Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Глава 2

СКИФСКИЙ РАССКАЗ ГЕРОДОТА В ИССЛЕДОВАНИЯХ РУССКИХ УЧЕНЫХ XIX—НАЧАЛА XX в.

Накопление уникального археологического материала (такие курганы, как Куль-Оба, Чертомлыцкий, Золотой и т. д.) предоставило ученым богатейшие возможности для его изучения. Эти памятники классической древности послужили толчком к созданию специальных научных обществ, которые ставили своей целью систематическое и всестороннее, истинно научное исследование античных памятников на территории России. Так, в 1839 г. было основано Одесское общество истории и древностей. Оно начало издавать с 1844 г. свои «Записки», где ведущее место принадлежало публикации скифских древностей, находимых на территории геродотовой Скифии.

В созданном в Петербурге в 1846 г. Русском археологическом обществе вопросы, связанные с классической археологией, занимали весьма значительное место. В издаваемых им «Меmoires» и «Записках» вопросам исторического прошлого Северного Причерноморья уделялось большое внимание. Публиковались отдельные статьи, издавались памятники, найденные при археологических, как тогда говорилось, «разысканиях». Еще в 40-е годы начали появляться первые монографические исследования, посвященные отдельным греческим городам Северного Причерноморья, — в первую очередь работы, связанные с открытиями в окрестностях Керчи, т. е. с памятниками Боспорского царства. Так, А. Б. Ашик, служивший в торговой конторе, а затем ставший директором Керченского музея, искренно увлекавшийся археологией, но не умевший серьезно и ответственно подходить к раскрытию и изучению археологических памятников, издал построенный на материалах, обнаруженных при раскопках в Керчи и ее окрестностях (древнем Пантикапее) труд «Боспорское царство» (в двух частях). Пантикапею же были посвящены и книги Г. И. Спасского, П. П. Сабатье, В. В. Григорьева. Б. В. Кене написал монографию о Херсонесе. Исследование, посвященное истории города Тиры, о котором впервые упоминает Геродот в своем Скифском рассказе, издал П. В. Беккер.

Итоги всем произведенным ранее изысканиям в области античной археологии были подведены в целом ряде обобщающих трудов, вышедших в начале 50-х годов, таких как первый историографический обзор И. М. Леонтьева, работа А. С. Уварова, нумизматический труд Б. В. Кене и венчающее полувековой период исследований северопричерноморских древностей издание «Древности Боспора Киммерийского» с текстом на русском и французском языках, с иллюстрациями и планами. Это издание действительно подвело итоги пятидесятилетнему исследованию древностей, связанных непосредственно с геродотовой Скифией. Оно сохранило ценнейшие зарисовки памятников, навсегда утраченных для науки (таких, как открытый Д. В. Карейшей расписной «склеп пигмеев» или склей с жанровыми сцепами на стенах, найденный А. Б. Ашиком, — тех памятников культуры, которые погибли вследствие небрежности и неумении раскопщиков).

Наконец в 1859 г. было создано и общегосударственное учреждение — Императорская археологическая комиссия, которая сосредоточила в своих руках руководство всеми археологическими работами в России. Многое было сделано ею и в области эллино-скифских древностей. С 1860 г. начали выходить «Отчеты» этой комиссии, где в большом количестве публиковались работы по классической археологии, непосредственно связанной с изучением геродотовой Скифии. И хотя исследователи, занимавшиеся археологией Крыма и других прилегающих к Черному и Азовскому морям территорий, вряд ли уделяли специальное время изучению Геродота, тем не менее можно сказать, что вся деятельность как ученых-археологов, так и дилетантов протекала под эгидой этого античного писателя. Без его помощи было бы затруднительно, а вернее, просто и невозможно осмыслить надлежащим образом открываемые ими памятники.

Во всяком случае хотя бы косвенное воздействие Геродота на полевую археологию не может вызвать ни малейших сомнений.

Не приходится отрицать воздействие Геродота (опять-таки не прямое, а косвенное) на тех ученых-историков, которые, работая в кабинетах, непосредственного участия в полевых археологических исследованиях не принимали. Именно косвенное, потому что к отдельным страницам Скифского рассказа толкали их частые для того времени открытия замечательных скифских и античных памятников, сразу же приобретавших мировую известность. Естественным же следствием этого была потребность в более глубоком и основательном изучении Геродота.

Серьезные экскурсы в область изучения географии и этнографии Скифии Геродота, основанные на исследовании IV книги его «Истории», были проведены Эдуардом Эйхвальдом, профессором Казанского и Виленского университетов, впоследствии ставшим членом Российской Академии наук. Совершив путешествие по берегам Каспийского моря (как русским, так и персидским), Э. Эйхвальд выпустил труд по древней географии Каспийского моря, Кавказа и южной России, где он прежде всего отдал должное осведомленности и добросовестности Геродота. Большая глава этой книги была посвящена разбору сообщений «отца истории». Эйхвальд склонялся к тому, чтобы видеть славянский парод в киммерийцах Геродота, которые были вытеснены с северного побережья Черного моря славянским же племенем скифов.

Славянами были, по мнению автора, и скифы царские. Будинов и невров Эйхвальд также считал славянами, полагая, что как в наружности, так и в образе жизни будинов выступают характерные славянские черты. Эту же точку зрения, согласно которой большинство скифских племен являются племенами славянскими, Э. Эйхвальд излагал в другом своем исследовании — «О древнейших обиталищах племен славянских, турецких и монгольских по Геродоту». Скифов царских он склонен был скорее отнести к финским племенам, будинов же генетически сближал с венедами, именем которых финские племена называли всех славян. Следует отметить, что высказанные Эйхвальдом соображения о связи ряда племен, упомянутых Геродотом, со славянами не утратили своего значения до настоящего времени и находят отражение в работах многих современных исследователей. Рассматривал Эйхвальд и вопрос о скифском походе Дария, причем придерживался в данном случае совершенно особого мнения. Желая отстоять по возможности достоверность сообщения Геродота о проникновении персидских войск в глубь Скифии, .Эйхвальд предлагал весьма произвольное толкование гл. 123 в IV книге.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85