Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Эти суда строились совместно с заводом «Наваль» по установившейся ранее кооперации: руссудовцы изготавливали корпус, навалевцы вели монтаж механической части.

Первый корабль предъявили к сдаче 5 ноября 1917 года, а все последующие строили уже после победы Октябрьской революции. Черноморский флот молодой Советской республики остро нуждался в артиллерийских кораблях, и штаб командующего морскими силами республики 4 июля 1920 года принял решение о достройке находившихся на заводе корпусов кораблей, а также переоборудовании ранее построенных шести «эльпидифоров» в канонерские лодки.

Рабочие «Руссуда» в особо тяжелых условиях, вызванных гражданской войной, приступили к модернизации «эльпидифоров». На них устанавливали подкрепления под артиллерийские установки и сами установки, механизмы подачи снарядов к ним, монтировали минные рельсовые пути, обстраивали жилые помещения для команды. Достройка «эльпидифоров» была значительным вкладом николаевских корабелов в разгром белогвардейских войск Врангеля. Они использовались как тральщики и минные заградители.

Судьба этих кораблей сложилась по-разному. Первый из них — № 415 — в январе 1921 года погиб в бою с вражескими миноносцами. Десять «эльпидифоров» (№ 418—427) позже были переоборудованы в танкеры и сухогрузные суда.

В предвоенные годы канонерские лодки прошли капитальный ремонт и модернизацию: их зенитная артиллерия была усилена, число мин заграждения увеличено до 300 единиц. В годы Великой Отечественной войны они использовались при обороне Одессы, Севастополя, Крыма, Кавказа.

«Эльпидифоры» продолжали службу и после окончания войны, но уже переоборудованные в гидрографические, кабельные суда и плавучие базы. Лишь в июле 1959 года закончилась их долгая жизнь — корпуса бывших канонерских лодок разобрали, а затем и переплавили в мартеновских печах.

Строительство и служба «эльпидифоров» оставили заметный след в истории судостроения и флота на юге России. Первые в отечественном флоте хорошо вооруженные десантные корабли, они отличались удачно продуманной конструкцией, позволявшей им выполнять разнообразные боевые задачи, начиная от подвозки и высадки десанта и кончая несением миннозаградительной службы и тралением морских глубин. Несмотря на тяжелые годы, в которые они создавались, «эльпидифоры» были так грамотно и добротно сработаны, что прослужили долгий срок без принципиальных конструктивных изменений и переделок.

Еще в период деятельности Адмиралтейства его территория (правый берег) была предоставлена петербургским судостроительным заводам — Балтийско-Адмиралтейскому и Невскому для организации построечно-достроечных работ подводных лодок и эскадренных миноносцев. Когда же Адмиралтейство прекратило свое существование и завод «Руссуд» занял всю его левобережную часть, территорию на правом берегу Ингула с построенными зданиями и сооружениями продолжали арендовать петербургские заводы.

С марта 1912 года началось расширение филиалов этих заводов в Николаеве. На них предполагалось строительство подводных лодок и эскадренных миноносцев для Черноморского флота. Однако производственные мощности бывшего Адмиралтейства на правом берегу Ингула были чрезвычайно запущены, и организовать нормальную постройку таких сложных кораблей, как подводные лодки и эсминцы, на них было невозможно. Поэтому филиалы использовали небольшие стапели, которые после ремонта еще кое-как могли продолжать службу, достроечные набережные, разветвленную железнодорожную сеть с катучими паровыми кранами, складские помещения.

Чтобы выполнить судостроительную программу, пришлось корпуса подводных лодок и эсминцев, так же, как и механизмы, оборудование, вооружение, поставлять в Николаев из Петербурга. Инженеры, мастера, а также наиболее квалифицированные мастеровые были направлены на работу в филиалы из столицы, основная же масса квалифицированных и валовых рабочих была из Николаева, из числа освободившихся при закрытии Адмиралтейства.

В течение шести лет на филиале петербургского Балтийского завода были построены пять подводных лодок: три водоизмещением по 790 т и две водоизмещением по 1150 т. Были отремонтированы пять подводных лодок, один эсминец, пятнадцать судов транспортной флотилии, а для Севастопольского морского завода были построены ботопорт для сухого дока и небольшой пароход «Джалита». Филиалу также была заказана сборка шести подводных лодок типа АГ, закупленных в США и доставленных в Николаев в разобранном виде. Кроме того, здесь же оборудовали автомобильные мастерские.

