Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

После отмены в России крепостного права изменились формы наемного труда и на промышленных предприятиях. К этому времени специальная комиссия признала целесообразным упразднить принудительный труд мастеровых-военнослужащих на казенных предприятиях. В ее решении было записано: «…замена в адмиралтействах и на заводах Морского ведомства обязательного труда свободным несет большую пользу в том отношении, что, обеспечив нужды мастеровых и приняв за правило выдавать плату за действительное нахождение на работе, уничтожена будет одна из самых побудительных причин, заставлявших казенных мастеров решаться на похищение казенных материалов и изыскивать все средства для уклонения от работы. В окончательном же результате эта замена будет и выгодна для казны во всех отношениях, в чем не может быть ни малейшего сомнения при той неопровержимой истине, что свободный труд производительнее обязательного».

Между нанимателями и нанимаемыми складывались новые классовые отношения, свойственные строю, пришедшему на смену феодально-крепостническому. В Николаевском Адмиралтействе в лице военно-политического аппарата выступала казна, стремившаяся приукрасить истинную сущность отношений с наемными рабочими, выдавая их за чуть ли не благоденствующие.

С 1 января 1863 года было решено впредь применять исключительно наемный труд. При Адмиралтействе оставили только самых квалифицированных, ни в чем не провинившихся мастеровых, которых приравняли к вольнонаемным рабочим. Однако от истинно вольнонаемных они отличались тем, что не отслужившие положенный 25-летний срок воинской службы мастеровые не имели права оставлять работу по собственному желанию до окончания срока. Зато по окончании срока службы за ними оставались права отставных матросов.

Кроме военнообязанных мастеровых в постоянные рабочие зачислялись те, кто отслужил срок военной службы, а также и те, кто закончил ученический курс и успешно выдержал выпускные экзамены. Зачисление в мастеровые вновь поступивших на военную службу отменялось.

Зачисленные в кадры Адмиралтейства рабочие должны были давать подписку о том, что они будут работать на верфи без перерыва не менее пяти лет. Об уходе с работы мастеровой обязан был сообщить администрации за три месяца до окончания срока, в противном случае он обязан был работать еще один год. Если рабочий был уволен до конца срока по инициативе администрации, она платила ему неустойку в размере трехмесячного заработка, если же увольнение производилось за «дурное поведение», неустойка не выплачивалась.

Рабочий день в летнее время продолжался 11 ч, в остальное время года — до 10 ч. Субботы считались «банными» днями, и продолжительность рабочего дня не превышала 6 ч. За особое усердие в работе и ценные технические предложения мастеровым полагались награды деньгами, носильными вещами. На постоянную работу в Адмиралтейство принимали физически здоровых людей, как привило, мужчин в возрасте от 19 до 45 лет. Все они носили отличительные адмиралтейские знаки, определявшие принадлежность к верфи.

Некоторая часть кадровых рабочих состояла из казенных мастеровых, не успевших отслужить положенный срок. Они, как и раньше, жили в казармах под надзором офицеров, подчинялись военному уставу, не имели права оставить работу до окончания срока службы, однако, как и вольнонаемные, вместо казенного жалования получали заработную плату. Естественно, что они уже не находились на казенном содержании, а обязаны были себя кормить, одевать, обувать, а также оплачивать проживание в казарме.

Вместо бывших поселян Адмиралтейство начало, в зависимости от имевшихся работ, нанимать на поденную работу чернорабочих. У заводских ворот ежедневно собиралась толпа, из которой наниматели подбирали приглянувшихся им людей. Зачастую, если работы на верфи прибавлялось, на поденную работу или же на определенный срок нанимали и квалифицированных рабочих. На эту категорию людей, как и на поденщиков-чернорабочих, льготы и права кадровых рабочих не распространялись.

Все мастеровые и чернорабочие, работавшие в Адмиралтействе, находились в подчинении мастеров, или, как их тогда называли, указателей, которых назначали из числа особо отличившихся кондукторов и унтер-офицеров. Указатели распределяли между рабочими и бригадами работу, контролировали ее выполнение, устанавливали заработную плату, следили за порядком на рабочих местах, принимали и увольняли рабочих. Указатели обладали большими правами и пользовались ими в полной мере, стараясь заслужить доверие начальства. По рекомендации указателя мастеровой мог быть зачислен в штат кадровым рабочим, прием рабочих на временную и поденную работу тоже зависел от них. На верфи процветало угодничество и взяточничество по отношению к мастерам. Дал взятку — получи лучшую работу. Строптивых в штате не держали.

Администрация верфи и мастера использовали свою власть для того, чтобы держать в руках адмиралтейских рабочих, не допускать их сплочения, объединения в группы единомышленников. Главный командир Черноморского флота, он же губернатор Николаева, адмирал Н. А. Аркас писал совершенно откровенно: «Мне весьма часто приходилось убеждаться на опыте, как много содействовало мне как Главному командиру при найме необходимых мастеровых при случившихся стычках между ними то, что я соединяю в себе власть и права, определенные военному губернатору».

Однако несмотря на половинчатость царской реформы 1861 года, новый порядок найма рабочих по сравнению с порядком, существовавшим при феодально-крепостническом строе, был, безусловно, шагом вперед. Это сразу же принесло некоторые положительные результаты. Так, уже на следующий после реформы год объем выполненной на верфи работы возрос, несмотря на то, что количество квалифицированной рабочей силы уменьшилось на 16 %. Раскрепощение мастеровых стимулировало улучшение их работы. Производительность труда, несмотря на то, что он оставался по-прежнему тяжелым, значительно возросла. Поднялась заработная плата мастеровых, однако администрация верфи от этого не пострадала: содержание казенного мастерового в дореформенный период обходилось в день 73 коп., а заработок наемного мастерового при значительно большей выработке составил 75 коп.

Новые кадры квалифицированных мастеровых для верфи готовила Портовая ремесленная школа, подготовка рабочих шла также через ученичество — непосредственно на рабочих местах. Учениками в Адмиралтейство поступали подростки в возрасте 14—15 лет, проработавшие на верфи три-четыре года. Дело в том, что чернорабочими можно было нанимать мальчиков в возрасте 11 лет. Их использовали на очистке ржавчины и накипи в котлах, на уборке днищевых отсеков и трюмов от воды и мусора и других работах, платя в день 20 — 25 коп. Мечтой каждого мальчика было стать учеником, а затем и мастеровым. Это были преимущественно дети адмиралтейских мастеровых, отставных матросов и солдат, которых почти на восемь лет отдавали в кабалу за жалкие гроши. Лишь по достижении 19-летнего возраста малолетка-чернорабочий, а затем ученик мог стать квалифицированным мастеровым. Половина заработка учеников удерживалась в залог и возвращалась им лишь в том случае, если они весь срок отбывали в одной мастерской. Если это условие нарушалось, залог поступал в пользу казны. Так в те времена велась борьба с текучестью рабочей силы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72