Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Однако, пожалуй, самым выдающимся событием в истории Николаевского Адмиралтейства была постройка всемирно известного броненосца «Князь Потемкин Таврический», вошедшего в историю российского революционного движения начала нынешнего века. О строительстве этого замечательного корабля, о трудностях, сопровождавших его сооружение, революционных событиях на нем и его дальнейшей судьбе следует рассказать подробнее.

Всем, кто интересуется строительством легендарного броненосца, его службой на флоте, восстанием его революционно настроенной команды, следует обратиться к книге Р. М. Мельникова «Броненосец Потемкин» (Л.: Судостроение, 1981). В этой книге автор в результате большой исследовательской работы впервые в нашей литературе до мельчайших подробностей изложил ход строительства броненосца, революционные события на нем, последние годы его службы.

«Князь Потемкин Таврический» был седьмым на Черном море кораблем броненосного флота, построенным Николаевским Адмиралтейством. Его полное водоизмещение составляло 12,9 тыс. т, длина, ширина и осадка— 113, 22,2 и 8,4 м. Мощность главных машин, равная 10,6 тыс. л. с., позволяла броненосцу развивать максимальную скорость 16,7 уз. Пик технического прогресса пришелся как раз на период проектирования нового броненосца, и в него были заложены все достижения отечественного и мирового кораблестроения. Строителем корабля и его главным конструктором был назначен Александр Эрнестович Шотт — 42-летний корабельный инженер Севастопольского военного порта. Он успешно справился с организацией достройки в Николаеве и сдачей в Севастополе броненосца «Три Святителя», после чего получил право на руководство постройкой корабля по собственному проекту.

В декабре 1896 года А. Э. Шотт на заседании Морского технического комитета в Петербурге сделал доклад о своем проекте. После получения замечаний и пожеланий, поступивших от членов комитета, началась напряженная работа главного конструктора над составлением рабочих чертежей.

7 декабря 1897 года в эллинге № 7 на правом берегу Ингула был установлен первый лист горизонтального киля корпуса броненосца. Этот день и считается началом его постройки. Строительство броненосца происходило с большими трудностями. С целью его усовершенствования, улучшения общего расположения, принятия на вооружение новых механизмов с электрическим приводом проект постоянно корректировали.

Сложным был и путь его проектирования; заказа и изготовления наиболее важных корабельных устройств, в том числе якорного и шпилевого. Сказывались непонятное отношение и удивительная медлительность высших технических служб к постройке броненосца. Чертежи по этим устройствам 24 апреля 1898 года были предоставлены Морскому техническому комитету, а заключение по ним получено было лишь в сентябре, и это несмотря на просьбу строителя об их экстренном рассмотрении.

Надолго задержалось и изготовление литья фор- и ахтерштевней, кронштейнов гребных валов. Из-за перегрузки и недостаточных мощностей ни один из петербургских заводов не взялся за изготовление штевней в требуемые сроки. Лишь Путиловский завод согласился сделать отливки, но и то Только в течение 15 месяцев. Председатель Морского технического комитета В. П. Верховский, столкнувшись с трудностями размещения заказа на штевни, в конечном счете решил отдать его Путиловскому заводу. Узнав об этом, А. Э. Шотт направил ему категорическое возражение против 15-месячного изготовления литья и потребовал заказать его за границей.

Задержка корпуса корабля в эллинге парализовала бы его строительство, особенно верхней части. Высота эллинга позволяла строить корабль лишь до уровня батарейной палубы. Отсутствие кранов в эллинге и необходимость ручного подъема тяжелых деталей под самую крышу вызывали огромные трудности, а в ряде случаев эти работы были просто невыполнимы. Убедительные возражения строителя броненосца вынудили В. П. Верховского отказаться от своего решения и возвратиться к переговорам с Екатеринославским заводом. В результате 22 декабря 1898 года с ним был заключен контракт на поставку стального литья со сроком исполнения шесть месяцев после получения чертежей.

Новым и самым ответственным контрагентом стал бельгийский завод в Николаеве, называвшийся в то время Анонимным обществом судостроительных, механических и литейных заводов (телеграфный адрес «Наваль»). Завод только что построился, располагал наиболее прогрессивным по тому времени оборудованием и квалифицированным составом инженерного персонала. Тут-то Морское министерство и решило испытать новый завод на техническую зрелость. С заводом заключили контракт на изготовление главных паровых цилиндрических машин, котлов, а впоследствии и артиллерийских башен главного калибра.

Первоначально спуск броненосца на воду планировали на конец 1899 года. Однако его пришлось отложить до весны будущего года в связи с запозданием поставки литья штевней и кронштейнов гребных валов. Кронштейны из Екатеринослава были доставлены в феврале 1900 года, а форштевень был получен лишь в апреле, так что спустить броненосец и весной 1900 года оказалось нереально.

