Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

31 марта 1912 года Главное управление кораблестроения Военно-Морского Флота заключило с Русским судостроительством обществом контракт на постройку двух линейных кораблей для Черного моря водоизмещением по 22,6 тыс. т. каждый со скоростью 22 уз. Стоимость головного корабля установили в размере 19 719 604 руб. (какая точность!). На самом деле казне линкор обошелся много дороже, так как в контрактную цену не вошла стоимость брони, артиллерии, приборов управления огнем и др. Морское министерство за все это платило поставщикам напрямую, минуя акционерное общество.

Большой интерес представляют условия контракта. На первый взгляд они кажутся кабальными. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что они преследуют две важные цели — обеспечение высокого качества будущего линейного корабля и борьбу за сроки постройки в строгом соответствии с контрактом, заключенным между заказчиком и поставщиком.

Так, в случае переуглубления линкора от 0 до 3 дюймов с завода удерживался штраф в пользу казны в размере 5 тыс. руб. за каждый дюйм, при переуглублении в пределах от 3 до 6 дюймов штраф увеличивался до 30 тыс. руб. за каждый дюйм. В случае уменьшения назначенной контрактом скорости корабля в 21 уз с завода был бы взыскан штраф — 50 тыс. руб. за каждую 1/10 уз при уменьшении скорости в пределах 21 — 20,5 уз и 75 тыс. руб. за каждую 1/10 уз при уменьшении скорости в пределах 21—20 уз.

Большие штрафы полагались при уменьшении остойчивости корабля по сравнению с проектной, а также при перерасходе удельного расхода топлива. Но, пожалуй, наибольшую ответственность завод нес за нарушение сроков постройки линкора. Общий срок строительства установили в четыре года со дня выдачи наряда. Если же сдача корабля не состоялась бы в договорный срок, то, кроме штрафа в размере 6 % его сметной стоимости, завод должен был бы платить неустойку. Ее размер за каждый день просрочки устанавливался: 800 руб. в первый месяц опоздания, 2 тыс. руб. во второй месяц и 3 тыс. руб. в третий и последующие месяцы опоздания. Если же завод по каким-либо причинам не обеспечивал сдачу линкора к 1 января 1916 года, то Морское министерство имело право немедленно вступить во владение и пользование всем заводом «Руссуд» на все время достройки корабля со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это были жесткие требования, но они дисциплинировали, заставляли работать качественно, поднимали сроковую дисциплину. Руководство завода, служб и цехов делало все для того, чтобы условия контракта выполнялись, и в этом деле преуспевало.

В соответствии с контрактом спуск на воду головного линкора намечался на июль 1913 года. Ходовые испытания «Императрицы Марии» планировалось провести в апреле 1915 года. Как же шла постройка гигантского боевого корабля?

Несмотря на то, что названные сроки спуска корпуса линкора на воду несколько задержались в связи с большим объемом работ по подводной части, постройка велась исключительно быстрыми темпами. «Императрица Мария» строилась на еще незаконченном первом стапеле. Ее длина достигала 168 м, ширина — 27,4 м, а осадка равнялась 8,36 м. Вызывала уважение и огневая мощь корабля: 12 орудий калибром 305 мм, расположенных в четырех башнях, 20 130-миллиметровых орудий и много артиллерии более мелкого калибра делали корабль очень грозной боевой силой, а благодаря броневому поясу толщиной около 400 мм в районе жизненно важных центров он был трудноуязвим для противника. Внушительные размеры линкора, большая скорость, мощные броневая защита и артиллерийское вооружение и, наконец, необычный и удивительно рациональный силуэт корабля вызывали восхищение у знатоков.

На постройке линкора одновременно работали свыше 1200 человек, из них только клепальщиков и сверловщиков около 600. Грохот от работы сотен клепальных и чеканочных молотков, визг от сверлильных машин раздавались далеко за пределами завода. Все механизмы, оборудование были заказаны вызывающим доверие заводам, и их поставка на «Руссуд» на сей раз производилась строго по срокам, оговоренным в контракте. Акционерное общество заключило договор на поставку главных турбин, гребных валов, дейдвудных устройств и вспомогательных механизмов с английской фирмой «Джон Браун». Котлы для линкора изготовил Харьковский паровозостроительный завод. Ижорский завод поставил броню, а Обуховский — артиллерию. Сормовский завод взялся за изготовление и монтаж рулевого и шпилевых устройств. Оборудованием артиллерийских погребов, провизионных кладовых, системой аэрорефрижерации занимались завод Ларина и фирма Брейера, электромонтаж выполняла Всеобщая компания электричества 66.

