911 году Адмиралтейство и вовсе перестало существовать, все рабочие были уволены — предстояло рождение нового завода.

В 1912 году продолжалось строительство завода «Руссуд», но уже со второй половины этого года одновременно со строительством стапелей, эллингов и других объектов началась его производственная деятельность.

На завод стали набирать мастеровых всех специальностей и чернорабочих, были приняты и бывшие адмиралтейцы. Много рабочих приехало в Николаев из других городов, в том числе из высокоразвитых промышленных центров. В 1913 году, в первый год работы нового завода, на нем уже числилось 2577 человек. Число мастеровых от года к году росло: в 1916 году, несмотря на разгар первой мировой войны, их количество достигло рекордной цифры — 3900 человек. Администрация нового завода первым делом побеспокоилась о том, чтобы на «Руссуде» установить полицейский режим, полагая, что этим она сможет пресечь возможные выступления рабочего класса против капиталистических порядков. Еще далеко было до открытия завода, а его управляющий К. Г. Ващалов обратился к николаевскому полицмейстеру с просьбой организовать на заводе за его счет полицейский отряд в составе пристава, околоточного, надзирателей и 18 городовых. (Свой завод — своя полиция!). Администрация «Руссуда» пообещала полицмейстеру выполнить все его требования, вплоть до выделения квартир, что в то время было делом исключительно трудным, лишь бы не получить отказ в организации полицейской службы. Просьба администрации была удовлетворена.

В это же время администрация завода утверждает ряд циркуляров, устанавливающих порой унизительный для мастеровых порядок, направленный на полное закабаление их труда. Она также утверждает целый кодекс о заводских штрафах за малейший проступок рабочего. Вот выписка из циркуляра о внутреннем распорядке: «Во время нахождения на заводе и мастерских рабочие должны вести себя чинно и смирно, не переходить без надобности с одного места на другое или из одной мастерской в другую… споров между собою и драк не заводить. Они должны беспрекословно подчиняться заводскому начальству и исполнять все его требования без малейших возражений. Категорически воспрещается не только в рабочее, но и в обеденное время играть в карты, орлянку, шашки и др.»

Обширным был табель о штрафах. В утвержденном администрацией перечне их было около двух десятков. Приведем лишь некоторые формулировки из этого перечня:

— за неисправную работу и порчу изделий полагается штраф в размере от 50 коп. до трети дневного заработка;
— за прогулы — половина поденного заработка за каждый прогулянный день;
— за курение в неположенных местах — от 50 коп. до 1 руб.;
— за игру в карты, орлянку, шашки, шахматы и т. д. во время пребывания на заводе включая и обеденное время — до 1 руб., а при повторении этого нарушения — немедленное увольнение с завода;
— за передачу входных номеров другим лицам — немедленное увольнение с завода.

Наемной полицией, угрозами, штрафами, жестким распорядком, требующим беспрекословного повиновения, администрация «Руссуда» стремилась уже с самого начала своей деятельности превратить рабочий класс верфи в робкого исполнителя своей воли, безнаказанно его эксплуатировать. Но это уже были не те времена, не те были и рабочие. Еще свежи были в памяти рабочего класса события 1905 года, и они могли в любой момент повториться с новой, еще большей силой. Так вскоре и произошло.

Особые порядки были заведены на «Руссуде» и в части набора рабочей силы — служащих и мастеровых. К набору служащих дирекция верфи относилась особенно заботливо, стремясь создать из них надежный оплот для себя. Для них были учреждены ссудно-сберегательная касса, столовая, клуб, библиотека, устанавливались высокие оклады, выдавались квартиры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72