Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Следует еще раз отметить, что эти соображения, высказанные М. И. Артамоновым, нельзя признать достаточно убедительными, поскольку они идут вразрез с его собственным утверждением о том, что погребальный обряд является наиболее надежным этническим признаком. Скифов-земледельцев (борисфенитов), о которых сообщает Геродот (IV, 18 и 53), М. И. Артамонов связывает с курганными захоронениями катакомбного типа, сосредоточенными возле Белозерского городища, открытыми Г. Л. Скадовским в низовьях Днепра. Он выделяет среди погребений группу с погребальным инвентарем, характерным для оседлого населения, а в инвентаре курганов, разбросанных в степи с тем же самым устройством погребального сооружения, т. е. катакомбой, отмечает оружие и остатки конских скелетов, находящиеся возле погребенного, что свидетельствует о кочевом и воинственном характере населения, которому принадлежали эти погребения.

Исходя из этих данных, М. И. Артамонов сделал вывод о возможном сосуществовании двух групп населения в низовьях Днепра: одна — кочевая, скотоводческая, другая — оседлая, земледельческая. Скифы-земледельцы, по мнению М. И. Артамонова, жили по берегам рек с их благоприятными для земледелия условиями. Однако выше страны герров, т. е. Запорожья, область, занятая скифами-земледельцами, не простиралась. В последней своей книге М. И. Артамонов подтвердил предложенное им размещение скифов-земледельцев в низовьях Днепра, подчеркнув, что эта небольшая группа была оторвана от основного массива скифов, занимавшихся земледелием в лесостепной полосе, которых Геродот называет скифами-пахарями (άροτηρες — IV, 17). Следуя за Геродотом, который перечисляет племена западной части Скифии с юга на север, от Ольвии вверх по течению р. Гипаниса (Буга), М. И. Артамонов, как и С. А. Жебелев, видит в каллипидах (IV, 17, 1) скифов, подвергшихся сильному греческому влиянию и даже, возможно, смешению с греками. Основываясь на пестроте погребального обряда, выявленной при исследовании ольвийского некрополя, М. И. Артамонов считает, что в свете этих археологических материалов в каллипидах следует видеть не особое племя, а выходцев из различных скифских племен, как оседлых, так и кочевых, поселившихся в Ольвии или козле города, эллинизировавшихся, но сохранивших традиции своего племенного погребального ритуала.

Он не исключает (вслед за УМ. Ф. Болтенко), что в названии того племени можно усмотреть «туземное этническое обозначение, восходящее к имени одного из родоначальников скифских племен (Липоксая или Липа)». Следующее названное Геродотом земледельческое племя — ализоны, сеющие просо, лук, чеснок, чечевицу, жили севернее каллипидов, выше Ольвии по течению р. Гипаниса, гам, где он сближается с р. Тирасом (Днестром). Область их обитания, по словам Геродота, доходила до горького источника Эксампей, который отделял их от территории скифов-пахарей. М. И. Артамонов, следуя традиции, идущей еще от Т. Байера, считал, что Эксампей можно идентифицировать с р. Синюхой, левым притоком р. Буга. Из-за плохой изученности археологических памятников Иобужья М. И. Артамонов оставил открытым вопрос о памятниках, связанных с ализонами, высказав предположение о возможности связать с ними так называемые колоколовидные ямы, обнаруженные в Побужье и на о. Березани.

Правда, он тут же оговорился, что это гипотетично, указывая, что «других кандидатов на этого рода памятники нет». Здесь как раз очень ясно проявляется стремление, присущее почти всем археологам, занимающимся Скифией Геродота, во что бы то ни стало связать с определенным племенем какую-либо уже известную культуру. Эта тенденция породила тот большой разнобой, который характерен для схем расселения скифских племен, предлагаемых нашими ведущими скифологами. И жертву избранному им решающему этническому признаку— погребальному обряду—М. И. Артамонов принес и свидетельство Геродота об области обитания скифов-пахарей (IV, 17, 2). М. И. Артамонов приписывает им подольские курганные погребения и таким образом локализует скифов-пахарей в Подолии, сдвигая область их обитания на запад (вплоть до Карпат), вопреки указаниям Геродота, из которых следует, что их местонахождение следует искать между Гипанисом и Борисфеном, где находится Эксампей (IV, 81, 2). Локализация нескифских племен у М. И. Артамонова носит еще более гипотетический характер. Размещая территорию их обитания в лесостепной полосе, он невров локализует в Галиции и Волыни (Невриде) , г» ареале высоцкой археологической культуры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85