Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

Согласно описанию Геродота, скифы, предварительно набальзамировав труп умершего царя, погребали его в большой четырехугольной яме, положив на специальную подстилку. По сторонам втыкали копья, сверху клали бревна и покрывали тростником. Оставшееся пространство было занято сопровождающими захоронениями — слугами, наложницами, животными и инвентарем. Поверх могилы насыпался большой курган. Царские могилы находились в стране герров, удаленной местности, где, согласно рассказу Геродота, они были надежно укрыты от врагов (IV, 127). М. И. Артамонов, принимая идентификацию рек Герра и Гипакириса, предложенную Ф. А. Брауном, помещает страну герров на водоразделе между реками Молочной и Днепром и таким образом определяет местность, являющуюся усыпальницей скифских царей и культовым центром теплой Скифии. И действительно, многочисленные богатейшие скифские курганы, такие как Солоха, Чертомлык, Александропольский и др., были открыты между Запорожьем и Никополем по обе стороны Днепра.

Все современные исследователи связывают эти погребения с именем скифов царских. Но перечисленные выше «царские» захоронения представляют собой погребения катакомбного типа, т. е. совершенно не соответствуют тому, что рассказывает Геродот. При этом у Геродота дано описание обряда, существовавшего не позднее V в. до н. э. Все же самые богатые известные погребения катакомбного типа датируются временем не ранее начала IV в. до н. э. М. И. Артамонов отмечает, что погребальное сооружение, описанное Геродотом, ближе всего примыкает к типу могил, известных в Нижнем Поднепровье, представляющих яму, обставленную внутри досками или частоколом и перекрытую сверху деревянным потолком. Г. Л. Скадовский при раскопках Белозерского городища в устье Днепра обнаружил на дне могильных ям вокруг скелета ямки, несомненно являющиеся следами кольев (или копий), воткнутых вокруг тела и поддерживавших навес (шатер) или шалаш.

Погребение в виде шалаша или шатра в могиле представляло собой древнейшую форму местного погребального сооружения, сохранившуюся вплоть до скифской эпохи. Остатки ямок вокруг возвышения, служившего ложем для покойника, свидетельствующие о наличии шатра над трупом, были обнаружены также при раскопках Широкого кургана у с. Малая Лепатиха, произведенных Н. И. Веселовским. Это погребение было разграблено еще в древности, но высота курганной насыпи (9.6 м) свидетельствовала о том, что захоронено здесь было значительное лицо, по всей вероятности, один из тех вождей или царей скифов, о которых писал Геродот. Н. И. Веселовским же было раскрыто захоронение, наиболее соответствовавшее рассказу Геродота о погребении скифского царя. Это курган № 2 возле Дорт-Обы у Симферополя. Курган был обнесен крепидой из огромных камней с каменной же обкладкой в центре насыпи, содержал глубокую большую квадратную могилу, забранную по стенкам деревом, покрытым сверху войлоком, остатки которого можно было опознать.

На дне ямы были обнаружены углубления для шести столбов; на них покоился балдахин, остатки которого (следы черной материи или кожи) также прослеживались. Находка 5 медных блях с кольцами, на которых могла висеть материя, также свидетельствует о наличии балдахина. Здесь же находился многочисленный богатый погребальный инвентарь, свидетельствующий о знатности и могуществе погребенного лица. В этом погребении имеются налицо все основные элементы могильной конструкции, засвидетельствованной Геродотом: большая могильная яма, шатер в могиле и курганная насыпь. По справедливому замечанию А. А. Спицына, в кургане № 2 Дорт-Обы археология пока что имеет единственный пример погребального сооружения, соответствующего полностью описанию Геродота. Правда, здесь нет сопровождающих захоронение слуг, наложниц и животных, но, по мнению археологов, это существа дела не меняет.

Пытаясь выяснить причины расхождения рассказа Геродота и археологических данных, М. И. Артамонов рассуждает следующим образом. Он не допускает мысли, что Геродот приписал царям скифов царских, господствующего среди скифов племени, погребальный обряд скифов-номадов. Геродот, как он сам сообщает, пользовался информацией доверенного лица скифского царя, некоего Тимна, находившегося в Ольвии (IV, 76). Безусловно от него Геродот узнал трагическую историю царя (жила и, возможно, скифские генеалогические легенды. Путаницу со стороны Геродота в этом важном вопросе М. И. Артамонов решительно отвергает, считая, что н V в. до н. э. обряд погребения скифского царя происходил именно так, как описывает Геродот. М. И. Артамонов предполагает, что более архаическая форма погребения сохранилась в степном Крыму у скифов-номадов, а у скифов царских в послегеродотовское время она сменилась могильным сооружением катакомбного типа в результате заимствования ими традиционного для Нижнего Поднепровья погребального сооружения, бытовавшего здесь еще в эпоху бронзы (т. е. в доскифский период). Это явление он склонен был объяснять как результат ассимиляции царских скифов скифами-земледельцами, обитавшими в Нижнем Поднепровье. В своем последнем труде «Киммерийцы и скифы» М. И. Артамонов склонялся к предположению, что могильные сооружения катакомбного типа были, скорее всего, подражанием скальным склепам Ближнего Востока, заимствованным скифами во время их походов в Переднюю Азию, а не были связаны генетически с катакомбами эпохи бронзы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85