Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Это направление получило серьезный отпор па страницах труда Ф. Г. Мищенко, помещенного в виде специальной статьи перед книгой сделанного им перевода «Истории» Геродота. Перу Ф. Г. Мищенко принадлежит также статья о противоречиях в сообщениях Геродота о происхождении скифов, где он показывает, что сбивчивость географических сведений Геродота привела к серьезной путанице в его сообщениях о р. Араке, игравшей большую роль в рассказе о продвижении скифов в киммерийские земли и походе царя Кира на массагетов (I, 202). При этом Ф. Г. Мищенко отмечал, что Геродот, по-видимому, получил сведения о двух различных Араксах, а в своем труде без всяких пояснений говорит об одной реке. Столь же серьезная путаница связана и с сообщением о переселении племени невров в страну будинов (IV, 105, 1), причем Геродот помещает невров у истоков рек Тираса и Гипаписа (IV, 17, 2), а будинов — за р. Танаисом (IV, 21). Восточными же соседями невров, по свидетельству Геродота, являлись андрофаги и меланхлены (IV, 100, 102, 119, 125).

Таким образом, если считать достоверным сообщение Геродота о переселении невров к будинам, то следует либо переместить будинов ближе к западу (а не за Танаисом), либо разделить их на две группы — западную и восточную, либо отвести будинам огромную по протяженности территорию от западного побережья Днепра до Урала. В рассказе о походе Дария на скифов (IV, 118—142) Геродот также допускает большое количество противоречий и несообразностей в отношении хронологических и пространственных рамок. У Геродота в ряде случаев приводятся противоречивые факты и по поводу религиозных представлений скифов. Так, в одном месте он сообщает о почитании священных золотых предметов (IV, 5, 7); давая же характеристику скифской религии, он ни словом не упоминает о священном золоте (IV, 59). Сообщая о том, что скифы не употребляют меди вообще (IV, 71, 4), он рассказывает о гигантском медном сосуде в Эксампее (IV, 81, 3, 6). Этим, конечно, перечень противоречивых свидетельств, встречающихся в Скифском рассказе, далеко не исчерпывается.

Встречаются и совершенно не поддающиеся логическому объяснению свидетельства, такие, как, например, обычай ослеплять рабов для доения молока (IV, 2). Некоторые исследователи полагают, что в этом случае либо Геродот неверно понял своих осведомителей, либо в самом тексте выпало связующее звено. Но, несмотря на многие погрешности, по мере развития археологического изучения скифских древностей достоверность свидетельств Геродота находила все большее и большее подтверждение, а соответственно росло и доверие к сообщаемым им сведениям. Конечно, если учесть, что Геродот излагал не только собственные наблюдения, а сплетал в своем повествовании известные ему реальные факты с различными легендами, сказаниями или сведениями, полученными им от других лиц, местных жителей — эллинов или же туземцев, то вполне естественно, что в Скифском рассказе встречается немало запутанных, а иногда и просто неясных мест.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85