Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Вершину этого сословия составляли те самые скифы царские, которые всех прочих считали своими рабами, согласно рассказу Геродота (VI, 20). Для А. И. Тереножкина скифское общество, построенное на сохранении родо-племенных подразделений, будучи архаичным по своей структуре, являлось обществом раннеклассовым с определенными рабовладельческими тенденциями. В своих исследованиях об общественном строе скифов он справедливо указал, что проблема развития рабовладельческого строя у скифов является неотъемлемой частью общей проблемы, связанной с рабовладельческим строем у кочевых народов. Такая постановка вопроса нашла поддержку у этнографов. Однако эти последние, указывая на плодотворность подобного направления в скифологии, в свою очередь отметили дискуссионность всех основных проблем кочевниковедения.

В тесной связи с проблемой общественного строя скифов находится и вопрос о времени возникновения скифского государства и его характере. Как уже говорилось выше, М. И. Ростовцев считал возможным существование «скифской державы» феодального типа уже в VII в. до н. э. А. П. Смирнов и С. П. Толстов настаивали на наличии у скифов государственного устройства в VI в. до н. э. А. И. Тереножкин также полагал, что классы и государство возникли у скифов не позднее рубежа VII—VI вв. до н. э., при выходе их на историческую арену. Б. Н. Граков (и сторонники его точки зрения) относил формирование скифского государства к рубежу V—IV вв. до н. э. и связывал его создание с именем царя Атея. Точка зрения сторонников концепции родо-племенного строя скифского общества, высказанная в свое время С. А. Жебелевым и поддержанная рядом исследователей (М. И. Артамоновым, В. Ф. Гайдукевичем, Д. П. Каллистовым, Л. П. Лашуком), относила создание раннего рабовладельческого царства скифов в Крыму к III—II вв. до н. э. Таким образом, можно констатировать, что вопрос об уровне общественного развития скифов Северного Причерноморья, о формах их общественной и политической организации далек от окончательного решения.

Не существует в скифологии также единого взгляда по целому ряду других весьма существенных для изучения устройства скифского общества вопросов. Как известно, описаний скифской общины не имеется. Поэтому, как отмечает А. И. Тереножкин, только по косвенным данным (археологическим материалам и этнографическим параллелям) можно судить о том, что представляло собой такое замкнутое по своей природе производственное и военное объединение, каким являлась большая скифская кочевая община. Столь же неясен и вопрос, было ли у скифов народное собрание. Большая часть исследователей видит в сообщении Геродота о том, что скифы собирались на совет (IV, 102, 120, 121, 133) в связи с наступлением Дария, подтверждение этой точки зрения, равно как и в эпизоде осуждения вероотступничества царя Скила (IV, 79-80).

Основываясь на упоминании Геродотом существования у скифов номов (IV, 62, 66), большинство исследователей полагает, что, говоря о номах, Геродот имел в виду область, занимаемую определенным племенем. Так понимают текст Геродота М. И. Артамонов, Б. Н. Граков, Н. Г. Елагина, А. И. Тереножкин.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85