Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

В 1923 году на «Тремсуде» работало 28 мастеровых, 41 чернорабочий и 11 служащих. Мастеровые следили за поддержанием в исправном состоянии законсервированных кораблей, оборудования в цехах. Чернорабочие отгружали материалы и оборудование, металлолом, занимались уборкой и охраной завода.

На заводе установилась непривычная гнетущая тишина. И лишь временами ее нарушал гудок паровоза, тащившего за собой два-три вагона с металлом для корпусного цеха. Тогда с завода им. Андре Марти приходили рабочие, запускали

станки, в течение нескольких дней обрабатывали металл, после чего увозили его на свой завод, и «Руссуд» снова погружался в тишину. Были случаи, что на «Руссуд» заходила подводная лодка, чтобы зарядить аккумуляторные батареи на зарядной станции у механомонтажного цеха, которая исправно действовала. Но это случалось редко.

Однако почти каждое погожее утро на безмолвный завод, как на работу, тянулись вереницы рыбаков. Кто со шлюпки, а кто с берега закидывал свои снасти и терпеливо ожидал клева.

На территории завода в ранее построенных зданиях, мало приспособленных для обитания, жило несколько десятков семейств, и для их ребятишек не было лучшей забавы, чем катание на вагонетках по заржавевшим и поросшим травой железнодорожным путям. Тут же на заводских кручах и откосах паслись козы и коровы, пугая многочисленных диких кроликов, обитавших в сиреневых рощах. А когда наступал вечер и уставшее солнце собиралось садиться за горизонт, с окрестных полей прилетали тысячи черных галок и поднимали далеко слышный крик, усаживаясь на насиженные места в стальных переплетах огромного безмолвствующего эллинга. Завод бездействовал.

РАБОЧИЙ КЛАСС ВЕРФИ НА ИНГУЛЕ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

Высокая концентрация пролетариата на судостроительных заводах, его тяжелое положение сделали город Николаев крупным центром революционного движения.

Экономическое положение мастеровых, особенно многочисленной части рабочего класса — чернорабочих, в Николаевском Адмиралтействе было не из легких. Их рабочий день, начинавшийся в 7 часов утра, а в летние месяцы и раньше, длился от 8 часов в зимнее время до 10—11-ти и более в летнее. Заработная плата, целиком зависевшая от указателей, была низкой, ее еле-еле хватало на жизнь. Прием на работу, так же, как и увольнение, были в полной власти указателей, решавших эти вопросы по принципу: «Что хочу, то и ворочу».

В Народном музее завода сохранился рапорт столярного мастера Адмиралтейства Ю. Митрова на имя главного корабельного инженера, датированный 22 мая 1892 года. В нем говорится: «Вольнонаемные ученики столярной мастерской Василий Мельниченко, плата 50 коп. в день, и Степан Михайлов, плата 45 коп. в день, своим примерным поведением и усердием к работе после пятилетнего пребывания учениками заслуживают перевода в разряд мастеровых, а почему прошу ходатайствовать Вашего благородия о зачислении их в мастеровые с назначением платы Мельниченко — 70 коп. и Михайлову — 65 коп. в день. Мельниченко и Михайлову в настоящее время 19 лет от роду». Нужно было пять лет учиться, чтобы стать мастеровым и получать по воле мастера заработную плату на 20 коп. выше ученической!

И хотя после ликвидации крепостного права в России телесные наказания были отменены, на смену им, чтобы удержать рабочий класс в повиновении, пришли многочисленные штрафы и сборы. Несмотря на то, что труд на верфи был тяжелым, порой изнурительным, преимущественно ручным, его охраны практически не существовало. В тех нередких случаях, когда рабочий получал травму или увечье, хозяева верфи всегда старались обвинить в неосторожности его самого.

Солдатская муштра, зуботычины, произвол начальства, тяжелейшие жилищные условия, широкое использование дарового детского труда — все это в среде мастеровых вызывало вначале глухое недовольство и гнев, а затем привело к открытому протесту. После отмены крепостного права рабочие Адмиралтейства все более организованно стали заявлять о своих правах.

