Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

В течение короткого времени был создан учредительный комитет будущего общества в составе пяти человек, который возглавил генерал-лейтенант в отставке В. М. Иванов. Для того чтобы акционеры были заинтересованы во вкладе капитала, рентабельность будущего предприятия должна была обеспечивать им получение максимальной прибыли. А для этого требовались гарантии на получение выгодных заказов.

Морское ведомство, с самого начала заинтересованное в деятельности акционерного общества, пошло на то, что еще несуществующему заводу был дан заказ на постройку двух современных линейных кораблей, крейсеров и судов других типов. Организационный комитет с большим энтузиазмом взялся за дело. 20 августа 1911 года учредителю общества были выданы технические требования на проектирование и последующую постройку двух линейных кораблей с паротурбинными двигателями для Черноморского флота водоизмещением 22,4 тыс. т. со скоростью полного хода 21 уз.

Уверенный в успехе дела, учредительный комитет 5 ноября 1911 года в Петербурге на Галерной улице в доме 63 собирает первое учредительное собрание акционеров Русского судостроительного общества. Все 23 человека, присутствовавших на собрании, располагали акциями в количестве от 250 на 50 голосов до 30 600 на 200 голосов. Кроме этих акционеров в общество входили и анонимные. Они были непосредственно связаны с некоторыми наиболее влиятельными держателями акций, и правление о них ничего не знало. Такой порядок образования акционерного общества в то время считался обычным. На собрании были избраны правление общества в составе восьми человек и председатель — В. М. Иванов. Собрание приняло решение о проектировании и строительстве двух линкоров, заключило с Морским министерством договор на аренду в Николаеве бывшего казенного Адмиралтейства. Директором будущего завода Русского судостроительного общества — «Руссуда» — был назначен начальник судомеханического производства петербургского Адмиралтейского судостроительного завода Н. И. Дмитриев.

Интересно складывалась судьба этого незаурядного корабельного инженера, воспитанника выдающегося русского ученого-кораблестроителя Алексея Николаевича Крылова. Как-то Алексей Николаевич пригласил к себе Дмитриева, известного в то время специалиста, работавшего инженером на Балтийском заводе, и предложил ему изучить и обобщить опыт всех верфей мира. Такой труд был нужен комитету по судостроению в связи с развитием судостроения в России. Дмитриев вместе со своим другом В. В. Колпычевым взялся выполнить эту просьбу и в 1907 году закончил рукопись будущей книги «Судостроительные заводы и судостроение в России и за границей» с большим количеством схем, чертежей и фотографий. Рукопись представляла огромную ценность для кораблестроительной науки и превзошла все ожидания А. Н. Крылова. Высоко оценивая труд Н. И. Дмитриева и отдавая должное его таланту, Алексей Николаевич Крылов предлагает ему место заведующего судостроительным цехом Адмиралтейского завода. Он считает, что предстоящая большая работа по переоборудованию цеха вполне по плечу этому высококвалифицированному специалисту.

Случилось так, что судьба еще раз свела А. Н. Крылова с Н. И. Дмитриевым. Было это в 1923 году во Франции. Алексей Николаевич занимался фрахтовкой судов для перевозки в Советский Союз закупленных за границей паровозов и случайно встретил своего бывшего ученика, который работал директором маленькой мастерской по изготовлению радиаторов для отопления. Оказалось, что во время революции Н. И. Дмитриев уехал во Францию, а позже, несмотря на приглашения, на родину не вернулся. И опять А. Н. Крылов помог своему питомцу. Во время деловой встречи с председателем правления крупной судостроительной фирмы Франции Алексей Николаевич заметил ему, что одной из верфей фирмы заведует очень слабый, никудышний работник, и порекомендовал на эту должность во всех отношениях выдающегося инженера, бывшего директора-распорядителя Николаевских заводов в России Н. И. Дмитриева. На вопрос председателя, как же Дмитриев будет управлять большим французским заводом, плохо зная французский язык, А. Н. Крылов сказал: «Вызовите Дмитриева в Париж для переговоров. По-французски он говорит, как француз, по-английски — как англичанин, по-немецки — как немец, а по-русски — как русский». Через две недели Дмитриев был назначен заведующим заводом по коммерческому судостроению, на котором с большой пользой трудился в дальнейшем.

Вернемся к зарождению завода «Руссуд». Командир Николаевского порта, контр-адмирал Мязговский назначил комиссию во главе с главным инженером-строителем Красновым по передаче территории и сооружений бывшего Адмиралтейства акционерному обществу. Под постройку завода отвели территорию на левом берегу Ингула площадью 27, 6 десятин. Кроме этого, к ней приобщили участок земли, прилегавший к военному порту,— 13,4 десятины, а также 7,5 десятины земли под железнодорожную ветку. Эта территория была передана в аренду заводу согласно договору от 20 сентября 1912 года сроком на 24 года, считая по 24 руб. за 1 кв. сажень (2,33 млн. руб.). Однако военное ведомство, чтобы не отпугнуть молодое акционерное общество от большого дела, и здесь пошло ему навстречу, согласившись оплату за отведенный участок земли отнести на последующие периоды и то не в полном размере.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72