Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Дополнительным свидетельством, подтверждающим существование в Ольвии V в. до н. э. богатых зданий, украшенных мраморными статуями грифонов и сфинксов, может служить найденный еще Б. В. Фармаковским мраморный грифон, который датируется V в. до н. э. Согласно Геродоту, дом Скила был украшен именно такими мраморными изображениями грифонов и сфинксов. Конечно, нельзя серьезно утверждать, что именно этот грифон (или сфинкс, -причем у Геродота речь идет и о тех и о других скульптурах) украшал ольвийскую резиденцию скифского царя, как ни заманчиво выглядит подобное предположение. Но тем не менее в этой находке усматривают лишнее подтверждение автопсии Геродота. Кроме того, на территории древней Фракии была обнаружена находка, послужившая еще одпим подтверждением реальных основ этой новеллы.

Именно в этой области (возле Истрии), куда, по сообщению Геродота, бежал царь Скил из Ольвии, спасаясь от преследования своего брата Октамасада, был найден золотой перстень со щитком, на котором вместе с изображением скифской богини было выгравировано на греческом языке имя Σκυλέω — Скил. Таким образом, с точки зрения сторонников автопсии Геродота, эта находка не только полностью подтверждает, что Скил — личность не легендарная, а вполне реальная, но и дает возможность предположить, что сам Геродот находился в Ольвии либо в то время, когда там происходили события, связанные с трагической судьбой царя Скила, либо же спустя короткое время после того, как все это случилось, так как Скил жил приблизительно с 475 по 450 г. до н. э. Многие исследователи считают, что новелла о Скиле была взята Геродотом из надежного источника и что Скил — не легендарная личность, а реальная.

Как уже говорилось выше, в тексте Геродота нет ни одного выражения, на основании которого можно было бы безапеляционно утверждать, что Геродот видел собственными глазами все, о чем он сообщает. Он пишет достаточно осторожно, что и дало впоследствии повод даже самим эллинам упрекать его в слагательстве сказок и собирании интересных и фантастических историй. Об этом писали многие античные авторы. Плутарху принадлежало даже специальное сочинение «О злокозненности Геродота». Плутарх отмечал, что «стиль Геродота, простой, легкий и живой, уже многих ввел в заблуждение». Он обвиняет Геродота в искажении фактов, недоброжелательстве по отношению к известным государственным деятелям, умолчании об их благородных и прекрасных поступках, а затем подводит итог характеристике Геродота в следующих выражениях: «Можно было бы привести и многие другие виды злокозненности, но для того, чтобы понять склад ума и характер Геродота, достаточно и того, что мы привели». Именно от античной традиции отталкивались те ученые, которые высказывали скептическое отношение к труду Геродота, к достоверности приводимых им сведений.

Нельзя не отметить, что и до сих пор время от времени появляются работы, с большим или меньшим остроумием повторяющие гиперкритические воззрения на труд Геродота, из которых следует, что он не может считаться серьезным историком, а лишь по существу собирателем или сочинителем занимательных рассказов, меньше всего ставящим себе целью соответствие исторической истине, вплоть до того, что даже и ссылки его на источники можно рассматривать как чистейший вымысел. Сторонники подобных воззрений по существу представляют собой продолжателей гиперкритического направления, в свое время ярко выраженного А. Сейсом и А. Шлецером.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85