Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

8 ноября 1853 года П. С. Нахимов во главе эскадры Черноморского флота, крейсируя по Черному морю, подошел к Синопской бухте, в которой скрывалась турецкая эскадра, и блокировал ее. После получения из Севастополя подкрепления, русская эскадра 18 ноября в 9 ч 30 мин утра снялась с якоря и двумя кильватерными колоннами направилась на Синопский рейд.

П. С. Нахимов возглавил правую колонну кораблей, впереди которой с адмиральским флагом шла «Императрица Мария», недавно вступившая в строй Черноморской эскадры. Левую колонну возглавил адмирал Ф. М. Новосильский, находившийся на линейном корабле «Париж». Заметив приближение кораблей русской эскадры, турки открыли по ним ожесточенный огонь из стоявших в бухте кораблей и береговых батарей. Корабли нахимовской эскадры на огонь неприятеля не отвечали, и лишь приблизившись к ним на близкое расстояние, открыли прицельный огонь. Через полчаса флагманский корабль турецкого флота «Авни-Аллах», по которому вел огонь линкор «Императрица Мария», был настолько поврежден, что не смог продолжать бой и выбросился на берег. После этого флагманский корабль перенес огонь своих батарей на фрегат «Фазлы-Аллах», который тоже вскоре загорелся и выбросился на берег.

В это же самое время линкор «Париж», которым командовал капитан 1-го ранга В. И. Истомин, в течение часа уничтожил два других корабля противника. В Синопском сражении успеха добились и другие корабли эскадры, построенные в Николаеве,— «Чесма», «Великий князь Константин», «Три святителя», «Кагул» и другие. Оказывая друг другу помощь, они последовательно уничтожали турецкие корабли, а затем и его береговые батареи. Стрельба русских отличалась высокой точностью и большой скорострельностью. В течение трех часов Черноморская эскадра уничтожила 15 кораблей противника и подорвала его береговые батареи. Только одному турецкому кораблю из всей эскадры удалось уйти.

«…Синопское сражение закончилось полной победой русского флота. Турки потеряли всю эскадру и свыше 3 тысяч человек убитыми и ранеными, в плен был взят командующий эскадрой адмирал Осман-паша, командиры трех кораблей, около 200 матросов. Русская эскадра потерь в кораблях не имела, но многие из них получили серьезные повреждения, особенно в рангоуте и такелаже. За время боя эскадра выпустила по противнику 18 тысяч снарядов. Из каждого орудия действовавшего борта было произведено от 50 до 130 выстрелов».

В Синопском бою впервые в России были применены бомбические орудия, которые, несомненно, способствовали победе русского флота. Это было последнее в истории морских боев сражение парусных кораблей-гигантов. Оно показало полное превосходство русского военно-морского искусства и кораблестроения над турецким.

Но прошел всего лишь год, и значение некогда сильного и грозного Черноморского флота уменьшилось. 23 декабря 1853 года Англия и Франция ввели свои флоты в Черное море якобы для защиты турецких коммуникаций. Крымская война, начавшаяся между Турцией и Россией, после первых же поражений турецкого флота и армии переросла в войну коалиции Англии, Франции и Турции против России.

События начали приобретать неблагоприятный для России и ее Черноморского флота характер. В состав англо-французской эскадры входило большое число паровых кораблей с винтовым ходом. В. А. Золотарев и И. А. Козлов в книге «Российский военный флот на Черном море» (М., 1988. С. 67) приводят данные о том, что Англия и Франция в начале Крымской кампании 1854—1855 гг. сосредоточили на Черноморском театре военных действий основные силы своего флота в составе 89 боевых кораблей (34 линейных и 55 фрегатов), из них 54 паровых. К моменту высадки англо-франко-турецких войск на Крымский полуостров Россия имела на Черном море 14 парусных линейных кораблей и 22 фрегата. Таким образом, силы противника превосходили русский Черноморский флот в 3— 4 раза, а в паровых кораблях почти в 9 раз.

В русской эскадре было также 7 небольших колесных пароходофрегатов, вооруженных всего лишь 49 орудиями, которые в боевом отношении играли второстепенную роль. У черноморских моряков не было ни одного линейного парового винтового корабля. Следует отметить, что и во всем русском флоте такого корабля не было. Первый в России винтовой фрегат «Архимед» для Балтийского флота с машиной Ижорского завода мощностью 300 л. с. был построен в 1848 году в Петербурге, но и тот в 1850 году разбился у острова Тренхольм, наскочив в туманную погоду на камни.

Трудно пришлось Черноморскому флоту в боях с объединенной и очень сильной вражеской эскадрой. Он почти полностью погиб в тяжелых сражениях. Часть его кораблей, в том числе и построенных в Николаевском Адмиралтействе, моряки затопили у входа в Севастопольскую бухту, перекрыв вход в нее кораблям противника.

Недооценка царским правительством парового флота и вообще всего нового в военно-морской технике тормозила развитие современного флота. Россия, располагавшая в свое время прекрасным парусным флотом и занимавшая по его мощи одно из первых мест в мире, с переходом к новой эпохе судостроения не смогла быстро перестроиться. И главной причиной этому были феодально-крепостнический строй и консервативная бюрократическая система. Потому-то и крах России в Крымской войне 1853—1856 годов был вполне закономерен. «Крымская война,— писал В. И. Ленин,— показала гнилость и бессилие крепостной России».