Так, в мае 1871 года забастовали мастеровые, строившие царскую яхту «Ливадия». Они требовали увеличения заработка и установления справедливой оплаты своего труда. Об этом событии петербургская газета «Голос» 10 мая писала: «Из портовых новостей заслуживает внимания стачка мастеровых, недовольных тем, что им дают лишь 85 коп. поденной платы, тогда как петербургские мастеровые, выписанные нарочно для постройки «Ливадии» и работающие рядом с николаевскими, получают 1 руб. 50 коп…» Это была первая забастовка рабочих на верфи и первая забастовка в Николаеве. Трехдневная борьба мастеровых увенчалась успехом — требования рабочих были удовлетворены.

В 90-е годы XIX века на передовые позиции революционного движения выходит рабочий класс. И в Адмиралтействе отдельные передовые рабочие уже познакомились с основами научного социализма, с практикой рабочего движения и деятельностью рабочих организаций в центральных промышленных городах России. Группа таких рабочих стремилась уже в 1896 году создать свою рабочую организацию. В связи с открытием двух новых заводов — завода «Наваль», построенного Бельгийским акционерным обществом, и Черноморского машиностроительного в Николаев из Петербурга, Сормово, Екатеринослава и других городов прибыли квалифицированные рабочие. Многие из них были хорошо знакомы с организованным рабочим движением. Кроме того, из западных и центральных губерний России в город в поисках работы стекались безземельные крестьяне и чернорабочие. «…Только за июнь и юль месяцы 1882 года на приемных пунктах для приезжих было зарегистрировано свыше 5 тыс. человек».

Большое влияние на организацию революционного движения в Николаеве оказал созданный В. И. Лениным в 1895 году петербургский Союз борьбы за освобождение рабочего класса. По примеру Петербурга в 1897 году в Николаеве возник Южнорусский рабочий союз, объединивший восемь кружков, насчитывавших около 250 рабочих, причем свыше 180 человек были рабочими Адмиралтейства. Началом организации Союза слезет считать июль 1897 года, когда на Стрелке и в Лесках его членами был принят устав.

Целью Южно-русского рабочего союза, как гласил его устав, было «повышение уровня материального состояния пролетариата и освобождение его от деспотизма всевластного царского правительства». В числе организаторов и активных руководителей Союза были рабочие Адмиралтейства Р. 3. Коротков и И. А. Мухин, он же и казначей. За период существования Союза было выпущено три номера нелегальной гектографированной газеты «Наше дело», десять прокламаций. Его члены проводили агитационную работу среди рабочих, главным образом на экономические темы, и принимали активное участие в их стачечной борьбе.

В январе 1898 года провокаторы выдали руководителей Союза, и он был разгромлен. Начались репрессии. Следствие тянулось год и десять месяцев, после чего состоялся суд. На разные сроки высылки в Сибирь и другие отдаленные губернии были осуждены 28 человек, из них 22 рабочих 80. Хотя Союз и просуществовал всего десять месяцев, но он оказал большое влияние на дальнейший ход революционных событий в городе.

В апреле 1898 года рабочие Адмиралтейства на произвол администрации ответили массовым невыходом на работу, а 1 мая приняли участие в городской сходке, которая проводилась в Спасском урочище. Это была первая крупная массовая маевка в Николаеве, на которой открыто прозвучал призыв к борьбе за человеческие права. С этого времени рабочие Адмиралтейства и города стали регулярно отмечать пролетарски! праздник. Рабочее движение перерастало в революционное. В городе начали появляться первые марксистские кружки.

Адмиралтейские мастеровые не только входили в кружки но самые передовые из них, такие, как И. А. Чигрин, Г. И. Кащевский, Д. Е. Дыкин, Г. М. Шкапин, позже перешедших работать на завод «Наваль», руководили ими. В доме Иван Чигрина на Слободке, где жили адмиралтейские рабочие, был организован первый в городе марксистский кружок. Тут ж на Слободке, была создана подпольная типография, а на окраине, у ингульского берега, проходили сходки.

