Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

К июню 1884 года формирование корпуса броненосца продвинулось настолько, что следовало подумать об ускорении изготовления главных и вспомогательных механизмов, орудийных установок, брони и артиллерии. Главные паровые машины изготавливались на Балтийском заводе в Петербурге, а орудия и артиллерийские лафеты — частично в Англии, частично на Обуховском заводе.

Стапель № 7 не был приспособлен для спуска больших броненосных кораблей. Сооруженный еще в 30-х годах прошлого века, он был рассчитан на строительство деревянных кораблей сравнительно небольшой длины с полными образованиями подводной части. Спуск парусных кораблей с этого стапеля, построенного перпендикулярно береговой линии, при небольшой ширине Ингула в этом месте всегда проходил благополучно. Разве могли предполагать судостроители того времени, пусть даже самые видные и опытные, что пройдет всего лишь несколько десятилетий и от деревянного судостроения практически не останется и следа? А тут длина корабля превышала 100 м, до противоположного берега было немногим более 200 м, так что проектировщикам корабля и инженерам верфи было над чем подумать. Был детально изучен зарубежный опыт спуска больших кораблей с наклонных стапелей в стесненных условиях. На основании этого, а также произведенных математических расчетов предстоящего спуска с учетом скорости схода и инерции корабля при движении по воде разработали проект и изготовили очень сложную задерживающую систему, состоявшую из пенькового каната, проходившего через многочисленные блоки и деревянные задержники, которые выполняли роль рвущихся амортизаторов.

8 мая 1886 года броненосец в торжественной обстановке благополучно сошел на воду. Стапельный период его постройки составил 35,5 месяца 52. Для такого корабля по тому уровню техники это не так много. Ведь почти все работы по корпусу, установке брони, монтажу трубопроводов и мощных главных механизмов делались впервые. Особые трудности вызвали расточка мортир и кронштейнов, центровка и монтаж линии вала, многотонных гребных винтов, диаметр которых достигал почти 5,5 м — высоты двухэтажного дома. Непросто было изготовить трубопроводы. Ведь каждую трубу, прежде чем изогнуть, нужно было заполнить песком, плотно утрамбовав его, чтобы при гибке не образовались гофры. Не менее трудной операцией было освобождение трубы от песка после гибки коленьев. О холодной гибке труб, тем более о гибке токами высокой частоты, тогда еще не помышляли. Ученым еще предстояло открыть эти токи.

Адмиралтейцам помогали специалисты петербургских верфей, которые несколькими годами раньше прошли эту школу. Это от них, надо полагать, пошло поколение николаевских виртуозов-монтажников, которые блестяще справляются с подобными работами на сегодняшних кораблях, строящихся на той же верфи.

После спуска на воду достройка броненосца продолжилась у стенки завода. С мая по октябрь 1887 года развернулись дноуглубительные работы на Ингуле и по главному фарватеру Бугского лимана для обеспечения вывода в море глубокосидящего броненосца. Ведь ни один корабль, даже самый крупный, построенный в Николаевском Адмиралтействе в прежние времена, не имел столь большой осадки, даже с учетом недогруза. В конце этого же года броненосец «Екатерина II» под буксирами прибыл в Севастополь для окончательного монтажа машин, вооружения, завершения отделочных работ.

Прошло еще полтора года. И вот 23 мая 1889 года, ровно через три года после спуска на воду, окончательно достроенный броненосец вышел на ходовые испытания и артиллерийские стрельбы. Оригинальностью конструкции, наступательной и защитной боевой мощью «Екатерина II» и однотипные с нею броненосцы поразили мир.

В процессе испытаний выявились и конструктивные недостатки, часть из которых в скором времени удалось устранить, а другую часть устраняли каждый раз при выполнении стрельб из орудий главного калибра на протяжении всего срока службы корабля.

Позже на броненосце была проведена некоторая модернизация. В связи с усовершенствованием котлов и паровых машин по настоянию главного командира Черноморского флота и портов вице-адмирала Н. В. Копытова огнетрубные котлы были заменены на более производительные и более экономичные водотрубные, главные котлы переделали с двойного расширения на тройное, на смену паровым вентиляторам и водоотливным машинам пришли электрические, для питания которых установили две дополнительные динамо-машины.

После русско-японской войны броненосец перевели в разряд резервных кораблей, а в октябре 1906 года исключили из состава флота. Так закончилась семнадцатилетняя служба на Черном море первого русского броненосца, построенного руками адмиралтейских корабелов, волей обстоятельств не участвовавшего ни в одном боевом сражении или походе.

Строительство броненосца «Екатерина II» подняло роль и авторитет Николаевского Адмиралтейства до уровня лучших петербургских верфей и показало, что на нем возможна постройка самых мощных и самых техничных в мире кораблей любого ранга. Уже ближайшее будущее подтвердило этот вывод.

