Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Как было показано выше, на территории к югу от Дуная, в Добрудже, в Северо-Восточной и Северо-Западной Болгарии до сих пор не обнаружено ни одного погребального памятника IV в. до н. э., который можно было бы хотя бы предположительно считать скифским. Не представляется возможным очертить и какую-либо территорию, на которой были бы сосредоточены находки скифских древностей времени Атея или прослеживалось бы более сильное воздействие на материальную культуру фракийцев. Единственным показателем, видимо, увеличения в IV в. до н. э. скифского элемента по сравнению с концом VI — началом IV в. до н. э. является появление большого числа памятников в Добрудже с находками фрагментов скифской керамики. Если для раннего времени такая керамика была зарегистрирована только в Истрии и в Тариверде, то для IV—III вв. до н. э. она известна, кроме Истрии, еще в придунайской (из могильника у с. Николае Балческу) и в центральной зонах Добруджи (Меджидия, Албешти, Арса, Аджидеа).

Вместе с тем нельзя не обратить внимание на тот факт, что скифские горшки совершенно не встречены в таких фракийских рядовых могильниках IV—III вв. до н. э. в Добрудже, как Мургиол, Сату-Ноу, Енисала, где раскопаны большие площади, вскрыто много погребении и найдено значительное количество местной и греческой керамики» Нет ее и на левобережье Нижнего Дуная — в Зимниче, где в курганах IV—III вв. до н. э. и на городище найдена только фракийская и античная посуда. Отсутствует скифская керамика и в могильниках IV—III вв. до н. э. в Северной Болгарии. В то же время она хорошо известна на гетских поселениях правобережья Нижнего Поднестровья, в районе, где геты непосредственно соседили со скифами.

Все сказанное, как мне представляется, позволяет думать, что правы, видимо, те исследователи письменных источников, которые не считают возможным говорить о значительной экспансии и глубоком проникновении скифов в земли к югу от Дуная. Не противоречит ли такому заключению наблюдающееся на всей территории Балкано-Дунайского района увеличение в IV в. до н. э. скифского воздействия на фракийскую культуру? Ведь именно в IV в. до н. э. получают довольно широкое распространение украшения в зверином стиле конской упряжи, к IV—III вв. до н. э. относится большинство находок Предметов скифского вооружения, наблюдается некоторое сходство в погребальной обстановке в могилах скифской и фракийской знати. Однако мне представляется, что это явление не находилось в прямой зависимости от скифского вторжения к югу от Дуная, а скорее всего было следствием увеличения престижной роли скифов в глазах фракийской знати, с одной стороны, и усилением контактов — с другой. Последнему должно было способствовать близкое расположение царской ставки.

Предполагая лишь ограниченное проникновение скифов на фракийские земли, нельзя сказать ничего определенного о территории скифских владений в Добрудже на основании известного в настоящее время археологического материала. Замечу лишь, что чеканка монет Атея в Каллатии, независимо от того, как ее рассматривать (как существование каких- то договорных отношений между скифским царем и Каллатией или как подчинение Каллатии власти Атея), видимо, позволяет говорить о том, что владения скифского царя не ограничивались только гирлами Дуная, как думает П. О. Карышковский. Вместе с тем мне не представляется убедительной мысль о том, что южная граница скифских владений доходила до восточных отрогов Балканских гор.

Вескими аргументами в пользу этого считается упоминание скифов в окрестностях греческих городов (Томы, Каллатия, Дионисополь) в письменных источниках III в. до н. э., а также чеканка монет скифских царей в тех же городах и в Одесе в III—II вв. до н. в. Однако не может быть никакой уверенности в том, что та же территория входила во владения Атея, поскольку нигде в источниках нет и намека на существование какой-либо преемственности между царством Атея и Малой Скифией в Добрудже. Конечно, скорее всего можно думать, что скифские царьки III—II вв. до н. э., известные по монетной чеканке, и какое-то скифское население этого  времени в Добрудже представляют собой потомков скифов, вторгшихся в Задунавье при Атее. Однако за срок почти в столетие, прошедший после гибели этого царя, могли произойти очень серьезные изменения, особенно в такой беспокойный период, каким отмечен III в. до н. э. во всем Карпато-Балканском районе в связи с движением бастарнов и кельтов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98