На спуск «Императрицы Марии» и закладку крейсеров «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Лазарев», которая должна была состояться сразу же после спуска линкора, прибыли высшие чины морского ведомства, председатель правления Русского судостроительного общества В. М. Иванов. Первым на крейсере «Кагул», бросившем якорь вблизи завода, прибыл командующий Черноморским флотом адмирал Эдергард со свитой, вторым на яхте «Алмаз» — министр Морского флота адмирал Григорович. Спуск линкора назначили на 10 часов утра 19 октября 1913 года. В городе царило праздничное настроение. С самого утра к «Руссуду» тянулись толпы людей с детьми. На заводе день спуска линкора объявили нерабочим с сохранением всем его рабочим и служащим дневного заработка, а рабочим, занятым на спусковых работах, установили полуторный оклад.

В 8 часов утра стоявшие на рейде Буга и Ингула военные суда и яхты подняли флаги расцвечивания, а спустя полчаса на дамбе у стапеля выстроился почетный караул в парадной форме со знаменами и оркестром. Вдоль набережной стояли войска гарнизона. Непосредственно к линкору, где шли последние приготовления к спуску на воду, допускались только лица со специальными повязками на левой руке, а десятки тысяч празднично одетых людей с пропусками и без них расположились около стапелей, заводской пристани, на склонах горы, возвышавшейся вдоль ингульского берега. Большая толпа горожан собралась на городском бульваре, северной стороне заводской акватории.

Директор завода Н. И. Дмитриев встречает министра, представляет ему строителя корабля. Поднявшемуся на палубу линкора адмиралу Григоровичу командир линкора отдает рапорт о готовности к спуску. Министр обходит почетный караул, выстроившуюся вдоль берега команду, здоровается с ними и над застывшим кораблем раздается громовое «ура!» Начинается молебен, флаг, гюйс и вымпел кропятся святой водой. По окончании церемонии министр спускается к установленной внизу палатке для почетных гостей и отдает приказ приступить к спуску. Командир корабля командует: «По местам стоять, линейный корабль „Императрица Мария» к спуску!» Главный корабельный инженер завода полковник Л. П. Каромальди подает команду: «Кормовые стрелы долой! Носовые стрелы вон!» Мощными ударами огромных молотов рабочие под руководством мастеров А. П. Яковлева, Ф. М. Костыгова, Г. Н. Гагенмейстера выбивают кормовые, а затем и носовые стрелы — и огромный корабль высотой с пятиэтажный дом и длиной в два квартала сдерживается одними носовыми задержниками. По последнему сигналу главного инженера начальник технической службы завода инженер А. К. Зворыкин специально спроектированной и изготовленной для этой цели гильотиной рубит задержники — и корабль получает свободу. «Секунда — и, вздрогнув, словно почувствовав освобождение от сдерживающих его задержников, первый черноморский гигант-броненосец плавно, как бы раздумывая, медленно выползает из-под ферм и чем ближе к воде, все более усиливает свой ход, выбираясь из-под решетчатой крыши своей колыбели — стапеля. И казалось, конца края не было судну, до того огромная была его длина» 67.

Восторженное «ура!» раздается среди матросов, солдат, многотысячной толпы зрителей при виде огромного корабля, несущегося к воде, оркестры во всю мощь исполняют гимн, боевые корабли 31 залпом салютуют родившемуся стальному исполину. Как только его корма вышла из-под эллинга, на флагштоке линкора взвился андреевский флаг, а на мачтах — вымпел и гюйс. Председатель правления общества В. М. Иванов, директор завода Н. И. Дмитриев, его ближайшие помощники Л. П. Каромальди, Ф. И. Рядченко, К. Г. Ващалов, А. К. Зворыкин получают поздравления с благополучным спуском. Ликуют тысячи рабочих, любуясь красавцем-линкором, созданным их руками в невиданно короткие сроки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72