Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

С проблемой принадлежности определенной культуры киммерийцам непосредственно связан и вопрос об их местонахождении. Он не менее спорен, нежели вопрос о том, принадлежит ли киммерийцам срубная или катакомбная культура. Многие исследователи, расширительно толкуя текст самого Геродота, против чего предостерегал С. А. Жебелев, размещают киммерийцев на территории, простирающейся от Днестра до Боспора Киммерийского, включая также Таманский полуостров. Следует отметить, что часть западных исследователей склонна еще более расширить занимаемую киммерийцами территорию к западу вплоть до Средней Европы. В противоположность сторонникам чрезмерного расширения территории обитания киммерийцев значительная часть исследователей ищет их лишь в области Керченского и Таманского полуостровов и северо-западного Кавказа.

Но если среди русских и зарубежных исследователей не существует единого мнения по поводу обитания киммерийцев в Крыму (главным образом на Керченском полуострове) или на Тамани, то реальность их существования на северо-западном Кавказе была признана почти всеми занимавшимися киммерийской проблемой. По мнению сторонников этой точки зрения, территория северо-западного Кавказа представляла собой ту исходную позицию, с которой киммерийские, а позднее и скифские племена совершали свои нападения на государства Закавказья и Малой Азии. Так, Е. И. Крупнов считал основной их территорией центральную часть северо-западного Кавказа, а Л. А. Ельницкий видел киммерийцев в носителях знаменитой кобанской культуры, известной своими яркими и богатыми предметами вооружения, которые, по его мнению, особенно соответствовали воинственности киммерийских племен, засвидетельствованной древними источниками. Однако это не помешало Л. А. Ельницкому в специальной статье о киммерийцах и в последней его книге отрицать не только факт пребывания киммерийцев в Северном Причерноморье (в топонимике Керченского полуострова, тесно связанной с племенем киммерийцев, Л. А. Ельницкий усматривает плод «мифотворчества греческой географической мысли», что выглядит по меньшей мере странным), но и самую историчность существования киммерийцев.

Следует отметить, что против первого положения Л. А. Ельницкого — связи кобанской культуры с киммерийцами — высказались такие ведущие кавказоведы, как А. А. Иессен и Е. И. Крупнов. А. И. Тереножкин, справедливо критикуя Л. А. Ельницкого за непоследовательность и несостоятельность предлагаемых им гипотез, сам усматривает в предметах кобанской культуры «большую насыщенность киммерийскими элементами», т. е. также проявляет в данном случае известную непоследовательность. Что же касается предположения, высказанного Л. А. Ельницким, что киммерийская топонимика на Керченском полуострове является продуктом мифотворческой географической мысли греков, поскольку, по его мнению, греческие колонисты, скорее всего, уже не могли застать киммерийцев при колонизации Таврического полуострова в VI в. до н. э., то с ним трудно согласиться. Гораздо более убедительной представляется точка зрения исследователей, считающих, что сохранение киммерийской топонимики в античное время является серьезным аргументом в пользу обитания киммерийцев в восточной части Крымского полуострова, где различные поселения, урочища, пролив и мыс именовались Киммериком и Киммерийским.

А. И. Тереножкин, признавая правомерность гипотезы о реальном существовании киммерийцев на территории Керченского полуострова, прочно закрепленном в топонимике его отдельных пунктов, полагает, однако, что Керченский полуостров являлся юго-восточной границей расселения киммерийцев, в то время как основная их масса обитала в степных районах. В связи с этими соображениями он подчеркивает, что «никаких сосредоточений киммерийских памятников не обнаруживается и в Крыму, в том числе и на Керченском полуострове, где, по мнению некоторых ученых, мог находиться главный центр киммерийцев, что явно не находит подтверждения».

Некоторые исследователи придерживаются того в целом оправданного взгляда, что при современном состоянии археологических данных ни одну из культур эпохи поздней бронзы нельзя достаточно аргументированно связать с киммерийцами. В силу этих причин киммерийские и скифские памятники не могут быть разграничены. По существу к этой же точке зрения примыкает и Б. Н. Граков, который считает, что в степях Северного Причерноморья киммерийцы в этот период уже были ассимилированы скифами и поэтому разграничение принадлежащих им памятников представляется невозможным.

Чрезвычайно разноречиво решался исследователями вопрос об этнической принадлежности киммерийцев. Западноевропейские ученые в большинстве своем считали киммерийцев либо кельтским племенем, либо кимврами. Многие усматривали в таврских племенах горного Крыма остатки киммерийцев. Однако еще П. Н. Шульц отметил недостаточную аргументированность генетической связи тавров с киммерийцами, а X. И. Крис, специально занимавшаяся этой проблемой, пришла к выводу, что факты, на основании которых можно было бы считать тавров остатками киммерийских племен в Крыму, полностью отсутствуют. Тем не менее И. М. Дьяконовым было высказано мнение о том, что не исключена возможность совместного обитания киммерийцев с таврами в Крыму в течение какого-то периода (до колонизации Таврического полуострова греческими поселенцами).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85