Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Называя себя продолжателем А. Герена, Бэр в целом дал совершенно самостоятельное исследование, в котором намечал линии торгового пути, внося свои коррективы в построения других ученых, занимавшихся этим кругом вопросов. Он отмечал, что достоверные сведения, которыми располагали греки, кончались у границ, страны аргиппеев, куда доходили скифские торговцы. От скифов торговый путь шел за Дон, через страну савроматов и лесистую область будинов, затем менял северное направление на восточное (в область, занимаемую тиссагетами), чтобы потом повернуть на юг (в стенную область нирков). Тиссагетов и нирков Бэр размещал между Волгой и Камой. Что касается восточной части торгового пути, то она была дана Бэром предположительно в двух вариантах. В одном случае конечный пункт торгового пути находился в современной Башкирии, в другом — доходил до Туранской низменности.

Еще одна из обобщающих работ по «древностям» России, принадлежавшая перу Эрнста Боннеля, также была издана в Петербурге на немецком языке. В ее первом томе содержатся данные, почерпнутые автором как из догеродотовских источников, так — и главным образом — и из Геродота. Не отрицая наличия отдельных погрешностей и неточностей в труде Геродота, Боннель полностью разделял точку зрения тех ученых, которые «читали сообщения Геродота заслуживающими доверия. Основываясь на свидетельствах «отца истории», Боннель дал описание физической географии Скифии целиком по IV книге Геродота. С доверием отнесся Боннель и к картине расселения племен, данной Геродотом. Касаясь этимологии царских имен, встречающихся в скифских легендах, Боннель склонялся к мнению ученых, считавших их индоевропейскими.

Для Боннеля не подлежало сомнению иранское происхождение скифов и сарматов. Для исследования Боннеля особенно характерным является стремление автора дать объяснение отдельным погрешностям и противоречиям, встречающимся у Геродота. Так, например, соглашаясь с утвердившейся в его время отрицательной точкой зрения на достоверность скифского похода Дария, изложенного у Геродота, Боннель напоминал, что в другой части своего труда сам Геродот предупреждает, что считает своим долгом «передавать то, что говорят, но верить всему не обязан» (VII, 152). Следует сказать, что в целом книга Боннеля представляет собой образец научного труда, основанного на добросовестном изучении Геродота, с весьма осторожной его интерпретацией, с учетом работ предшествующих исследователей.

Берущая свое начало в трудах Т. Байера и продолженная Н. И. Надеждиным, Ф. К. Бруном и другими русскими учеными тенденция основываться в своих построениях на скрупулезном анализе текста Геродота нашла отражение в работах последующих авторов, занимавшихся вопросами географии Скифии и локализации племен. Большое внимание этим вопросам было уделено в исследовании П. Н. Кречетова, носившем название «Письма о геродотовой Скифии». В письме первом—«О скифском четырехугольнике» — автор сделал попытку установить границы Скифии согласно указаниям Геродота.

По его мнению, исходя из текста Геродота, южную сторону этого четырехугольника следовало искать от гористом части Крыма (приблизительно от современной Евпатории) до устья Дуная; западную границу — от Дуная на север по р. Алуште до Карпатских гор и затем до истоков рек Прута и Днестра; северная сторона намечалась по прямой линии от западной части г. Каменец-Подольск через города Кременчуг, Екатеринослав, Новочеркасск, приближаясь к руслу Сев. Донца (таким образом, за пределами скифского четырехугольника оставалась вся территория Киевской, Полтавской и Харьковской губ.) восточная граница, начинаясь от устья Сев. Донца, шла по р. Дону, западному побережью Азовского моря, вплоть до Керченского пролива. Здесь заканчивалась ее сухопутная часть и начиналась приморская.

В статье «О реке Гипакирис и местоположении города Каркинита» Кречетов, подвергая критическому анализу текст Геродота и суждения своих предшественников, старавшихся идентифицировать как реку Гипакирис, так и город Каркинит (в частности, положение Бруна, считавшего, что Каркинит находился близ современной Евпатории),35 пришел к выводу, что современное озеро Донузлав, которое прежде было открытым лиманом, следует признать за русло р. Гипакирис, а местоположение города Каркинита определяется локализацией Гипакириса, т. е. возле современного озера Донузлав в Крыму, недалеко от древнего Херсопеса. В статье «О местоположении области буди нон» автор опять-таки основывался па определенном анализе текста Геродота.

Помимо геродотовых свидетельств, Кречетов опирался также на сведения Страбона. Он пришел к выводу, что область геродотовских будинов следует искать в долине р. Маныч, притока Дона с целой системой озер, в которых Кречетов усматривал знаменитое Будинское озеро, считая современные соленые озера его остатками. В связи с этим Кречетов предполагал, что крепости, воздвигнутые Дарием, о которых сообщал Геродот (IV, 124), сохранились в виде тех остатков рвов и углублений, которыми так богата долина р. Маныча, притоков Дона (р. Саи, Егоровки) и р. Еи, впадающей в Азовское море. Кречетов считал, что Геродот, лично посетивший Скифию (IV, 36), хорошо знал область будинов и гелонов, их празднества и проч., что указывало на близкое знакомство Геродота с бытом этих племен. Свои соображения, изложенные в «Письмах о Геродотовой Скифии», рассмотренных выше, Кречетов подтвердил в статье «Границы и очертания Геродотовой Скифии».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85