Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Глава 4

ВОПРОС ОБ АВТОПСИИ ГЕРОДОТА В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

Вопрос о личном знакомстве Геродота с землями Северного Причерноморья (и, в частности, с городом Ольвией) и о степени этого знакомства чрезвычайно тесно связан с другой геродотовой проблемой — степенью достоверности тех сведений, которые «отец истории» изложил в своем Скифском рассказе. Конечно, не может быть исключено и то обстоятельство, что Геродот имел возможность пользоваться не дошедшей до нашего времени периэгесой какого-либо автора, лично побывавшего в этих местах. Сам Геродот весьма осторожно обходит вопрос об автопсии и, хотя в нескольких местах Скифского рассказа и упоминает о якобы виденном им лично (IV, 81, 82), тем не менее, как отмечает К. Э. Гриневич, рассматривавший специально вопрос о пребывании Геродота в Ольвии, даже при чрезвычайно внимательном чтении тех мест, где Геродот касается Ольвии и ее окрестностей, твердого впечатления о личном знакомстве историка с этими местностями не создается.

В. П. Бузескул также заметил, что хотя для него является несомненным то обстоятельство, что Геродот отличал все то, что видел сам, от тех сведений, какие слышал от других, а также подлинно известное ему от не вполне достоверного, однако далеко не просто решить, где кончается автопсия Геродота и где начинаются сообщения тех свидетелей, на слова которых он опирается в своем рассказе. Для Геродота, например, весьма характерно такое высказывание: «Но то, что мы смогли как можно более точно выяснить по слухам, — все это будет изложено» (IV, 16, 2).

Сообщая о тех источниках, откуда он смог добыть интересующие его сведения, Геродот рассказывает, что «…до них (исседонов, — А. Н.) добирается и кое-кто из скифов, от которых нетрудно разузнать, а также и от эллинов, как из Гавани Борисфена, так и из других понтийских гаваней» (IV, 24). Именно это свидетельство Геродота и является опорной точкой для тех исследователей, которые считают, что Геродот лично посетил Ольвию и получил все свои дальнейшие сведения о различных местностях и племенах, населявших Скифию.

Уже в работах начала XIX в., в которых рассматривался круг путешествий Геродота, ставился вопрос об их достоверности, но при всем скептицизме западноевропейских ученых по отношению к сообщаемым Геродотом сведениям почти никто из них не высказывал сомнения в личном пребывании историка в Ольвии и окрестностях. Расхождение между исследователями было лишь по линии возможного расширения посещенных Геродотом местных достопримечательностей.

Крупнейший русский специалист по Геродоту, переводчик его «Истории» Ф. Г. Мищенко во «Введении» к переводу, приведя мнения значительного количества своих предшественников, высказал соображение, что, хотя путешествие Геродота для историков древнейшего периода юга России представляет особую ценность и интерес, тем не менее весьма затруднительно определить, насколько далеко Геродот проникал в глубь скифской страны и какие из сообщаемых им сведений были добыты путем личного наблюдения, а какие — из расспросов тамошних эллинов и туземцев. В. В. Латышев также разделял мнение о том, что Геродот лично побывал в Ольвии, где и услышал о трагической судьбе скифского царя Скила.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85