Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Безусловно, в современной скифологии в плане общественной организации скифских племен вопросов нерешенных несоизмеримо больше, чем вопросов, нашедших свое решение. В первую очередь это следует объяснить тем, что ни анализ весьма скудных свидетельств античных источников, ни интерпретация археологических памятников не приводят скифологов к однозначным решениям. Часто данные письменных источников и археологических материалов не могут быть согласованы между собой как в силу отрывочности и неполноты одних, так и в силу весьма произвольного в ряде случаев толкования других. Поэтому представляется совершенно закономерным и более перспективным обращение к материалам сравнительной этнографии, что и предложил сделать А. И. Тереножкин в своих последних работах. Безусловно, однако, что и на этом пути исследователей ожидает весьма значительное количество «камней преткновения». В первую очередь это далеко не достаточная разработанность самых основных вопросов кочевниковедения.

Следует констатировать, что не существует строго определенного критерия, к кому, собственно, следует применять термин «кочевники». Спорят о том, когда возникло кочевое хозяйство. Наука не располагает также общепризнанной периодизацией истории кочевых обществ. Но все же рассмотрение скифского общества (в части своей, безусловно, являвшегося кочевым) вне русла закономерностей развития евразийских кочевых обществ представляется совершенно неправомерным. И, безусловно, это обращение не может не внести сколько-нибудь определенную ясность в вопросы, связанные с социальным строем скифов и возникновением у них государственности. При решении этих вопросов, как кажется, скифологам необходимо учитывать все те бесспорные положения, которыми располагает современная наука о кочевых обществах. Как известно, разложение родо-племенных отношений у кочевников началось сразу же вслед за выделением кочевых пастушеских племен из основной массы варваров.

Формой, наиболее соответствующей удовлетворению весьма противоречивых экономических и социальных потребностей кочевых обществ, была военная демократия, т. е. такая стадия развития общества, когда антагонистические классы и социальное неравенство уже возникли, но еще не существовало государства, которое закрепило бы эти институты, дало бы окончательный, решающий перевес господствующему классу.

Кочевые общества в силу своих особенностей имеют тенденцию остановиться именно на этой стадии развития. Однако полная остановка невозможна. Возможно лишь в отдельных случаях очень сильное замедление темпов разложения родо-племенного строя, которое, как установили этнографы, способно затянуться до бесконечности.

В связи с этой тенденцией кочевых обществ к сохранению родо-племенных отношений и ограничению социальной дифференциации и следует рассматривать проблему образования государства у кочевников. Как уже говорилось выше, по данному вопросу, как, впрочем, и по большинству других, связанных с кочевниковедением, единого взгляда у исследователей не существует, хотя нельзя не отметить того значительного вклада, который внесли советские этнографы в изучение всех этих сложных проблем. Многие исследователи считают, что у евразийских кочевых племен складывались феодальные отношения, хотя при этом сохранялись многочисленные пережитки первобытнообщинного строя. При этом ученые, придерживающиеся этого взгляда, высказывают мнение, что в путях развития кочевых и оседлых обществ нет принципиального различия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85