В описываемое время в Николаевском Адмиралтействе действовало несколько стапелей, на них строились более мелкие корабли, в том числе канонерские лодки типа «Запорожец», предназначенные для защиты южных берегов России. Одновременно с «Запорожцем» в постройке находились «Донец» и «Черноморец», имевшие максимальную длину 67,2 м и осадку около 2 м. Все они были заложены на стапелях, а один из них («Донец») — на Мортоновом эллинге 19 мая 1886 года и спущены на воду поочередно в мае, августе и сентябре 1887 года. На следующий год все они вошли в состав Черноморского флота. Строительство малых стальных кораблей было для Адмиралтейства своеобразной практической школой перед созданием кораблей-гигантов.

Через три года после спуска на воду броненосца «Екатерина II», в апреле 1889 года, на воду сошел линейный крейсер «Капитан Сакен», названный в честь героя турецкой войны, подвиг которого навечно вошел в историю российского флота.

26 мая 1788 года дубель-шлюпка под командованием капитана 2-го ранга Сакена (7 орудий, 52 человека экипажа) при движении в лимане подверглась преследованию 30 турецких галер. Во время боя часть судов противника отстала, а 11 наиболее быстроходных нагнали дубель-шлюпку у устья реки Южный Буг. Приблизившись, суда противника бросились на абордаж. Дав залп по врагу и видя, что захват судна неизбежен, Сакен взорвал дубель-шлюпку, потопив при этом четыре турецких галеры. При взрыве погибли сам Сакен и весь экипаж дубель-шлюпки. Подвиг Сакена имел важное значение: турки уже не рисковали идти на абордаж русских кораблей, даже располагая численным преимуществом. «Капитан Сакен» имел водоизмещение всего лишь 742 т, поэтому машины в 2341 л. с. позволяли ему развивать максимальную скорость 18 уз. В то время это был самый быстроходный корабль на Черном море. Вслед за ним в Адмиралтействе был построен первый миноносный корабль (миноноска) «Измаил» водоизмещением всего лишь 76,5 т. Длина миноносца равнялась 38,9, ширина 3,66 м, а максимальная скорость, сообщаемая ему паровой машиной мощностью 520 л. с., превышала 17 уз. В Адмиралтействе строили и другие корабли для Черноморского флота, небольшие купеческие суда.

Прошло несколько лет после постройки «Екатерины II», и на самом большом эллинге закладывается очередной броненосный корабль «Двенадцать апостолов». На верфи с каждым годом прибавлялись новые средства механизации, в том числе станки, прессы и другие машины с электрическими приводами. Из года в год повышалась и квалификация рабочих в железоделательной и других мастерских, на сборке корпусов кораблей, монтаже механизмов, трубопроводов и вооружения. Наряду со специалистами по монтажу главных механизмов и артиллерии из Петербурга появились и свои — адмиралтейские. Производительность труда неуклонно повышалась. Все это позволило очередной броненосец построить в необычно короткие для того времени сроки.

Броненосец «Двенадцать апостолов», заложенный на стапеле 9 августа 1889 года, был несколько меньше своего предшественника, однако и он был вооружен мощной артиллерией калибром 305 мм и развивал скорость около 16 уз. Спустили его на воду 1 сентября 1890 года. Общий срок постройки этого корабля на стапеле составил всего лишь один год и один месяц. Если учесть, что его корпус был клепаным, собирался по листику, то такому короткому стапельному периоду можно только позавидовать.

Вслед за броненосцем «Двенадцать апостолов» в 1895 году с того же стапеля сошел на воду самый большой броненосный корабль Черноморского флота и один из крупнейших кораблей того времени — «Три Святителя». При длине 113,2, ширине 22.2 и осадке 8,6 м фактическое водоизмещение корабля составило 13,3 тыс. т, а мощность главных механизмов равнялась 11.3 тыс. л. с., что дало возможность развить на ходовых испытаниях максимальную скорость 16,5 уз. На броненосце была установлена очень мощная артиллерия. Главный калибр был представлен четырьмя орудиями диаметром 305 мм с длиной стволов 40,8 калибра (более 12 м). Кроме этого, на корабле были установлены орудия калибром 152 мм, 10 орудий калибром 47 мм и 34 орудия калибром 37 мм. Поражала своей мощью броневая защита корабля. Пояс брони по ватерлинии в средней части достигал 457 мм, на башнях главного калибра — 406 мм, а боевая рубка защищалась броневыми щитами толщиной 305 мм. Ни один корабль русского флота не имел такой мощной броневой защиты, да и в других флотах редкий корабль мог приблизиться к «Трем Святителям» по этому показателю.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72