Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Свидетельства древних авторов — Помпея Трога в изложении Юниана Юстина, Фроитина, Страбона, Лукина Самосатского и некоторых других — достаточно определенно говорят о завоевательной политике скифского царя Атея и его столкновении с Филиппом Македонским на Севере Балканского полуострова в IV в. до н. э. В общих трудах и специальных статьях эти свидетельства рассматривались неоднократно, что позволяет мне не останавливаться на их изложении. Что касается трактовки данных письменной традиции, то, как справедливо заметил Д. Б. Шелов, у современных исследователей не вызывает разногласий только дата гибели Атея в бою с войском Филиппа Македонского — это конец весны или начало лета 339 г. до н. э. Все значительные и менее серьезные проблемы, которые связаны с западной экспансией Атея, решаются по-разному, а иногда исследователи приходят к прямо противоположным выводам. Это касается и вопросов, которые имеют прямое отношение к теме данного раздела моей работы. Как далеко, когда Атей с войском проник на территорию Балканского полуострова и сколь длительным было пребывание скифов на фракийской земле? Можно ли со временем Атея связывать образование Малой Скифии на территории Добруджи, о котором без определения времени говорит Страбон?

Большинство историков древнего мира, расходясь в оценке самого царя Атея и его власти (одни считают Атея могущественным объединителем и царем всей Скифии, другие — царьком, стоявшим над небольшим племенным объединением, существовавшим Б устье Дуная или даже в Добрудже), сходятся в том, что при Атее в результате активной экспансии за Дунай скифы прочно утвердились в Добрудже. Некоторые расхождения имеются лишь в определении времени этого утверждения. Так, довольно долго было распространено мнение, что Атей попытался вторгнуться в Добруджу лишь перед своим столкновением с Филиппом, т. е. в 340 г. до н. э. Однако в настоящее время большинство исследователей придерживается точки зрения А. Момильяно, по которой Атей утвердился в Добрудже значительно раньше, чем произошло столкновение с Филиппом. Так, Т. В. Блаватская датирует это событие между 357—340 гг. до н. э. Д. Б. Шелов, приводя дополнительные аргументы к доводам своих предшественников, считает, что уже в середине IV в. до н. э. Атей прочно обосновался на землях к югу от Дуная гг. В. Илиеску полагает, что Атей в первой половине IV в. до н. э. установил контакты со многими греческими колониями Западного Понта, такими, как Истрия, Бизона, Дионисополь и Одес. Проникновение скифов в Добруджу при Атее рисуется В. Илиеску как длительный процесс, связанный с оседанием кочевников на землю во всей Понтийской зоне.

Пожалуй, еще более заметно отличаются представления исследователей о территории, занятой скифами или подвластной им на Севере Балканского полуострова. Довольно Долго в трудах ученых была распространена точка зрения М. И. Ростовцева, согласно которой скифы захватили значительную часть Фракии и подчинили своей власти многих фракийских династов вплоть до Гема. Т. В. Блаватская считает возможным глубокое проникновение скифов во Фракцию, а совершаемые ими походы, по ее мнению, могли доходить до Босфорского пролива. Д. Б. Шелов, убедительно показав ошибочность такого представления о скифских походах, полагает, что ко времени ссоры Атея с Филиппом Атей был признанным владыкой, если не всей Добруджи, то какой-то части. В. Илиеску отводит скифам на территории Добруджи земли от Том до Дионисополя, считая этот район местом, где находилась основанная резиденция Атея, по крайней мере около конца его жизни, перед фатальным конфликтом с Филиппом Македонским.

П. О. Карышковский довольно решительно отвергает мнение о том, что скифы во времена Атея владели всей или даже большей частью Добруджи. Разбирая эпизод о сопротивлении скифам истриан, упомянутый Юстином, и сообщение Фронтина о том, что Атей победил трибаллов только благодаря военной хитрости, он приходит к выводу, что военное могущество и политические возможности Атея на Дунае имели скромный вид. Власть Атея представляется ему реальной только над территорией у гирл Дуная. Именно эти земли, по П. О. Карышковскому, Атей рассматривал как границу своей державы.

Большинство исследователей, изучавших интересующую нас тему, не привлекали совсем археологический материал или пользовались им довольно ограниченно. Только М. И. Ростовцев, говоря об экспансии скифов до Гема, исходил главным образом из того факта, что и курганных погребениях Болгарии встречаются изделия, выполненные в зверином стиле, которые Он приписывал скифам. Сами же погребения он считал либо скифскими, либо принадлежавшими фракийским принцам, находившимся в зависимости от скифов. Ошибочность такой трактовки археологических памятников сейчас ни у кого не вызывает сомнении. Комплексы, которые, по М. И. Ростовцеву, приписывались скифам, на самом деле принадлежат фракийцам. Изделия, выполненные в зверином стиле, найденные в Болгарии, в большинстве своем являются произведениями фракийского искусства, хотя и заимствованного у скифов, но сильно переработанного местными торевтами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98