Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

В русле исследований Ф. Г. Мищенко несколько позже вел свою работу киевский ученый В. П. Клингер, поставивший себе задачей дать истолкование основных скифских мифов, приведенных у Геродота, и попутно привести доказательства близости этих легенд к сказаниям других народов. Анализируя в этих работах передаваемые Геродотом сказания о гипербореях, аримаспах, аргиппеях, скифах-кочевниках и скифах-пахарях и сравнивая эти сказания, встречающиеся у других античных авторов, В. П. Клингер усматривал в ряде преданий так называемые «бродячие сюжеты», широко распространенные у многих племен и народностей, о «блаженных странах», о «справедливых народах», связанных с идеализацией эллинами быта и нравов варваров в противовес испорченным «цивилизацией» грекам, идущие в русле античной традиции.

Подобно Ф. К. Вруну, о котором речь шла выше, не был специалистом по античной истории и филологии крупнейший ориенталист своего времени В. В. Григорьев. Однако и его заинтересовал огромными возможностями, открывающимися перед исследователями, Скифский рассказ Геродота. Сочетая данные древневосточных источников со свидетельствами Геродота, В. В. Григорьев отождествил среднеазиатских саков с европейскими скифами. Он выделил среди сакских племен центральную кочевую группу саков-тиграхауда древнеперсидских надписей, известных из труда Геродота (III, 92) как ортокорибантии («саки в остроконечных шапках»), локализовав их главным образом в степях современного Казахстана и находя в них родственные черты с собственно скифами. Интересна и его работа о походе Александра Македонского в Среднюю Азию, в которой им была подробно освещена героическая борьба скифо-сакских племен с армией Александра. Все эти исследования были построены на древних литературных и эпиграфических источниках.

Известный русский историк С. М. Соловьев в своем капитальном труде по истории России широко использовал свидетельства не только Геродота, но и многих античных авторов (Гомера, Гесиода и др.), обнаружив хорошее знакомство с античной литературной традицией. Однако в основе второй главы его труда, которая целиком была посвящена Северному Причерноморью, лежал Скифский рассказ Геродота. Соловьев чрезвычайно высоко оценил свидетельства Геродота, назвав их «драгоценными» для всякого историка. Естественно, он не ставил перед собой задачу подвергать подробному разбору исторические, географические и этнографические свидетельства Геродота, но следует отметить, что использовал их в достаточной мере критически, особенно в отношении оценки тех сообщений, которые Геродот передал с чужих слов, а еще более осторожно, если речь идет, по словам самого Геродота, о временах давних.

Во всяком случае Соловьев совершенно справедливо отмечал тенденциозность античной традиции по отношению к варварам вообще и к скифам в частности. Однако он игнорировал наличие значительного археологического материала и только на основании письменных источников стремился нарисовать живую картину существования древних племен в южных степях России. Для Соловьева скифы, населявшие в древности эти степи, были, как и впоследствии сарматы, воинственными кочевниками, пришедшими на эту территорию с Востока и подчинившими себе местное оседлое население, которое в свое время также переселилось из восточных областей. К оседлому образу жизни их привела благоприятная для обитания природа приднепровских степей с теплым и мягким климатом.

По мнению Соловьева, «скифы царские — это восточное, начиная от Днепра, степное народонаселение, которое господствовало своими кочевьями и подчинило себе народы обширных пространств современной России».74 Как явствовало из его дальнейших построений, Соловьев не усматривал никаких принципиальных отличий между историческим бытом кочевого населения античной и средневековой эпохи: «Как на ясной памяти истории в нынешней южной России господство одного кочевого народа сменилось господством другого, жившего далее на востоке, так и в древние времена господство скифов сменилось господством сарматов; но от этой перемены история столь же мало выиграла, как от смены печенегов половцами: переменились имена, отношения остались прежние, потому что быт народов, сменивших друг друга, был одинаковый» (любопытно, что подобные же соображения были положены позже М. И. Ростовцевым в основу его концепции «Скифской державы»). Вопросы происхождения славян, казалось бы, тесно связанные в современной Соловьеву исторической науке со скифами, в главе, посвященной рассмотрению «доистории» России, Соловьевым не были затронуты. Он не считался с наличием интереснейших археологических материалов, которые имели непосредственное отношение к реконструкции быта кочевых племен.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85