В январе 1856 года обе стороны, истощенные войной, начали мирные переговоры, закончившиеся в марте того же года подписанием в Париже унизительного для России мирного договора. По этому договору она лишалась южной части Бессарабии, возвращала Турции Карс в обмен на Севастополь и другие города, занятые союзниками. Черное море объявлялось нейтральным, и России запрещалось иметь на нем свой военно-морской флот.

Какая участь постигла Николаевское Адмиралтейство и сам город в период Крымской войны, какую помощь они оказывали героическим защитникам Севастополя? На этот счет дают ответ многочисленные архивные материалы и воспоминания очевидцев тех грозных событий.

С началом Крымской войны 1853—1856 годов Николаев был включен в зону Южной армии как пункт, которому, как и Севастополю, угрожало нападение противника. Адмиралтейству в Крымской войне было суждено сыграть важную роль по укреплению обороноспособности армии, защите Севастополя и Николаева от неприятеля. На нем прекратили строить новые корабли и все силы переключили на ремонт старых, а также на изготовление боевого снаряжения.

Около четырех тысяч мастеровых Николаевского Адмиралтейства было направлено в Крым для непосредственного участия в обороне Севастополя. В Николаеве и вокруг него для возможного отражения неприятеля была создана мощная инженерно-стратегическая оборона: выставленные в лимане минные заграждения прикрывались артиллерийскими батареями, установленными на Русской и Волошской косах. На фарватере Южного Буга, на подступах к Николаеву, соорудили насыпной остров и установили на нем батарею, получившую название Константиновской 48. С противоположного берега фарватер прикрывался понтонными бонами, а для его полной закупорки были приготовлены суда, которые в любой момент можно было затопить, чтобы преградить путь кораблям противника к городу и Адмиралтейству. Здесь же на фарватере расположили единственную плавучую батарею, построенную в Адмиралтействе, и шесть вооруженных пароходов. Артиллерийские батареи были также установлены в районе Широкой Балки, Малой и Большой Коренихи. Перешеек полуострова между Ингулом и Бугом был опоясан пятью редутами.

Для ускорения движения войск и транспортов в Крым со стороны Одессы в 1855 году вместо паромной переправы в спешном порядке соорудили наплавной мост протяженностью свыше двух верст, простоявший до 1964 года.

Во всех работах по подготовке оборонительных сооружений кроме 10 тысяч солдат и матросов гарнизона принимали участие мастеровые Адмиралтейства и адмиралтейские поселяне. Многие из них были мобилизованы с подводами для поездок между Николаевом и Севастополем. Туда они везли груз для его защитников, а обратно в Николаев — раненых и больных.

Из мастеровых Адмиралтейства сформировали два батальона по 500 человек для обороны города. Они также несли службу на плавучей батарее, у бонов, на береговых батареях и подготовленных к затоплению кораблях. Из тысячи адмиралтейских поселян сформировали санитарные и пожарные команды.

События, развернувшиеся в последний год Крымской войны на подступах к Николаеву, показали, что оборона города была поставлена прочно и надежно. После взятия 3 октября 1855 года крепости Кинбурн, охранявшей вход в Днепровско-Бугский лиман, англо-французская эскадра неоднократно пыталась прорваться к Николаеву, но всякий раз не в состоянии была подавить оборону русских, начинавшуюся в лимане, на дальних подступах к городу. Труд адмиралтейских мастеровых и гарнизонной команды по созданию защитных сооружений вокруг Николаева был не напрасным — враг к городу корабелов не прошел. В том большая заслуга города, а также и тех, кто ушел в Севастополь и храбро сражался на его бастионах.

НИКОЛАЕВСКОЕ АДМИРАЛТЕЙСТВО И ЧЕРНОМОРСКИЙ БРОНЕНОСНЫЙ ФЛОТ

Прошло более 10 лет после окончания Крымской войны 1853—1856 годов, а Черноморского флота практически не существовало. Побережье, порты и Днепровско-Бугский лиман не были защищены и в случае новой войны на Черном море оказались бы легкой добычей противника.

Запрещение (по Парижскому договору 1856 года) России иметь боевые корабли на Черном море, выполнение программы строительства кораблей для Балтийского флота и тяжелое финансовое положение страны не позволяли возродить Черноморский флот. Даже речи не могло быть о постройке хотя бы минимального количества боевых кораблей для охраны морских границ, не говоря уже о создании флота, способного вести успешную борьбу за выход в Средиземное море через Босфор и Дарданеллы. По-прежнему беспрепятственный выход в Средиземное море, развитие торговли с европейскими и другими странами для России продолжали оставаться желанной, но неосуществимой мечтой.

В декабре 1869 года в Петербурге в правительственных кругах состоялось совещание, на котором ряд влиятельных сановников во главе с военным министром Меньшиковым приняли решение о постройке в Николаевском Адмиралтействе четырех броненосных судов для Черноморского флота в целях обороны морских берегов. В октябре 1870 года Россия, воспользовавшись франко-прусской войной, отказалась выполнять условия Парижского договора в части запрета держать флот на Черном море, а в 1871 году это решение было подтверждено Лондонской конференцией. Но это было позже, а пока что морское ведомство выставило требования, чтобы будущие четыре броненосца имели небольшие габариты, малую осадку и отвечали условиям, определенным Парижским договором, по которому разрешалось строительство небольших кораблей оборонительного назначения. Вместе с тем было оговорено, что на этих кораблях будут установлены орудия калибром не менее 280 мм, а толщина брони должна быть не меньше, чем на кораблях зарубежной постройки, чтобы надежно защитить корабль и его артиллерию.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72