Верфь на Ингуле

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Чтобы скорее пополнить Черноморский флот кораблями и довести его состав до утвержденного штата, М. П. Лазарев решил в большей, чем прежде, мере использовать Спасское адмиралтейство. Он обратился к начальнику Главного морского штаба адмиралу А. С. Меньшикову с просьбой разрешить подрядную постройку кораблей на Спасской верфи. Так, в одном из писем на имя адмирала говорилось: «… Я надеюсь, согласитесь со мной, что теми средствами, которые Черноморское ведомство имеет, никогда невозможно будет пополнить кораблей и фрегатов… Необходимость потребует прибегнуть к постройке нескольких из них с подряда…нанимать большое число плотников и кузнецов, устроить нужное число горнов и прочее, и, таким образом, усилить работы».

Разрешение А. С. Меньшикова было получено, и после восстановления стапеля Спасского адмиралтейства в 1847 году на нем началось строительство крупных кораблей. Первым заложили 120-пушечный линейный корабль «Париж», а три года спустя — однотипный с ним «Великий князь Константин». Корабли строились с подряда купцом Рафаловичем и были спущены на воду: первый — 23 октября 1849 года, второй — 29 сентября 1852 года.

9 мая 1853 года, в канун Крымской войны, был спущен на воду последний флагманский корабль Черноморского флота. Последний парусник, построенный на Адмиралтействе «Императрица Мария».

Линейный корабль «Императрица Мария», прославивший флот и Россию в Синопском бою. Корабль длиной 61, шириной 17 м и водоизмещением 4160 т был построен из отборного хорошо просушенного леса. Его заложили 23 апреля 1849 года и строили четыре года под руководством И. С. Дмитриева. Со спуском «Императрицы Марии» на воду в Николаевском Адмиралтействе завершилось строительство парусных кораблей для Черноморского флота.

Всего при адмирале М. П. Лазареве в Николаеве для Черноморского флота было построено семнадцать линейных кораблей, шесть фрегатов, пять корветов, семь бригантин. Строились при нем также шхуны и тендеры, которые отличались большой скоростью и необычной поворотливостью, дававшей им преимущества при плавании в узкостях.

М. П. Лазарев был не только выдающимся флотоводцем, в совершенстве знавшим парусные корабли и управление ими, но и большим поклонником парусного спорта. В нем он находил большое подспорье для выучки офицерского состава морскому делу, умению ставить паруса и управлять ими в любую погоду.

В Адмиралтействе наряду с боевыми кораблями строились и спортивные яхты. Об одной из них следует рассказать подробнее. В 1837 году по инициативе адмирала и по его чертежам была построена огромная яхта «Орианда» длиной 27,6 и шириной 7,5 м, вооруженная десятью пушками. Ее предполагали использовать как быстроходное посыльное судно главного командира Черноморского флота.

В связи с тем, что яхта относилась к разряду спортивных судов, она должна была быть приписана к яхт-клубу и принимать участие в спортивных гонках. Но в Николаеве яхт- клуба еще не было, а из-за большого расстояния до Петербурга, где такой клуб существовал, она и там не могла участвовать в соревнованиях. Однако в 1848 году Морское ведомство разрешило «Орианде» прибыть в Кронштадт и принять участие в гонках шхун на императорский приз.

Яхта под командованием лейтенанта И. С. Ужковского, бывшего адъютанта адмирала М. П. Лазарева, отправилась в путь и, совершив нелегкий переход вокруг Европы, пришла на Балтику к назначенному сроку. На другой день начались гонки, и к изумлению всех участников и многочисленных наблюдателей «Орианда» первой пришла к финишу, получив в награду серебряный кубок «В морских гонках преуспевшему». Воистину получилось: пришла, победила и ушла.

В журнале «Морской сборник» № 1 за 1848 год в обзоре этих гонок о николаевской яхте сказано, что «тендер «Орианда» во всех отношениях образцовое судно и делает честь всем, кто занимался его постройкой и вооружением. В особенности отличны паруса и постановка их. Эти два предмета едва ли можно видеть где-либо в более совершенном виде».

Мореходным яхтам суждено было пережить все остальные парусные суда. Через много лет с помощью яхтсменов-коммунаровцев, потомков кораблестроителей прошлого века, была построена яхта «Икар», на которой в 1987—1988 годах под руководством капитана Б. С. Немирова состоялось кругосветное плавание советских яхтсменов. Ее экипаж, в составе которого были и спортсмены завода, прошел 31 тысячу миль, обогнув земной шар с запада на восток.

М. П. Лазарев, воспитанный на традициях парусного флота, в отличие от многих старых моряков его поколения не находился в плену этих традиций. Он понимал значение для судоходства паровой машины, гребного колеса, гребного винта и принимал все меры для ускорения постройки пароходов, а к концу 50-х годов прошлого столетия — и судов с цельными железными корпусами.

Когда в октябре 1846 года в Англию для наблюдения за постройкой пароходофрегата с машиной мощностью 400 л. с. был командирован В. А. Корнилов, М. П. Лазарев наказывал ему собрать подробнейшие сведения о железном судостроении в этой стране.

Русские моряки вслед за М. П. Лазаревым по достоинству оценили паровую машину, а затем и железный корпус. Однако на Николаевском Адмиралтействе, как и на других верфях России, продолжали строить паровые коммерческие суда и то в небольшом количестве. В 1835 году на воду спустили пароход «Северная звезда» длиной 39,8, шириной 6,7 м с паровой машиной мощностью 100 л. с., а в августе 1837 года для интендантского ведомства был спущен на воду и в этом году сдан флоту пароход «Успешный». В следующем году для Черноморского флота построили пароход «Силач» водоизмещением 230 т с паровой машиной мощностью 80 л. с., развивавшей скорость только 6,5 уз. В 1838 году в Адмиралтействе строится пароход «Метеор», а вслед за ним — «Молния» с паровыми машинам* мощностью по 60 л. с. Все пять пароходов построены корабельным инженером М. М. Дмитриевым.

В 1849 году под руководством корабельного инженера М. М. Окунева был построен деревянный пароход «Ординарец» длиной 36,6, шириной 5,3 м и осадкой 1,68 м. На нем были установлены две паровые машины по 60 л. с. каждая, впервые в истории судостроения изготовленные В. Миллером в Николаеве.

В середине 30-х годов прошлого столетия в мире начали строить так называемые пароходофрегаты. Первый из них — «Медея» — был построен в Англии в 1832 году. В России пароходофрегат для Балтийского флота — 28-пушечный «Богатырь» — построили в августе 1836 года. Однако в дальнейшем строительство боевых паровых кораблей продвигалось медленно и отнюдь не потому, что не было специалистов нового дела или нужных материальных ресурсов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72