Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Уже в мае 1920 года тремсудовцы праздновали первую производственную победу — впервые при советской власти на воду был спущен «эльпидифор» № 418. Это событие произошло в выходной день. Завод украсили флагами расцвечивания.

17 мая в приказе командующего морскими силами республики Н. Ф. Измайлова в связи со спуском на воду «эльпидифора» говорилось: «16 сего мая произведен с верфи завода «Тремсуд» благополучный спуск на воду десантного парохода эльпидифор № 418. Названный корабль является первым боевым судном, спущенным на Украине после изгнания из нее белогвардейцев, и является первым крупным реальным плодом торжества труда над капиталом и победы над оставшейся после него разрухой».

А 30 мая на «Тремсуде» отметили очередную победу. В этот день в присутствии А. В. Луначарского, инспектировавшего на юге Украины политико-моральное состояние войск Красной Армии, и командующего морскими силами Н. Ф. Измайлова на воду была спущена подводная лодка АГ-23, а на стапеле заложена очередная лодка этого типа АГ-24. На этот раз уже А. В. Луначарский, докладывая правительству о спуске АГ-23, писал: «…Спуск этот был совершенно особенный, характеризующий Николаев… рабочие успешно принялись за строительство и, удивив своих инженеров, считавших невозможным выполнить работу в означенный срок, смогли выполнить ее на 17 дней раньше этого срока» 74.

После окончания торжеств по случаю спуска лодки и закладки очередной для участников этих событий был устроен обед, на котором А. В. Луначарский выступил с речью.

В связи с угрозой вооруженного вмешательства иностранных государств в военные действия на Черном море осенью 1920 года Советское правительство через главкома предложило «Тремсуду» немедленно привести в боевую готовность подводную лодку АГ-23, срочно закончить ремонт лодки «Нерпа» и ускорить постройку лодки АГ-24. Для выполнения этой директивы на «Нерпе» и АГ-24 была организована круглосуточная работа, а АГ-23, получив топливо, была готова для выхода в море.

В трудные дни 1920 года при решающем сражении с врангелевцами в Крыму в дозоре уже находились подводная лодка АГ-23 и «эльпидифоры», переоборудованные в канонерские лодки. В главной бухте освобожденного Севастополя первыми бросили якоря «эльпидифоры» № 415 и 418. Из десяти николаевцев, особо отличившихся на достройке боевых кораблей, шесть человек оказались рабочими «Тремсуда». Сохранились их фамилии: Власьев, Возняк, Гливенко, Афонин, Ягодзинский, Фишачев. Чтобы оценить героизм этих рабочих, следует иметь в виду, что заводы «Руссуд», «Ремсуд» и «Тэмвод» дважды были разграблены — немецкими оккупантами в 1918 и деникинцами в 1919 году. Поэтому достройка оставшихся со времени первой мировой войны разукомплектованных кораблей требовала от инженеров и служащих инициативы, находчивости и изобретательности. Ведь выйти победителями из создавшегося положения можно было, лишь умело применив то немногое, что еще имел завод.

Разруха, вызванная империалистической и гражданской войнами и иностранной интервенцией, особо отрицательно сказалась на работе завода «Тремсуд». На завод прекратилась поставка металла, уголь доставляли с большими перебоями и в ничтожно малых количествах. Еще в начале 1920 года началось объединение одноименных цехов бывших заводов «Руссуд», «Ремсуд» и «Тэмвод», позже на «Ремсуде» были закрыты кузница, малярный и строительный цехи, свернули свою работу судостроительный, механический и литейный. Остановился цех ремонта автомобилей. В середине 1921 года во всем «Тремсуде» действовало только семь цехов из двадцати одного.

В начале 1921 года на заводе было всего 2150 рабочих, но их уже нельзя было обеспечить работой. Производительность труда была ниже самых низких норм, заработки падали, в то же время цены на продукты питания и предметы первой необходимости продолжали непомерно расти. Отменялись пайки. В обесцененных деньгах обед стоил 2900 руб., буханка хлеба — 1800. У завода образовалась большая задолженность по заработной плате.

Морозная зима 1921—1922 годов принесла рабочим дополнительные лишения. В декабре 1921 года начались перебои с отпуском хлеба, а в январе 1922 заводская столовая вообще прекратила приготовление обедов. Пшенная похлебка без хлеба, жиров и овощей была чуть ли не единственной пищей рабочих. Появилось большое число случаев дистрофии, увеличилась смертность.

Несмотря на тяжелейшие условия быта и труда, рабочие, хотя и с меньшей производительностью, продолжали выполнять задания правительства по укреплению военно и коммерческого судостроения. Однако судьба «Тремсуда» уже была предрешена. А тут от снабженческих органов поступила телеграмма: «Угольный отдел Харькова исключает возможность снабжения теперь Николаева углем при настоящем положении Донбасса. Сообщая об этом, Чрезвычайная комиссия снабжения предлагает ни под каким видом не расширять работы завода до наступления более благоприятных условий. Работы завода надо довести пока до минимума» 75. В это время в одной из объяснительных записок руководства «Руссуда» о производственной деятельности говорилось: «…Все остатки деревянных строительных материалов использованы на отопление паровозов. Предполагавшийся переход на работу пневматическим инструментом не мог осуществиться из-за недостатка угля и электроэнергии, работаем вручную» 76.

Видя безысходность положения, в которое попала судостроительная промышленность города, заводоуправление объединенных Николаевских судостроительных заводов в июле 1922 года поручило техническому персоналу в срочном порядке разработать план сворачивания работ на «Тремсуде» и перевода всех заводов на «Наваль». После этого работы на объединенном заводе начали постепенно останавливать, количество рабочих сокращать.

В сентябре того же года на заводе был произведен неудачный спуск на воду крейсера «Адмирал Корнилов». Это было вызвано нарушением технологии насалки спусковых дорожек из-за крайне малого количества говяжьего жира, который разошелся по рукам как пищевой продукт. Крейсер, пройдя около 100 м к воде, остановился. Потребовались огромные усилия, чтобы с помощью домкратов, лебедок, романов сдвинуть корпус крейсера с места. И только более чем через две недели, 28 сентября, он был спущен на воду. В начале 1923 года на «Тремсуде» состоялся спуск на воду последнего боевого корабля — американской подводной лодки АГ-26.

Командующий войсками Украины и Крыма М. В. Фрунзе после удачного спуска на воду подводной лодки обратился к рабочим завода со следующими словами: «Усиление нашего подводного флота еще одной боевой единицей — событие первостепенной важности… Столь образцовое выполнение своего долга еще лишний раз доказало сознательность и преданность революции николаевских рабочих и их внимание к Красному Флоту и Красной Армии. Поздравляю героев труда с новой победой на трудовом фронте, прошу их принять благодарность от лица Красной Армии и Красного Флота».

День 1 апреля 1923 года был, пожалуй, самым трагическим в истории завода «Руссуд». В этот день заводоуправление объединенных заводов издало приказ № 527 о переводе заводов группы «Тремсуд» на положение консервации. Этим же приказом судостроительный цех «Руссуда» был объявлен отделением судостроительного цеха завода им. Андре Марти. По мере окончания основных работ и работ по подготовке механизмов и машин к консервации рабочие увольнялись, или по их желанию их переводили на соседний завод, туда же отправляли и материалы.

С завода «Тэмвод» для оснащения строящегося Харьковского тракторного завода были отгружены револьверные станки американского производства, часть тяжелого оборудования судостроительного цеха отправили на Сормовский завод.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72