В отделении Невского завода за период его существования из поступивших из Петербурга узлов и деталей были собраны три подводные лодки, заложенные в 1911 году, и два эскадренных миноносца. Эсминцы были заложены в 1912 году, а в строй действующих кораблей Черноморского флота вступили в 1915 году.

Наряду с филиалами петербургских судостроительных заводов на правом берегу Ингула, на базе самого длинного в Николаеве здания бывшего канатного завода, который в последние годы использовался под склады, министерство открыло Трубочный и электромеханический завод («Тэмвод»). На нем изготавливали для флота и армии гальванические ударные, патронные и гильзовые трубки для снарядов, бомб, мин; на нем также протягивали из отливок собственного производства латунную и бронзовую проволоку и ленту, необходимые для изготовления основной продукции. На «Тэмводе» изготавливали и современные приборы для управления огнем артиллерии, устанавливаемой на кораблях, рабочий и проверочный инструмент.

26 октября 1917 года в Николаеве была установлена Советская власть. На заводах были введены демократические начала управления производством, рабочий день сократился до восьми, а затем и до семи часов. Однако изнурительная империалистическая война давала себя знать — наступал период тяжелого застоя. Осложнилось положение с топливом, электроэнергией, продовольственными товарами и предметами первой необходимости. Цены росли, и продукты питания становились для многих рабочих недосягаемыми. Однако руссудовцы с энтузиазмом трудились, выполняя заказы Советской власти.

По постановлению Совета Народных Комиссаров «Руссуд», как сообщила 19 февраля 1918 года газета «Голос труда», был национализирован. Это прибавило сил его рабочему коллективу. Но предстояли еще огромные трудности. Буржуазия рьяно сопротивлялась, не желая сдавать своих позиций, город после учреждения в нем Советской власти неоднократно переходил из рук в руки то германских войск, то гайдамаков, то белогвардейцев. В связи с этим и работа судостроителей «Руссуда» была неустойчивой. Завод то закрывался, и жизнь на нем полностью замирала, то продолжал свою малозаметную деятельность. Рабочие, которые в периоды оккупации оставались без работы, в условиях террора и жестокого насилия оказывали активное и небезуспешное сопротивление оккупационному режиму, войскам Центральной Рады и белогвардейщине.

Наступал 1920 год. Дни белогвардейского произвола уже были сочтены. Красная Армия перешла в решительное наступление, и 31 января 1920 года войска 41-й дивизии под командованием А. М. Осадчего освободили город корабелов, в котором снова, на этот раз окончательно и навсегда установилась Советская власть.

26 марта 1920 года решением Управления тяжелой индустрии Украинского Совнархоза, находящегося в Харькове, было создано Николаевское государственное объединение заводов группы «Тремсуд». В него вошли судостроительный завод «Руссуд», судостроительный и судоремонтный завод «Ремсуд» и Трубочный и электромеханический завод «Тэмвод». На объединенном предприятии снова начала оживать работа. К концу марта там уже работало 500 человек. От командования революционных военно-морских сил начали поступать заказы. Объем работ был большим. Это достройка «эльпидифоров», сборка ранее не законченных американских подводных лодок. Кроме того, нужно было отремонтировать шесть катеров, три самоходных «болиндера», две шаланды, десять моторных тральщиков. Для выполнения только первоочередных заданий рабочих требовалось во много раз больше, не менее 3000 человек.

Поступили на завод заказы и от местных органов, в том числе на изготовление 107 тысяч… зажигалок из-за отсутствия спичек, бывших в то время особо дефицитными. Квалифицированные рабочие возвращались на завод из учреждений, других предприятий и даже из воинских частей. Возвращались и те, кто в трудный час покинули город и ушли в деревню.

Трудно было с продовольствием, обувью, топливом. Моряки выделяли рабочим «Тремсуда» часть своих пайков, на заводе изготовляли сандалии на толстой деревянной подошве (кляпанцы) — в то время самый распространенный вид обуви. Рабочим завода разрешалось после работы и в выходные дни добывать в старых отвалах на территории завода несгоревшие остатки кокса (коксик) и угля в шлаке.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72