Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Критически рассмотрев основные существующие в современной скифологии карты и схемы, Б. А. Рыбаков предложил свою, в основу которой положил схему археологических культур, составленную А. И. Тереножкиным и В. А. Ильинской для территории геродотовой Скифии. Но и в его схеме часть племен либо не связана с какой-либо археологической культурой, либо перекрывает несколько археологических культур (т. е. практически автором повторяются те упущения, за которые он неоднократно на страницах своей книги упрекал своих предшественников). Как известно каждому, кто когда-либо занимался «Историей» Геродота, уже со времен появления его труда возникло и критическое отношение к рассказам «отца истории», а с легкой руки Плутарха, написавшего специальное сочинение «О злокозненности Геродота», не прекращается спор о том, заслуживают ли вообще доверия сообщения Геродота, и если заслуживают, то и какой степени. Б. А. Рыбаков безоговорочно придерживается позиции, противоположной гиперкритицизму Плутарха и его последователей.

Однако увлеченный заслуживающим всяческого сочувствия намерением реабилитировать свидетельства Геродота с точки зрения иx исторической достоверности, Б. А. Рыбаков порой не избегает другой опасности — избыточного доверия к источнику. Между тем сформулированное им же самим требование — «прежде чем упрекнуть Геродота, постарайся понять его» — предусматривает введение в исследование необходимого элемента рациональной и исторической критики. Эта увлеченность идеей полной реабилитации Геродота весьма заметно сказалась при решении вопроса о скифском четырехугольнике Геродота. Интерпретация этой проблемы, как представляется, уязвима для критики прежде всего потому, что рационалистическое, в очень значительной степени умозрительное и теоретическое построение Геродота в полемическом воодушевлении принимается автором за плод собственных эмпирических разысканий «отца истории». Между тем здесь следовало бы делать серьезную поправку и на саму систему географических представлений Геродота и его предшественников, систему географического мышления времени создания «Истории», на все то, что и послужило базой для создания упомянутого геометрического построения.

Как известно, вопрос о скифском четырехугольнике породил огромную полемическую литературу, в которой одни исследователи вообще не принимали во внимание указание Геродота на то, что Скифия по форме представляет четырехугольник, другие же, сторонники четырехугольной формы территории геродотовой Скифии, предлагали различные толкования по поводу ее расположения на современной карте Северного Причерноморья. Достаточно обстоятельная сводка этих взглядов приведена в статье И. А. Шишовой и в комментарии к IV, 101, 1 в выпуске «Геродот». Б. Н. Граков в посмертно вышедшей работе «Скифы» еще раз подчеркнул, что «указанное Геродотом строго геометрическое построение страны и равенство всех ее границ не позволяет серьезно оперировать с таким представлением». Ярым сторонником реальности скифского квадрата являлась в советской скифологии И. В. Фабрициус, считавшая, что, с некоторыми уточнениями, он укладывается в рамки площади, занимаемой современной Украинской ССР. Б. А. Рыбаков, принимая скифский тетрагон Геродота за реальную конфигурацию территории Скифии, расширяет и уточняет на основании перевода дней пути в современные километры длину сторон скифского четырехугольника.

Если обратиться к Геродоту, то дни пути он определяет в стадиях. Что же касается стадия, то не представляется возможным определить, каким именно стадием пользовался Геродот при своих расчетах продолжительности «дня пути» для территории Скифии. Установлено, что при описании различных стран он пользовался для указания расстояния различными стадиями. Более того, О. Видебант отмечал, что, описывая дорогу от Эфеса до Суз, Геродот сначала дает расстояние от Эфеса до Сард в ионийских стадиях (на основании данных Гекатея), а от Сард до Суз — в стадиях, соответствовавших персидской мере длины. Из всего сказанного выше безусловно следует, что такие меры протяженности, как «день пути» или «день плавания», носят достаточно условный характер и производить на их основании более или менее точные вычисления расстояний и размеров реальной географической территории не представляется возможным. Скептицизм в отношении числовых данных Геродота тем более оправдан, что исследователями текста Геродота установлена одна характерная для «отца истории» черта — условность приводимых им цифр и чисел (особенно это касается излюбленной им цифры 40, когда он, по-видимому, хочет указать просто большое число).

Однако даже высказанные выше соображения о возможности вычисления сторон скифского четырехугольника в силу неясности, о каком стадии может идти речь, не являются решающими. Всего важнее учет того обстоятельства, что сама форма четырехугольника имела, скорее всего, чисто условный характер. По наблюдениям Дж. Л. Майреса, для картографических приемов Геродота при описании географических площадей характерной чертой было изображение их в виде прямоугольных фигур, по-видимому, для большей наглядности. Л. А. Ельницкий также отмечает, что квадрат, положенный в основу представления о территории, занимаемой Скифией, достаточно условен и восходит к Гекатею Милетскому, у которого наблюдается тенденция к условной геометризации земель ойкумены.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85