Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

В те времена сооружение железных, да еще и броненосных кораблей большого водоизмещения было делом исключительно сложным и трудным. Пневматической сверловки, клепки, рубки, чеканки еще не было. Не было и газовой резки. Так что при формировании корпуса корабля все эти технологические операции приходилось выполнять вручную. В железоделательной мастерской металлические листы, угольники, швеллеры размечали для сверловки отверстий по плазовым рейкам. Разметку нужно было делать безошибочно и с большой точностью, так как малейшее отклонение в размерах приводило к большим ошибкам, исправлять которые было непросто. В мастерской дыры сверлили на станках с паровым, а позже электрическим приводом, но не исключалась и ручная сверловка. На стапелях зенковку, райберовку или сверловку отверстий выполняли только ручным способом. В зависимости от диаметра отверстия такую операцию выполняли два, а то и три человека. Например, при сверловке отверстий диаметром 22 мм трещетку вращали двое рабочих, а третий рычагом (вагой) изо всех сил прижимал ее к листу, в котором сверлилось отверстие. Такая бригада сверловщиков за смену в зависимости от толщины листов и диаметра отверстий могла высверлить от 10 до 25 дыр.

Еще сложнее и тяжелее была операция клепки соединяемых на стапелях деталей в монолитную конструкцию корпуса корабля. Мальчик разогревал заклепки на переносном угольном горне, работавшем с вентилятором, приводимым в движение ножным приводом или ручным мехом. Даже при выполнении этой, на первый взгляд, простейшей операции по нагреву и подаче заклепок нужно было обладать и ловкостью, чтобы быстро передать зажатую в клещи заклепку клепальщику, и большим опытом, чтобы «на глазок» определить примерную температуру подаваемой заклепки. Подаст нагревальщик перегретую заклепку — брак неизбежен, подаст недогретую — головка растрескается и потребуется высверливать уже готовую заклепку. В том и в другом случаях это работа немалая, так что нагревальщик должен не зевать и быть всегда начеку. Клепальщики работали тяжелыми молотами массой до 20 кг и больше. В народе их прозвали «понедельниками» (понедельник — день тяжелый). Работали проворно, не мешкая, так как формирование заклепки надо было закончить до того, как она остынет. Бить молотом остывшую заклепку категорически запрещалось.

Особенно тяжела была работа клепальщиков внутри помещений, где молотом как следует не размахнуться и поддержку держать трудно. Тут требовалась особая сноровка. А при работе в особо стесненных условиях уже и изобретательность не помогала, тогда ставили гужоны, которые, хотя и не обеспечивали равной прочности и плотности заклепочному шву, но давали возможность надежно закрепить детали. Пазы и стыки чеканили также вручную, с помощью чеканов и небольших ручных молотков, уплотняя металл вдоль его кромок. Для испытания на непроницаемость отсеки заливали водой и повышали до определенного уровня давление. Течи устраняли чеканкой заклепочных соединений.

В железоделательной мастерской уже появились механические ножницы и гильотины для резки листового и профильного металла. Однако детали для наружной обшивки из листов вырезали редко. В процессе проработки теоретического чертежа на плазе с большой точностью определяли размеры и форму листов. Эти данные направляли на металлургические заводы, и уже там листы для корпуса корабля изготавливали в «чистый размер». Так что с обрезкой и вообще с обработкой кромок листов, идущих для формирования корпуса корабля, на верфи проблемы не было. И в настоящее время нашим заводам было бы полезно перенять этот опыт работы судостроителей прошлого века. К сожалению, заставить металлургов работать так, как работали их предшественники, практически невозможно.

Особая ответственность ложилась на плазовщиков при заказе броневых плит. В условиях Адмиралтейства обработка брони, сверловка в ней отверстий почти исключались, и верфь на Ингуле с металлургического завода должна была получать броневую плиту или броневой лист в «чистый размер» с просверленными для крепления отверстиями, обработанными по контуру кромками. В связи с этим требовалось особо тщательно изготовлять шаблоны и каркасы, отправляемые на металлургические заводы для заказа брони. На шаблоны и каркасы шел особо выдержанный лес самого высокого качества, а работу выполняли плазовщики наивысшей квалификации. Малейшая ошибка при изготовлении шаблона или каркаса обнаруживалась при установке броневых деталей на место. Бывали случаи, когда броневые плиты, по каким-либо причинам выполненные с отклонением от проекта, верфь вынуждена была отправлять на металлургический завод на доработку или на переделку. И если учесть, что эти заводы были за сотни, а то и за тысячи километров от Николаева, то можно себе представить, как такая «технологическая операция» сказывалась на сроках постройки корабля.

На верфи чрезвычайно высокие требования предъявляли к качеству изготовления многочисленных деталей угольников. Это относилось к обрамляющим, или, как их называли, рамочным, флорным угольникам с переменной малкой и высадками для встречного угольника. При их установке на место и подгонке под клепку зазоры между полкой угольника и обшивкой, к которой он крепился, измеряли щупом. Они не должны были превышать нескольких десятых миллиметра. Естественно, что точность при изготовлении этих и подобных им деталей должна была быть особенно высокой, так как подгонка их по месту при отсутствии средств для нагрева осложнялась, а подчас становилась просто невозможной. Кузнецы, работавшие на плитах, были настолько высококвалифицированными, что в их руках тяжелый металл становился пластичным, приобретал нужную форму и нужную точность. Отбраковка корпусных деталей по вине кузнецов была крайне редка.

Новая технология, с которой столкнулись николаевские судостроители при строительстве кораблей береговой обороны по проекту вице-адмирала А. А. Попова, легла в основу технологии постройки крупных броненосных кораблей, развернутой на верфи вслед за постройкой «поповок». Со временем мастерские завода пополнились новыми машинами, в том числе гибочными вальцами, прессами, облегчившими труд рабочих на обработке металла и повысившими их производительность. Однако труд на стапелях оставался по-прежнему и тяжелым, и малопроизводительным. Из положения выходили, увеличивая число рабочих, одновременно работавших на корабле, удлиняя продолжительность рабочего дня, применяя палочную дисциплину.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72