В июне, с началом расточки кронштейнов и мортир под установку дейдвудных труб, было получено разрешение на применение сверхурочных работ и работ в выходные дни. Все оставшиеся работы по корпусной и механической частям делались с большой поспешностью, и 26 июля на совещании специалистов, где обсуждался вопрос спуска корабля на воду, было принято решение назначить его на 25 сентября 1900 года.

Этому событию предшествовали большие работы по подготовке подводной части спусковых дорожек. Дело в том, что стапель № 7 не имел штатной перемычки и каждый раз для удаления воды перед насалкой спусковых дорожек приходилось устанавливать временную из деревянных свай, глины и песка и разбирать ее накануне спуска. Сооружение перемычки продолжалось около года, и в июне 1900 года дамба была готова для откачки воды и производства работ в подводной части стапеля. Вечером 5 сентября приступили к насаливанию дорожек, и уже на следующий день строительная часть порта начала разборку перемычки.

25 сентября комиссия во главе с главным инженером Адмиралтейства Михайловым и при участии Э. А. Шотта, портового инженер-механика Антоненко, наблюдающего за постройкой механизмов Иванова и командира броненосца капитана 1-го ранга Баля подписала акт о готовности корабля к спуску.

Утро 26 сентября для инженеров и мастеровых Адмиралтейства, всех жителей города стало праздничным. Этот день был объявлен нерабочим, и десятки тысяч людей с детьми, в праздничных одеждах направились к Адмиралтейству.

В половине восьмого утра на палубе корабля состоялся молебен с окроплением его святой водой, а через час спусковая команда приступила к последним предспусковым операциям — выбиванию клеток, подстав и пересадке корабля на спусковое устройство. Воцарилось молчание, наступил самый напряженный момент. Еще минута-другая — и будут отданы строевые, а потом и спусковые стрелы. У пеньковых задержников застыли четверо дюжих мастеровых, держа наготове широколезвийные, наточенные, как бритвы, топоры. Наконец раздается команда командующего спуском Шотта: «Задержники руби!» — и броненосец плавно трогается с места. Быстро набирая ход, корабль двинулся на волю из мрачного закрытого эллинга. Еще мгновение — и вот красавец у всех на виду, вызывает одновременно и радость, и восторг, и восхищение. Высокий южный берег на противоположной стороне Ингула, густо заполненный рабочими и горожанами, взрывается приветственными криками. Рухнули в воду якоря, загрохотали якорные цепи, и корабль, погасив своим весом могучую инерцию, остановился на им же взволнованной глади реки.

Кончились торжества, и начались трудовые будни. Трудностей в достройке корабля после спуска на воду не поубавилось. Возникли проблемы с поставкой недостающей брони, якорного и рулевого устройств, главных машин, котлов, артиллерийских башен, многих других предметов оборудования. К большим перебоям в работе, связанным с задержкой поставок, добавились простои из-за сильных зимних холодов.

С 1 декабря 1901 года на броненосце приступили к швартовным испытаниям. Главные машины работали без сбоев; подверглись испытанию все вспомогательные механизмы, устройства, однако до полной готовности броненосца еще было далеко. И тут произошло неожиданное: 12 апреля 1902 года главный командир Черноморского флота принимает решение перегнать корабль в течение июня для достройки в Севастополь. Необходимость столь поспешного вывода корабля из Николаевского Адмиралтейства главный командир мотивировал тем, что в июне на Буге и в лимане наиболее благоприятен уровень воды и что позднее этот уровень падает и проводка броненосца может превратиться в большую проблему.

Строители и администрация верфи настаивали, чтобы для достройки броненосец на несколько месяцев задержался в Николаеве, потому что день работы на корабле в Адмиралтействе будет равен трем-четырем рабочим дням в Севастополе. Их возражения не были приняты во внимание.

15 июня 1902 года в 6 часов 45 минут «Потемкин» мощными винтами взбурлил воды Ингула, и начался отсчет первых морских миль в жизни броненосца. Огромный корабль своим ходом навечно покинул гавань, где он родился. Как и в день спуска, почти два года назад, тысячи мастеровых и жителей Николаева с ингульских левобережных круч с гордостью смотрели за первыми шагами своего питомца. Через час корабль бросил якорь на Спасском рейде напротив яхт-клуба. Здесь ему предстояло простоять несколько дней. За это время личный состав должен был потренироваться в исполнении боевых команд, следовало догрузить недостающее снабжение. Прошло трое суток, и 20 июня в 8 ч 45 мин «Потемкин» поднял якоря, взяв курс на Очаков, а там и на Севастополь 55.

Через несколько дней после прибытия на главную базу Черноморского флота «Потемкин» стал у причала Лазаревского адмиралтейства, и опять потекли рабочие будни. Адмиралтейцы из Николаева вместе с севастопольскими рабочими и мастеровыми завода «Наваль» приступили к окончанию монтажных и достроечных работ. Достройку броненосца в Севастополе возглавил инженер В. К. Кошелев, а А. Э. Шотт, который исключительно много и плодотворно потрудился над проектированием и постройкой броненосца, получил назначение в Николаев портовым корабельным инженером и строителем нового броненосца «Евстафий».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72