Вскоре в революционном движении николаевских рабоч: произошло важное событие. В 1900 году с участием и активной поддержке Г. И. Петровского, работавшего в это  время в Николаеве на заводе «Наваль», был создан Николаевский комитет РСДРП, куда вошли и представители марксистских кружков от Адмиралтейства. Комитет признал ленинскую «Искру», нелегально доставляемую в Николаев, своим руководящим органом.

Под руководством комитета революционная борьба николаевского пролетариата принимала все более целеустремленный характер — от собраний, сходок рабочие начали переходить к забастовкам и политическим демонстрациям.

Волна забастовочного движения, прокатившаяся летом 1903 года по всей России, захватила и Николаев. 21 июля началась всеобщая политическая забастовка рабочих города, в которой активное участие принимал и рабочий класс Адмиралтейства. Ее организаторами были большевики — адмиралтейцы Г. М. Шкапин, П. П. Сафронов, Г. И. Кащевский и бывший адмиралтеец И. А. Чигрин. В выпущенной листовке рабочих всех заводов города призывали отметить майский праздник организованной забастовкой. В эти дни к революционному движению примкнула группа молодых рабочих, пришедших из Портовой ремесленной школы, среди которых были братья Игнат и Сергей Макаровы, Борис Козловский. В партийный актив вошли Яков Бондаренко, Михаил Шмелев и Филипп Андреев. Вскоре они, будучи вожаками адмиралтейских рабочих, стали руководителями организации РСДРП Портового района, примыкавшего к Адмиралтейству.

В марте 1904 года городским властям удалось нанести серьезный удар николаевскому большевистскому комитету. Были арестованы В. П. Ногин, присланный В. И. Лениным для укрепления николаевской организации, член комитета В. А. Радус-Зенькович, а также наиболее активные рабочие: Павел Сафронов, Павел Волков, Дмитрий Дыкин, Игнат Макаров, Яков Бондаренко, Григорий Кащевский. Но на место арестованных приходили другие. Партия постоянно пополнялась и росла. В это время в нее вступил литейщик Адмиралтейства Михаил Шеглов, который надолго связал свою жизнь с революцией.

Адмиралтейское начальство принимало жесткие меры к подавлению рабочего движения, но оно продолжало развиваться и шириться.

Кровавые события в Петрограде 9 января 1905 года всколыхнули всю Россию. Не остались в стороне и рабочие Адмиралтейства. Участник январских событий в Николаеве, рабочий литейного цеха Михаил Щеглов писал: «…Часть рабочих Адмиралтейства прекратила работу и вышла за ворота завода. Но поднять весь завод на однодневную забастовку не удалось. Однако после этих событий рабочие стали охотнее посещать сходки, слушать агитаторов, читать листовки, политическую литературу» .

Полиция проводила непрерывные аресты руководителей революционного движения, пытаясь парализовать борьбу рабочего класса, но и эти репрессивные меры не испугали революционеров. Многие из них, высланные из Николаева, снова возвращались в город и снова включались в революционную борьбу. В одном из полицейских документов того времени о котельщике Я. В. Бондаренко после его ареста писалось: «Бондаренко Яков Васильевич — один из активных членов Николаевского комитета РСДРП. Известен с 1903 года… 15 января был арестован в предупреждение демонстрации, назначенной на 16 января. 24 января вновь арестован в предупреждение забастовки, назначенной на 24 января, причем при обыске у него нашли 172 экземпляра прокламаций «Ко всем рабочим Николаева»… 30 июня был арестован на сходке, собравшейся для обсуждения партийных дел, и 25 июля выслан в Саратов, откуда самовольно выехал в Николаев, где вновь был арестован и выслан в Олонецкую губернию».

Так же, как и работавший на постройке «Потемкина» и «Евстафия» Я. В. Бондаренко, поступали и другие большевики из числа мастеровых. Их неоднократно арестовывали, высылали из Николаева, но они возвращались и вновь продолжали поднимать рабочих на борьбу с царизмом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72