Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Предложенное Д. С. Раевским толкование сцен, изображенных на Куль-Обской и Воронежской вазах, на сосуде из Гаймановой могилы, гребне из Солохи, представляется в какой-то мере оригинальным и допустимым, хотя далеко не все его аргументы можно принять. Раевский же, явно увлекаясь, утверждает, что даже по небольшому изменению в расстановке акцентов в том или ином изображении «можно уловить эволюцию экономического и социально- бытового бытия скифов». Но ведь нельзя забывать, кто именно изготавливал предметы с изображенными на них сценами из мифологического прошлого скифов. Несомненно, это делали греческие мастера по заказу. И даже «варваризируя» свои изделия, они все же не были в состоянии столь тонко уловить (и отразить в искусстве) все те изменения, которые, по мнению Д. С. Раевского, можно установить, судя по изображениям на сосудах, которые многие исследователи считали просто жанровыми сценами из жизни туземных обитателей Скифии.

Параллели, которыми насыщена работа Д. С. Раевского, несомненно, дают много интересного материала. Но ведь все эти триады главных божеств — божественные супружеские пары, последующее вычленение функций одного главного божества и т. д. — все эти явления присущи в целом всем древним религиозным системам. И поэтому, когда Д. С. Раевский совершенно справедливо критикует произвольность «выбора кода» для суждения о стоящей перед исследователями целой системе представлений, связанных с тем или иным изображением, сам он этого принципа пе соблюдает. Задавшись целью во что бы то ни стало доказать, что скифское общество имело свою сложную, развитую религиозную систему, автор, на наш взгляд, вступает в противоречие с данными источников и с археологическими материалами. Ибо хотя скифский звериный стиль действительно достиг очень высокого уровня развития, все же, как бы его ни трактовать и с каким критерием к нему ни подходить, он свидетельствует в первую очередь о преобладании тотемистических представлений в религии скифов, что является более низкой ступенью в развитии идеологических представлений общества, нежели божества антропоморфные.

Антропоморфные же изображения, изготовленные самими скифами, явно показывают новизну этого сюжета в их искусстве и беспомощность скифских мастеров в передаче человеческого облика. На страницах книги Д. С. Раевского встречается большое количество интересных, зачастую смелых мыслей. Он рассматривает материалы, которыми располагают исследователи, под новым углом зрения. Но все же он вынужден признать сам, что эти памятники скифской культуры и «скифского религиозно-мифологического мышления» большей частью воплощены греческими мастерами, которые воспроизводили местные мифологические образы, и только отчасти встречаются изделия местной работы, разительно отличающиеся по мастерству исполнения.

Как представляется, чрезмерное преувеличение роли аналогий делает несомненно интересную работу Д. С. Раевского во многих отношениях дискуссионной.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85